Вестник гражданского общества

Вторая попытка Щаранского

          В израильских СМИ появилось сообщение, что Натан Щаранский на убедительные просьбы премьер-министра Нетаньягу возглавить Еврейское агентство (Сохнут), после известных колебаний, ответил согласием. Теперь дело за малым: утвердить эту кандидатуру в июне на заседании попечительского совета. Возможность возглавить Сохнут была у Щаранского три года назад, но тогда его не избрали. Пост получил Зеэв Бельский. Поговаривают, что такими образом Щаранскому отомстили за непримиримую позицию в вопросе размежевания…Так ли это, судить не берусь, но факт остается фактом – не прошел.
          И если бы не эти обстоятельства, инициированные премьером, откровенно говоря, мало кто вспомнил бы сегодня политического аутсайдера Натана Щаранского. Я полагала, что он по привычке бороздит просторы западного, а может, и восточного полушария. Оказалось, Натан Щаранский… с 2006 года возглавляет Институт стратегических исследований Шелдона Эдельсона. Американский миллиардер еврейского происхождения, спонсирующий работу института, был категорически против ухода Щаранского в Сохнут… Думаю, для широких израильских масс неведомо, каковы на сегодняшний день достижения названного института, чем конкретно могут помочь государству эти самые стратегические исследования?
          Если обратиться к молодым российским гражданам с вопросом, кто таков Натан Щаранский, то вряд ли вы получите вразумительный ответ. А вот люди старшего поколения, те, кто относит себя к «шестидесятникам», без запинки разъяснят, что Щаранский - один из самых известных в свое время советских диссидентов, правозащитников.
          Родился он 20 января 1948 года в семье журналиста. После окончания школы поступил в Московский физико-технический институт - один из самых престижных вузов страны. Поработал в Московском институте нефти и газа имени Губкина. Для еврея в стране, где был узаконен антисемитизм на государственном уровне, недурное начало. Но амбиции Натана Щаранского простирались гораздо дальше, чем те роли, которые ему могла предложить Страна Советов. Начало семидесятых прошлого века совпало с началом «большой алии». На Ближний Восток потянулись репатрианты из разных республик. Но в 1973 году Щаранский получает отказ на выезд в Израиль на постоянное место жительства. Резон вполне понятный – соображения секретности, заканчивал не простой вуз, а физтех!
          После происшедшего Щаранский стал лидером евреев-отказников. Одновременно занимался проблемами немцев, желающих выехать в ФРГ, переводил отчеты о пресс-конференциях академика Сахарова на английский для журналистов западных изданий. А поскольку владел в совершенстве украинским, то переводил и воззвания украинских диссидентов… В мае 1976 он примкнул к знаменитой Хельсинкской группе, о создании которой объявил профессор Ю.Орлов. Создание группы подкреплено было Хельсинкской Декларацией. Щаранский принимал активное участие в выработке документов, занимался ходоками из провинции, помогал баптистам и пятидесятникам, крымским татарам, семьям политзаключенных, делал массу черновой работы, предложил создать постоянно действующий семинар « Состояние прав человека в России». Несмотря на разницу в возрасте Натан дружил с Еленой Боннэр, Людмилой Алексеевой, Андреем Амальриком, Юрием Орловым.
          Гнев обитателей Старой площади разрастался как снежный ком. Гром грянул в январе 1977 года . 3 февраля был арестован Гинзбург, через неделю Орлов, а 15 марта дошла очередь до Щаранского. Незадолго до этого Натан сочетался еврейским религиозным браком с Натальей (Авиталь) Штиглиц, которая девять лет самоотверженно боролась за его освобождение. Позднее дело Щаранского, которому отвели роль лидера «антисоветского заговора», назовут делом «нового Бухарина». Попытка во время судебного разбирательства опровергнуть брак Щаранского с гражданкой Израиля не удалась. Суд смягчил наказание - три года тюрьмы и десять лет в лагерях строгого режима.
