Вестник гражданского общества

Америка на свежий взгляд

Фото автора

          Несмотря на богатый, скопившийся за несколько десятилетий опыт поездок по разным краям и весям, до сих пор мне никогда не доводилось бывать в Новом Свете. Определенного и даже неплохого представления о нем, конечно же, не могло не существовать – все-таки живем мы в эпоху информации. Тем не менее, одно дело – пусть и постоянно подтверждаемая, реалистичная умозрительность, но совсем другое – непосредственное прикосновение к объекту твоего интереса. Что-то подобное уже было у меня когда-то в отношении ощущения Крайнего Севера, о котором вроде бы знал все, но пока не оказался там вживую, прочувствовать его не мог. Но, даже заранее ожидая, что Новый Свет будет существенно отличаться от любых стран Европы, а тем более Азии, никак не мог предположить, что он окажется принципиально другим. И само закрепившееся за США наименование «Новый Свет», в отличие от «старушки» Европы, обрело для меня иную значимость. Ведь, Америка и американцы – в самом деле «иные».
          С некоторых пор самым существенным впечатлением от посещения незнакомых ранее городов, а тем более стран, стали для меня люди, которые там живут. Вернее, тот слой действительности, который создается именно их типом и уровнем внутренней культуры и ее отпечатком на поверхности культуры внешней. Это вовсе не ограничивается особенностями искусственной среды обитания цивилизации – инфраструктурой, особенностями стилей или языком. Среда, в которой мы живем, формируя, как считается, нас грешных, и сама несет на себе более или менее заметный отпечаток нашего отношения к ней. Именно «отношения» - того, что делает, иной раз, необъяснимо уютной и светлой обстановку очень небогатых квартир у меня на родине, а атмосферу обустроенных по последнему писку техники и дизайна хором – давящей и требующей вырваться из нее тюрьмой. В США такое «отношение» нельзя сравнивать с европейским, а тем более судить о нем в категориях «лучше» или «хуже», потому что оно просто иное. При этом, очень интересно, что никакие встречи с американцами вне Америки никоим образом не указывают на эту «инаковость», как бывает в случаях с представителями стран Востока или Юга Европы. И приезжающие ненадолго в Америку корейцы, армяне или итальянцы, как удалось убедиться, привозят с собой что-то, вроде неуловимых ментальных оттенков, по которым можно безошибочно ощутить аромат их этносов и пульсирование их культур. С укоренившимися же американцами все иначе. Разъезжая по свету, они будто оставляют что-то самое существенное дома, вполне органично вписываются на время в любые иные культуры и коммуникации, чтобы сбросить все это, вернувшись домой, как дорожный костюм и переоблачиться в привычную одежду. Дома же американцы совсем не похожи на самих себя за рубежом - дома они другие.
          Конечно же, все это вполне может касаться не всех американцев поголовно, живущих в разных регионах страны, а лишь тех, которых удалось мне увидеть в столице штата Юта и ее окрестностях. Но, будучи достаточно искушенным в нахождении определяющих черт разнообразных своих соотечественников, разбросанных по громадной территории России и стран СНГ, могу предположить, что и в остальных штатах эти общенациональные черты американцев хотя бы в малой степени, но все же сохраняются. Это было заметно даже в Нью-Йорке, где единственный раз, да и то в аэропорту, довелось мне столкнуться с американским хамством, которому до нашего отечественного, как со дна Марианской впадины до небес. Во всяком случае, одна чернокожая девица в таможенной офицерской форме в ответ на прямой взгляд в глаза заметно смутилась, покраснела и удрученно ретировалась.
