Вестник гражданского общества

Тухлые реформы

          Недавно радостно объявили, что таможенное руководство наконец разобралось с ситуацией, сложившейся на таможенных пунктах в Подмосковье. Был увеличен штат работников и число пунктов, где можно оформить скоропортящийся груз. Но все это сделали только сейчас, вдогонку уже начавшимся неприятностям с оформлением грузов. В Центральном таможенном управлении сообщают, что они еще с декабря прошлого года всех предупреждали о реорганизации. Спрашивается: неужели с того времени нельзя было обеспечить этот процесс так, чтобы возникающие проблемы были бы минимальны? А впрочем…
          На протяжении уже многих лет в нашем государстве сложилась замечательная традиция – реформировать и реорганизовывать все подряд. Причем главное – не результат, а процесс, по ходу которого можно «прихватизировать» выделенные из бюджета деньги, убрать с дороги врагов… да много чего можно сделать – было бы желание! Эту славную традицию поддерживают практически все структуры. Не избежала этого и федеральная таможенная служба (ФТС) России.
          Надо заметить, что реформировать ФТС решили не просто так, а в рамках одного из условий вступления России в ВТО. Чтобы соответствовать международным стандартам, внедряются различные информационно-технические новинки: вводят электронное оформление деклараций, штрих-кодирование, отрабатывают взаимодействие с таможней Казахстана. А еще пробуют работать без брокеров в Калининграде. Особый интерес вызывает вывод пунктов пропуска на границы. Вот и последняя идея – ликвидация Московской северной таможни с целью вывода таможенных постов с территории Москвы в Московскую область. В частности, теперь скоропортящиеся товары можно будет оформлять в области. В Центральном таможенном управлении доложили, что все у них схвачено и все под контролем: штат постов увеличен, система налажена, груз оформляется. В общем, эксперимент удался! Однако гладко было лишь на бумаге.
          А на деле - многокилометровые очереди из фур, везущих, в частности, скоропортящийся груз, который нуждается в особых условиях хранения и перевозки. После многодневного стояния в очереди этот груз можно довезти разве что до ближайшей помойки, потому что он банально стух. Но никого, кроме дальнобойщиков, это не волнует. Несомненно, какие-то фирмы успели подсуетиться и проплатить своевременное оформление груза – они спокойно проезжают на досмотр под возмущенными взглядами остальных водителей, которые вынуждены слушать отговорки таможни (мол, и так людей не хватает, а вы тут поскорее хотите) и проводить по нескольку дней без крыши над головой, нормальной еды и туалета. При этом сейчас все-таки не июль: если мотор заглохнет, в машине и на улице будет одинаково, т. е. холодно.
          И еще один большой «сюрприз» ждет потребителей. Ведь то, что все-таки пройдет через таможню (назвать это товаром уже как-то язык не поворачивается – скорее, уже помои), в конечном итоге окажется на полках магазинов, красиво упакованное и с яркими ценниками. Кстати говоря, цены на «это» не только не упадут, но еще и поднимутся, потому что эта так называемая продукция «второй свежести» будет поступать в ограниченном количестве. Остальная часть в это время профильтруется на таможенных пунктах и дойдет до соответствующей кондиции. Вот так и получается, что когда в период кризиса падают доходы населения и качество продукции, цены взлетают вверх, а количество товара сокращается. Того и гляди, передеремся из-за куска тухлой колбаски перед прилавком!
         А может, это под видом реформ проводится такой эксперимент в государственном масштабе? Очередной тест на выживаемость для населения. Сейчас уже как-то не верится в то, что все недоработки и недочеты реорганизаций – просто чья-то дурь. В то, что все наши реформаторы – поголовно идиоты, тоже не поверишь. Хотя бы потому, что идиотов в их кругу не держат. Вот только практически каждый шаг сопровождается каким-нибудь провалом: то оборудования нет, то людей, то еще чего-нибудь. Такое впечатление, что под видом реформирования в целях улучшения, происходит окончательный развал системы уже существующей и работающей. А вот чтобы сделать что-то действительно необходимое – до этого и руки не доходят, и желания нет.
          Примером такой безответственности государственного масштаба может служить ситуация с бесхозными грузами, чей срок пребывания на складе уже истек. Понятно, что с ними надо что-то делать – как-то реализовывать или утилизировать. Теоретически (согласно п.1 ст. 431 Таможенного кодекса РФ) Правительство должно назначить ответственную организацию и утвердить порядок ее работы. Практически же назначают ее уже года четыре – не меньше. Хотя необходимость подобного шага очевидна. Получается, что вопрос с бесхозным грузом завис в воздухе. При этом на все вопросы и жалобы в таможне руками разводят. Мол, а мы-то что можем? У нас нет никаких полномочий. Подавайте в суд, если что-то не устраивает. В общем, жалуйтесь сколько угодно – толку не будет.
          Несомненно следующее: как с непонятных и недоделанных реорганизаций, так и с непринятия необходимых решений кто-то что-то имеет. Вопросом, кто и что, задаваться бессмысленно – все равно правды не узнаем. Увы, остается принять как факт то, что кто-то ест в три горла, в то время как почти все население России используется в качестве подопытного кролика и питается стухшими на таможенных фильтрах продуктами.


ИННА СТРЕЛЬЦОВА


06.04.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.021791934967041