         И всё же, даже те, кто отдавал дань неутомимой деятельности Щаранского, свидетельствовали, что ему не удалось сделать главного: спасти ведущих диссидентов, отказников, религиозных активистов. Десятки этих людей были арестованы, выдворены за границу… 
         Я думаю, что если бы не было Натана Щаранского, его нужно было бы выдумать. Он появился на политической арене бывшего Союза в нужное время, в нужном месте. Шла большая игра против СССР, в конечном итоге приведшая к его распаду. А пока вся мировая пресса была полна публикаций о «деле Щаранского». Трудно найти в мире известного политика, будь то премьер–министр или президент, которому бы Авиталь не поведала о печальной участи мужа. Она давала бесконечные интервью, выступала на Конференции еврейских женщин в Филадельфии, женщин-англиканок в Хоррагейте, на массовом студенческом митинге в Сиднее и так далее, и так далее. Её утешали Маргарет Тэтчер и Франсуа Миттеран, Гельмут Колль, не раз принимал Рональд Рейган. Все сведения об отсидке в Чистополе жена Натана получала от его матери Иды Петровны Мильгром и брата Леонида.
          В середине восьмидесятых министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе, поощряемый новым Генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым, ищет пути сближения с Западом. В ГУЛАГЕ шла подготовительная работа. 11 февраля 1986 года Щаранский, которому провели спешно курс оздоровления, в сопровождении четырех офицеров КГБ проследовал в аэропорт. Ему зачитали указ: «…За поведение, недостойное советского гражданина, он лишается советского гражданства и выдворяется из СССР».
          В документах Еврейского Интернет-клуба зафиксирован интересный момент: «Самолет приземлился в Восточном Берлине, у трапа ждал лимузин. И вот уже знаменитый мост Глинике, соединяющий две столицы, а в сущности, два мира. Когда-то на нем встретились Гарри Пауэрс и Рудольф Абель, а сейчас должны встретиться четыре агента Восточного блока, арестованные в США и четыре западных: трое западногерманских разведчиков и Щаранский. Правда, американцы добились, чтобы Щаранского провели по мосту отдельно от других, с разрывом в пять минут…»
          Путь в Израиль был открыт. А вся деятельность Щаранского плюс отсидка в ГУЛАГе стали мощным плацдармом для будущей жизни на Земле Обетованной. Вряд ли ещё можно найти репатрианта, которого бы встречали так, как бывшего диссидента. Его называли национальным героем. 11 февраля 1986 года в здании аэропорта «собрался весь политический бомонд Израиля: люди пели, танцевали, размахивали флагами». Среди встречавших – фигура знаковая в ближневосточном процессе, нынешний президент Израиля Шимон Перес! А дальше начинается совсем другая история.
          Он приехал в Израиль почти четверть века назад. Сразу же начисто исчез из диссидентского движения, давшего ему не только славу, но и возможность избавиться от тягот периода адаптации, которые выпадают на долю каждого репатрианта. Всё чаще многие задумываются, что двигало Щаранским в прошлом, когда он участвовал в правозащитном движении: бескорыстие, выражение солидарности с теми, кто страдает рядом, или же прагматизм? Я склонна думать - больше второе, об этом свидетельствуют факты его израильской биографии. А они, как известно, вещь упрямая!
          В 2003 году Юлия Хромченко – корреспондент газеты «Коль а-Ир» выступила со статьей «Узник Сиона», которая увидела свет в русском варианте в переводе Инны Лимор - редактора газеты «Вестник Хайфы и Севера» («Вестник» от 9 октября 2003 года). Она содержит тщательный анализ деятельности Щаранского в Израиле. В ту пору Натан Щаранский находился в США. Юлию Хромченко в предвзятости и клевете обвинила советник по связям со СМИ Ирис Гольдман. Странная сложилась ситуация. Если Щаранского оклеветали, то ожидать следовало одного - иска к газете, требования публичных извинений. Но Гольдман сообщила общественности: Щаранский не намерен реагировать на содержание статьи. А обвинения, надо сказать, были более чем серьезные.
          Натана Щаранского многие считают создателем партии «Исраэль ба-Алия», что в переводе означает «Израиль на подъеме». Один из основателей партии Эфраим Меламид рассказывал, что все понимали, как важно участие в деятельности партии, собиравшей под свои знамена выходцев из республик бывшего Союза, такой фигуры, как Щаранский. Уламывать бывшего диссидента пришлось довольно долго.
