Вестник гражданского общества

Интервью с сопредседателем Конфедерации народов Кавказа Владимиром Хмелидзе

          СПРАВКА
          Конфедерация Народов Кавказа (первоначальное название – Ассамблея Горских Народов Кавказа) была создана в 1989 году на Первом Съезде народов Кавказа в Сухуми в 1989 году. Программные задачи Ассамблеи – способствовать распространению демократических идей на всём Кавказе, чтобы на их основе в будущем создать конфедеративное государственное устройство народов, населяющих этот сложный густонаселённый регион.
          Эта первая в новейшей истории общекавказская организация сыграла тогда выдающуюся роль в смягчении непростых межнациональных отношений. К 1992 году Ассамблею изнутри разъедали интриги некоторых ангажированных руководителей. Наконец, в Грозном было объявлено о создании так называемого «Кавказского дома» в противовес КНК. Идеолог КНК Муса Темишев, а вслед за ним и другие руководители покинули организацию.
          В разгар российско-грузинского противостояния, в 2006 году, на учредительном Съезде в Страсбурге КНК была воссоздана её бывшими руководителями, в том числе и её главным идеологом.
          Программные цели те же – всемерно способствовать созданию на всём большом Кавказе конфедерации толерантных демократических государств с последующим их вхождением во все международные цивилизованные структуры (ООН, НАТО, Евросоюз и т. д.).

          ВЛАДИМИР ХМЕЛИДЗЕ – сторонник Президента Грузии Звиада Гамсахурдиа. После насильственного свержения Гамсахурдиа военизированными бандформированиями Иоселиани, Китовани и Сигуа эмигрировал во Францию. Бизнесмен. На учредительном Съезде Конфедерации Народов Кавказа в Страсбурге в 2006 году избран сопредседателем воссозданной КНК.