          Нигде более никаких намеков на это процветающее в России коммуникативное изобретение отметить так и не удалось. Склоняемая у нас на все лады «надетая американская улыбка», которой предваряются и сопровождаются буквально все виды общения и контакты – на улице, в магазине, в музее, в учреждении и т.д., как это ни покажется странным, полностью соответствует не только действительным отношениям между людьми, но и результатам таких отношений. Можно, конечно, долго и запутанно рассуждать о том, что здесь первично, а что вторично, но если вам улыбаются, то это означает, что искренне разделяют вашу радость или совершенно бескорыстно готовы вам помочь разрешить какую-то проблему. Причем, это касается не только вполне респектабельных американцев разного возраста, но и совершенно явных маргиналов, вроде редких аналогов наших бомжей, нарочито неряшливых, но отчего-то совершенно не пахнущих дурно даже в том случае, если они явно не один день уже хронически навеселе. Встречи и мимолетное общение с сотнями самых разных людей поразили практически полным отсутствием какой-либо агрессии или страха. Как ни весело это прозвучит, но подобную степень естественной доброжелательности до сих пор приходилось наблюдать лишь в далеких деревнях Сибири и паре полулегальных религиозных общин – христианской и буддийской. Причем, и в этих редчайших для моего отечества сообществах не изуродованных глубинным эгоцентризмом людей, и в массе поразительно рано начинающих свой рабочий день американцев, как-то очень естественно проявляется – именно проявляется, а не демонстрируется – уважение к Человеку. Это очень бросается в глаза и доставляет немало неприятных моментов нашим соотечественникам, когда известный на весь мир ученый или крупный менеджер, лик которого время от времени высвечивается на дорожных щитах хай-вея, общается на равных с уборщиком мусора на стоянке. Или, когда продавец в магазине держится с приветливым достоинством, искренне не понимая плохо сдерживаемой раздражительности снобов, приезжающих, к примеру, из совка.
          Отсутствие «позы», а тем более откровенного и привычного нам позерства, которое выражается хотя бы в надевании на себя чего-то уж очень особенного ради приема или официального мероприятия, угадывается, как естественное продолжение принципиальной простоты общения между людьми. Пытаясь как можно точнее сформулировать название этой черты, я вспомнил по далекой ассоциации, как общаясь когда-то в юности с некоей известной пожилой дамой «из бывших», с изумлением столкнулся с логикой, показавшейся мне в том возрасте странной. Стараясь помочь ей как можно удобней устроиться за рабочим столом, я услышал от нее: «А вы, похоже, хорошего происхождения, молодой человек?» Мне оставалось лишь промолчать, после чего и было получено то непонятое мною тогда и даже показавшееся обидным поощрение: «Это очень заметно по вашей обходительной услужливости с дамой». Так и всплыли в памяти самые подходящие слова, которыми можно охарактеризовать проявление человечности американцев – обходительная услужливость, совершенно не похожая на услужливость формальную, а тем более холопью. Вспомнились в тот момент, когда стоя под козырьком современного здания научной библиотеки в ливень с двумя дамами, я стал свидетелем того, как одна из служительниц этого учреждения принесла откуда-то большой зонт, который оставила нам, как выразилась, «в дар». Это была улыбчивая пожилая женщина, которую мы не встречали ни до того, ни позже.
          И снова я мог бы сказать, что будучи еще подростком встречал такую же непривычно участливую естественность в людях лишь в отечественной глухомани, в Вологодской области. Выбравшись из леса вдвоем с приятелем, мы довольно долго уже сидели у остановки и ждали автобус, который ходил до станции пару раз в сутки. Заметив вдалеке старуху, направившуюся в нашу сторону от стоявших метрах в двухстах нескольких изб, мы сочли это признаком того, что ждать осталось недолго. Однако, добравшись до нас бабка вынула из сумки банку с молоком и какие-то сухари, положила все это сверху на стоявший в пыли рюкзак, поспрошала откуда мы и куда, и чему-то посмеявшись, пошла обратно…
          Понятно, что короткая поездка в Новый Свет, да еще и в один из самых благополучных штатов, не может быть основанием для каких-то особо содержательных суждений об Америке и американцах. Но туманная догадка насчет того, почему кое-где настойчиво культивируется антиамериканизм, возникла. Причем, догадка, не лишенная правдоподобия, если вспомнить, где и при каких обстоятельствах насаждается время от времени волна иррациональной неприязни к одному из наиболее состоятельных государств мира. Или, если вспомнить о злорадстве, с которым после трагедии 11 сентября в некоторых СМИ появлялись версии об организации «показательного» теракта спецслужбами самих, погруженных в траур, США.