          В одной из откровенных бесед Эфраим Меламид узнает причину колебаний Щаранского: «Он опасался поражения, - пишет Меламид, - тревожился по поводу того, что его общественный имидж может пострадать. В то время его принимали во всех странах мира, приглашали читать лекции, что являлось, по сути, его основным заработком. Натан боялся, что поражение на выборах или «загрязнение» политикой может отразиться на его популярности, или, что ещё страшнее, на способности материально обеспечить семью».
          Наибольшего успеха партия «Исраэль ба-Алия» добилась в 1996 году – семь мест в Кнессете и участие в правительственной коалиции. Натан Щаранский занял пост министра промышленности и торговли. А его соратник по партии – Юлий Эдельштейн - министра абсорбции, занимающегося проблемами новых иммигрантов.
          Тогда израильские кавээнщики шутили:
          - Почему Щаранский покинул Сионистский Форум и ушел в Кнессет?
          - Он ушел в Кнессет потому, что сидеть в Иерусалиме с поднятой рукой приятнее, чем стоять в Вашингтоне с протянутой…
          Цели Щаранский ставил завидные: решить проблемы выделения социального жилья для пенсионеров, матерей-одиночек, инвалидов, поддержать врачей и медсестер в их борьбе за признание дипломов из стран исхода и трудоустройстве, продвинуть ученых, малый бизнес, основная цель – дать возможность репатриантам войти на равных правах в самые разные отрасли израильского общества. Ни одна из целей так и не была достигнута.
          Выборы 1999 года ознаменованы потерей манданта партией, Щаранский становится министром внутренних дел в правительстве Эхуда Барака, где ему живется не столь комфортно, как в бывшем правительстве Нетаньягу, с семьей которого Щаранские «дружили домами». Через год Щаранский подал в отставку, сославшись на невозможность активных действий в правительстве Барака, расхождение с ним по принципиальным вопросам.
          В 2003 разразилась катастрофа. Партия «Исраэль ба-Алия» прекратила свое существование. Активисты партии говорили о том, что именно личные качества Щаранского не только способствовали созданию и популярности партии, но и привели её к краху. Незадолго до выборов партию покидают Роман Бронфман и Александр Цинкер, чтобы основать «Демократический выбор». Щаранский называет их «предателями нации». Получив всего два места в Кнессете, он спешно примыкает к «Ликуду» и выходит из законодательного собрания, уступив место Марии Солодкиной. Благородно? Вроде бы да, но расчет прост: необходимо сохранить кресло министра по делам Иерусалима и вопросам диаспоры, которое позволяло ему разъезжать по миру, разумеется, не за свой счет.
          Вот что говорили в ту пору бывшие соратники Щаранского по партии: «Он так много раз убеждал всех, что пришел в политику по идеологическим соображениям, а не для «джоба» (трудоустройства с зарплатой) – и мы ему поверили. Но в критический момент он предпочел спасти себя, а не партию!» Возразить тут нечего.
          Разочарование в Щаранском его избирателей и сподвижников, похоже, никак не отразилось на его популярности за рубежом. Он всецело отдается любимому занятию: разъезжает по странам, читает лекции, бывает на всевозможных мероприятиях в еврейских общинах, встречается с президентом Путиным. Похоже, что в ту пору, когда в Израиле падение популярности Щаранского достигло критической отметки, в России продолжали считать его главным представителем репатриантской общины. Российские СМИ отводили ему чуть ли не главную роль в налаживании контактов России и Израиля, в то время как израильские средства массовой информации пестрели информацией о причинах развала партии «Исраэль ба-Алия», обсуждались жалобы на коррумпированное ведение финансовых вопросов и так далее.
          Проект «микбацей диюр», предложенный партией Щаранского и позволивший подрядчикам получать от государства астрономические суммы за аренду квартир для пожилых репатриантов, приказал долго жить. Плата за аренду в хостелях, где живут сейчас пожилые репатрианты и старики, остается высокой. Деньги, перечисляемые Минстроем хозяевам хостелей, те полагают недостаточными. Жильцам приходится отстегивать некоторые суммы за квартиры из более чем скромных пособий.
