Вестник гражданского общества

Государство – это мы?

Наталья Зарубина с дочерью в аэропорту

          За последние дни меня поразили две вещи. Первая - это история с девочкой из Португалии, отданной русской матери. Знаете эту историю? Русскую девочку по решению португальского суда отобрали у португальской семейной пары, которая несколько лет заботилась и воспитывала это несчастное создание в любви, тепле и благополучии. Заботилась и воспитывала по велению сердца, видя, что родная мамаша о ней забыла и дочь ей не нужна. Когда же мать предъявила свои права на ребенка и попросила помощи у российского государства, то тут же были задействованы все возможные ресурсы дипломатического влияния под лозунгом, уже давно витающим над проблемой усыновления иностранцами брошенных маленьких россиян: «Не отдадим наших российских детей на поругание злобным иностранцам!»
          Почему португальский суд принял такое решение, я не знаю. Наверное, встал на формальную позицию. И в результате ребенок оказался в ужасающих условиях, фактически, в плену у своей биологической матери, которая обижает и бьет ее даже на глазах журналистов.
          Меня поразил эпизод, когда эта мамаша сразу после прибытия в аэропорт с ребенком попросила налить ей пива для опохмелки. Не может быть более уничижительной характеристики для человека, как мне представляется.
          Еще мне очень жалко лабрадора, ласковую и нежную собаченцию, которую привезли в Россию вместе с ребенком и тут же посадили здесь на цепь. И я не знаю, есть ли сейчас у собаки еда и вода? Как не уверена и в том, что все необходимое есть у девочки.
          Два ангела по решению португальского суда и при настоятельном содействии российского государства отправились в ад. Девочка не знает русского языка, привыкла к хорошему обращению, теплым семейным отношениям, благополучию. И вдруг раз-два – отдали мамаше-пьянице. Позор! Как бы вырвать теперь обратно девочку из лап этой явившейся невесть откуда мамаши? И собаку бы забрать.
          И вторая история. Другого свойства. Но тоже очень показательно характеризующая наше государство. Президент Белоруссии Лукашенко отказался брать кредит у России в рублях. Я бы от такого позора сгорела от стыда. Сколько твердили наши власти, что рубль должен стать резервной валютой, что вот-вот им станет. Вы понимаете, что такое резервная валюта? Я хоть и не экономист, но понимаю, что это валюта даже не для расчетов, а для того, что делать в ней накопления, создавать резервы. А в чем создаются резервы? В том, что не теряет своей стоимости и обладает высокой ликвидностью, то есть способностью обмениваться на другие товары. Что служит средством создания накоплений? Золото, бриллианты, доллары, фунты стерлингов, евро, объекты живописи, искусства, раритеты, обладающие лишь повышающейся стоимостью. Наши правители хотели к этому перечню добавить рубль. Когда я это слышала неоднократно из уст Путина и Медведева, мне это представлялось равносильным тому, что на голубом глазу, ничуть не смущаясь и не краснея, заявлять, что российские автомобили – «Жигули», «Ода» и «Волга» - лучше или такие же по качеству, как и «Мерседесы» и, к примеру, «Ягуары». Что вы, господа, все на «Вольвах» и «Тойотах» ездите, пересаживайтесь на «Жигули» – они такие же надежные и комфортные, как «Кадиллаки» и «Роллс-ройсы». Смех, да и только. Оказывается, не только я смеялась. Но и белорусский батька тоже. А наши правители как себя после такого афронта чувствуют? Да, похоже, им как с гуся вода. Мне же обидно. И стыдно.
          До каких же пор у нас будет такое лживое лицемерное государство?!
          У нас очень хороший сердобольный талантливый народ. И я не хочу, чтобы его отождествляли с нашим государством. Государство – это не мы. А мы – это не государство. Государство – это они. За кремлевскими зубцами и тонированными стеклами правительственных «Мерседесов» (отчего-то не «Жигулей», кстати). Они отбирают ребенка у любящих его людей и передают его невидящей матери, они хотят из деревянного рубля сделать золотую валюту. Первое у них получилось. Второе – никогда не получится. Хотелось бы, что и первое не получалось.

          P.S.: Вы знаете, я вот написала, что у нас народ сердобольный, и задумалась, а отчего тогда у нас так много детских домов, а в Европе и Израиле стоят очереди за детьми, оставшимися без родителей, и нет никаких детских домов? Может, дело и в нас. Может, государство – это калька с нас самих? Я не хочу в это верить.


МАРИЯ ЛЕВИНСОН


02.06.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.01964807510376