          В стереотипах представлений нашего российского обывателя давно укоренилось универсальное объяснение мирового лидерства, социального и экономического благополучия США. Оно в том, что эта страна не подвергалась катаклизмам, постигшим Старый Свет – не воевала, не знала разрухи и не восстанавливала себя после нее из пепла. В каком-то смысле это и в самом деле так – в период Второй мировой войны эта часть «тела планеты» не несла на себе признаков опухолей большевизма и фашизма, сцепившихся за океаном в смертельной схватке за мировое господство. Страна этим не «переболела», но именно потому сохранила в себе своего рода «клон» довоенной цивилизации, продолжающий жить в одном доме с послевоенной. Что-то вроде двух братьев в семье, один из которых переболел чумой, а второму посчастливилось не заразиться. Но бубонная чума в отличие от братоубийственной «красной» или нацистской «коричневой», не несет осложнений, напоминающих ропот Каина, совершенно справедливый в библейском контексте с его точки зрения. Конечно, страна, не «попорченная» страшной войной 20-го века, по воле истории долгое время играла роль здорового легкого планеты. Но несравнимость Перл-Харбора с тотальными последствиями варварства в Европе и географические особенности континента выделили ее в новую ветвь цивилизации. Поэтому при всех режимах, где принято манипулировать общественным мнением с использованием образа «врага», в определенные моменты пропаганда кивает не на кого-то еще, а на США лишь потому, что они – и Америка, и американцы - «иные». Они - более богатые и благополучные «счастливчики», тогда, как кто-то совсем рядом может оказаться, пусть и в самом деле, «сукиным сыном», но «нашим»…
          Впрочем, история, которая в середине прошлого столетия столь определенным образом распорядилась судьбами Америки и Европы, так же жестко диктует условия, в соответствии с которыми и ныне определяются идеологические жупелы «угроз». Вероятно, в глазах политиков, манипулирующих своим электоратом по старинке, умозрительный «враг» за океаном выглядит предпочтительнее такого же «врага», отделенного несколькими сотнями километров суши. Но политики мыслят особыми категориями, масштабы у них совсем другие. Тогда, как люди, напротив, везде одинаково живые, и их впечатления друг о друге формируются не на основе каких-то абстрактных «политических целесообразностей», а непосредственно – от встреч лицом к лицу.
          Вот и мне американцы – правда, только одного из штатов - у себя в Америке увиделись так, как не могли быть представлены ни энциклопедией, ни нынешними средствами отечественной «суверенно-демократической» пропаганды. Несуетливыми, встающими ни свет ни заря трудолюбивыми аккуратистами, которые одинаково приветливы и друг к другу, и к непохожим на них иностранцам. Совершенно не склонными к заискиванию, но и напрочь лишенными снобизма, столь привычного в условиях социального и имущественного расслоения в России. На наш взгляд, конечно же, они смотрятся «наивными идеалистами», потому что мы в массе своей как-то привыкли «быть выше» того, чтобы не мусорить где попало и заботиться о том, как может отозваться дурное слово или иной знак неприязни в душе случайного прохожего. Но непривычную, несвойственную нам комфортную атмосферу общения не стоит считать какой-то особой заслугой генерирующего ее общества. Его этика – это такой же закономерный результат вполне определенной социально культурной эволюции, как и этика любого тоталитарного режима, основанного на авторитарной традиции, уходящей в глубь веков. Однако, эволюция в широком понимании этого слова, как известно, приводит к благим результатам, которые до времени их появления остаются по большей части непредсказуемыми. Несомненно одно: и Старый, и Новый Свет являются участниками нового витка качественной эволюции человечества, на котором что-то продолжит погружение в историю, а что-то прорастет в будущее…


МИХАИЛ СИТНИКОВ


29.06.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.013283014297485