          Е. М.: Чем было вызвано воссоздание КНК по прошествии стольких лет? И почему учредительный съезд проходил именно в Страсбурге?
          Владимир Хмелидзе: К 2006 году стали явственно наблюдаться попытки некоторых реакционных сил в России и за её пределами осуществлять свои задумки под прикрытием общекавказских идей. Имперцы-державники откровенно готовились расчленить суверенную Грузию. Пропагандистская артподготовка российскими СМИ велась полным ходом. Публике внушали, что абхазских и осетинских сепаратистов поддержат «добровольческие отряды северокавказских народов». Кстати, в 1992 году под прикрытием «северокавказских добровольцев» Россия оккупировала Абхазию.
          То же самое готовилось и на этот раз. С той только разницей, что теперь намечалась оккупация и района Самачабло (так называемая Южная Осетия).
          В Москве спешно создаются аж два КНК. Во главе одной встал офицер КГБ-ФСБ Саламбек Маигов, во главе другой – бывший первый секретарь Шалинского райкома КПСС Чечено-Ингушетии Асламбек Паскачёв. 
         С другой стороны, в рядах чеченского Сопротивления нагнетался религиозный психоз. Национально-освободительная война чеченского народа против российской империи некоторыми идеологами преподносилась, как война религиозная. Чеченские политики, традиционно именуемые демократами – такие как Закаев и депутат Парламента Ичкерии Сараляпов – были членами религиозной «Маджлисуль Шуры», которая подмяла под себя и всех остальных депутатов Парламента Ичкерии, которые находятся на Западе (Бешаев, Янгульбаев, Идигов и другие). «Джихад против неверных» грозил перекинуться на весь Кавказ, кристаллизируя регион в ещё один Иран со своими аятоллами, со всеми вытекающими отсюда последствиями для всего мира.
           В такой вот обстановке руководители КНК, в том числе идеолог Первого Съезда народов Кавказа, сочли необходимым воссоздание Конфедерации с прежней демократической программой. Не заполнить демократический вакуум, создавшийся на пространстве Кавказа, – означало бы капитуляцию всех демократических сил региона.
          Понятно, что проведение съезда или конференции по такому поводу невозможно ни в России, ни на сегодняшнем Кавказе. В том числе и в Грузии, где демократизм Саакашвили зависит от того, с какой ноги он встанет утром или какой ноздрёй чихнёт. Пришлось проводить учредительный съезд в демократической Франции.
          Е. М.: За три года многое изменилось. Ваши прогнозы во многом сбылись. Кавказский Имарат поднял знамя джихада над всем Кавказом. Что ожидает нас дальше?
          Владимир Хмелидзе: Время, конечно, упущено. Однако консолидация сил Сопротивления на Кавказе в перспективе может быть только на демократической основе. Кавказский Имарат мы не воспринимаем, как трагедию. В складывавшейся в течение последних лет обстановке иначе и быть не могло. Ни российские «демократы», ни цивилизованный Запад не реагировали должным образом на творящийся в Чечне и на всём Кавказе имперский беспредел. Кавказцам пришлось уповать только на Господа Бога.
          Но Бог един для всех людей всех верований. Когда не будет угнетения и восторжествует Свобода, крайние формы политических и религиозных организаций сменятся умеренными демократическими формами организации кавказского общества. Алжирцы, марокканцы, тунисцы десятилетиями сражались с метрополией. Теперь они живут, что называется, душа в душу с французами. Это я к тому, что ненависть легко переходит в добрые цивильные отношения, когда нет угнетения. Я уверен, что и кавказцы будут жить в мире и согласии с Россией, когда последняя станет действительно демократической.
          Е. М.: Какие, на Ваш взгляд, события в первую очередь определяют сегодня политическую обстановку на Кавказе?
          Владимир Хмелидзе: Кавказ бурлит по обе стороны хребта. Всё же опаснее всего ситуация в Грузии.
          Вектор сближения с цивилизованным Западом выбран грузинским президентом правильно. Но всё остальное в его действиях я назвал бы политической эпилепсией. Озверелой антироссийской пропагандой он настроил против Грузии почти весь российский политбомонд и даже значительную часть населения России. Не забудем, что в РФ живёт почти миллион грузин. Как это отразится на их жизни, Саакашвили, видно, наплевать. И потом меня восхищает его антироссийская прыть. Сильные ядерные страны США, Англия, Франция даже в самые рискованные моменты противостояния с Россией ведут себя корректно с непредсказуемым «третьим Римом». А наш Мишико, видите ли, смелее Буша, Блэра и Саркози, вместе взятых. Разве не анекдот?
          Настоящий кавказский политик вёл бы себя с Россией точно так, как это делают искушённые политики Запада. И здесь не надо изобретать велосипедов: копируй тональность и методы цивильных политиков – и всё будет в ажуре. Не надо бежать впереди паровоза.
          Может, возжелал Мишико примерить сапоги Бонапарта, устроив ночную бомбёжку Самачабло с собственным грузинским населением? Но почему тогда не рассчитал диаметр своей кишки? Почему в следующий полдень, увидев далеко в небе бреющий российский штурмовик-разведчик, в суеверном страхе бежал впереди журналистов и телохранителей? А ещё через день в прямом телеэфире перед всем миром лихорадочно жевал галстук с собственной шеи.
          В результате действий Саакашвили Россия аннексировала огромные части суверенной Грузии.
          На всём пространстве Северного Кавказа вовсю идёт партизанская война. И идёт она под религиозными знамёнами. По вине целиком Запада, который не удосужился оказать реальную помощь Временному Национальному Законодательному Совету Чеченской Республики-Ичкерия, который в одиночку реально противостоял экстремистской «Маджлисуль Шуре».
          Е. М.: Какова роль КНК в сложившейся ситуации на Кавказе?
          Владимир Хмелидзе: Мы никем не ангажированы. В этом наша слабость и наша сила. Мы выражаем чаяния абсолютного большинства народов региона – жить на Кавказе демократическом, толерантном, кровно связанным со всем цивилизованным миром.
         У нас есть сторонники в кавказском Сопротивлении, с нами большая часть интеллигенции кавказских народов, а также России. Я не могу сейчас «засвечивать» все аспекты нашей работы, но кое-что могу рассказать.
          По своим каналам нам стало достоверно известно, что на военных полигонах Подмосковья и Волгограда усиленно готовятся будущие «северокавказские добровольцы» (это был 2006-й год). Я лично известил об этом правительство Грузии и грузинское представительство в Страсбурге. Два года правительство Саакашвили даже не чесалось. А на третий год, уже накануне первых российско-грузинских передряг, Саакашвили вдруг заявляет, что его «спецслужбам стало известно, что Россия готовит северокавказских диверсантов против Грузии». Каков президент, таковы и спецслужбы.
          Но главное – мы сделали своё дело: известили грузинское правительство об опасности в самом начале. А то, что правительство дремало или ему было не до национальной безопасности – на их совести.
          В первые же дни войны мы опосредованно связались с руководством Кавказского Имарата и выяснили их позицию. В те дни нагнетались слухи о том, что отряды Сопротивления постараются отомстить Саакашвили за его откровенно античеченскую позицию прошлых лет, когда он выдавал чеченцев России по первому их требованию и притеснял население Панкиси. Это был бы для Грузии полнейший конец. К счастью, руководство Сопротивления оказалось мудрее грузинских политиков.
          Значительная часть кавказцев живёт в западных и восточных странах. Одних чеченцев в Европе почти двести тысяч человек. Возможности КНК скромны, но мы оказываем им посильную помощь. Огромную правовую помощь чеченским и другим кавказским беженцам по нашей просьбе оказывает известный немецкий адвокат Лотар Майтнер. По нашей инициативе гуманитарный фонд, который он возглавляет, планирует создание в Европе многопрофильного кавказского реабилитационного Центра.
          Большую обеспокоенность у нас вызывает многочисленная кавказская диаспора в России. У грузин там, слава Богу, неформальные руководители ответственные. Самый авторитетный из них – Хубутия – умеет находить компромиссные решения в самых экстремальных ситуациях. В чеченских, дагестанских, адыгских и остальных диаспорах положение посложнее. Там больше разобщённости и разномыслия.
          Много сил мы тратим на то, чтобы грузинская оппозиция реально объединилась. Здесь давно обозначился многоопытный лидер – Акакий Асатиани. Дальновидные Шалва Нателашвили, Звиад Дзидзигури и Гугули Магарадзе с ним заодно. Остальные – или «халифы на час», или откровенные провокаторы, взрывающие формирующуюся реальную оппозицию изнутри.
          Мы намерены принять самое активное участие в предстоящих парламентских и президентских выборах в Грузии. Думаю, мы сможем существенно повлиять на то, чтобы мобилизовать грузинский электорат на правильный выбор. Хватит выбирать кота в мешке, а затем всем народом хлебать горе и купаться в крови.
          Е. М.: Как Вы прокомментируете появление многочисленных КНК в России и Грузии? Для чего создается столько организаций, по существу дублирующих друг друга?
          Владимир Хмелидзе: Я бы назвал это другим словом – плагиат с политической нагрузкой. Все эти КНКшки – однодневки. За каждым из них очень высоко торчат уши тех или иных спецслужб, которым нужен кровавый хаос на Кавказе.


ЕЛЕНА МАГЛЕВАННАЯ


11.02.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023046016693115