          Казалось бы, если так была велика кручина о неимущих стариках, первое, что должен был сделать Щаранский в правительстве – инициировать судебное разбирательство: кто и каким образом распродал по дешёвке социальное жилье, положенное репатриантам, перед прибытием «большой алии»? Об этом рассказал со всеми подробностями несколько лет назад прежний главный редактор газеты «Спутник» Лазарь Данович. Но ничего подобного не произошло!
          За прошедшие годы десятки тысяч репатриантов разбрелись по миру. Уехали из Израиля в США, Германию, Канаду, Россию, Австралию и другие страны. Среди них – Юрий Лурье, который сейчас живет в Чили. Об этом известном российском боксере, правозащитнике (как и Щаранский, он прошел ГУЛАГ) я написала большой очерк «Блуждающий тренер», опубликованный в Интернете на разных сайтах. Человек с драматической судьбой… Вспомнила его сейчас потому, что в известной степени его отъезд из Израиля тоже связан с именем Щаранского.
          Приехал Юрий Лурье в Израиль вдвоем с сыном подростком. Жаждал заниматься любимым делом. На одной из конференций, проводимой в Тель-Авиве страховой компанией «Элси» для людей спорта, познакомился с Натаном Щаранским. Лурье рассказал известному политику об идее сделать для Израиля проект «Спортивно-оздоровительного Центра Сионистского Форума» по типу того, что он создал в городе Крымске. Щаранский выразил живой интерес. Пообещал после реализации проекта давать по 75 тысяч долларов на зарплату первым тренерам. Остальные деньги посоветовал искать самому. «Я ездил по Израилю, - вспоминает Юрий Михайлович (за свой счет, конечно), встречался с руководством банка «Апоалим», фирмы Coca-Cola, ряда общественных организаций и объединений, которые обещали финансовую поддержку проекта. Под этот проект Лурье нашел шестерых тренеров-боксеров, нескольких – по другим видам спорта. На проект, над которым трудился почти полгода, ушли все средства и немало сил. Результат – 20 страниц текста с полными обоснованиями финансовой и юридической сторон, перевод (опять же за свой счет) на иврит».
          В таком виде проект Лурье лег на стол секретаря канцелярии Натана Щаранского – Натальи Бехман. Она буквально влюбилась в проект и говорила том, что ничего подобного не видела. Недели отщелкивались, никаких вестей о судьбе проекта не было. А через некоторое время СМИ оповестило Израиль о рождении «проекта Бубиса». Это был проект Лурье в несколько упрощенном варианте. Бубис в ту пору занимал пост консультанта в мэрии Иерусалима. Плакала безутешно Наталья Бехман – она-то понимала, что значил проект для нового репатрианта и что произошло. Все попытки Лурье достучаться до Щаранского оказались тщетными. Он пишет одно письмо за другим – все они остались без ответа. Тренер с Щаранским так больше и не встретились. Юрий нашел адвоката, предъявил ему все документы, свидетельствующие об авторстве. Адвокат подтвердил – дело можно выиграть, но, как это зачастую бывает в Израиле, процесс может продлиться не один год… Говорят, беда никогда не приходит одна. Шайка хулиганов избила сына Лурье. Попытки восстановить справедливость обернулись угрозами сыну и отцу. Они покидают страну!
          Сегодня ясно, как божий день, что некогда стремительный поток алии превратился в тонкий ручеек. Даже в период мирового кризиса выехать на ПМЖ в Израиль торопятся немногие. Понятно, что Сохнут, некогда процветавший за счет алии, переживает не лучшие времена. На днях он оповестил о снижении на десять процентов зарплат своим сотрудникам. Новый-старый премьер Беньямин Нетаньягу призвал друга-единомышленника Щаранского встать у руля терпящего бедствие Сохнута, рекомендовал попечительскому совету назначить его в июне на эту должность. Думаю, премьер совершает большую ошибку: бывший правозащитник разве что поможет успешно пустить корабль на дно. Время показало, что революционное прошлое диссидента ничего общего не имеет с непомерно сложной созидательной работой, которая потребовалась от Щаранского в Израиле. Ломать – не строить! Он проиграл!

В статье использованы материалы Еврейского Интернет-Клуба.


НАТАЛЬЯ ЛЕНСКАЯ


29.04.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.020339965820312