Вестник гражданского общества

Координационно-стимулирующее планирование

          Для выхода из кризиса и дальнейшего устойчивого развития одних финансовых мер мало, их необходимо дополнить современным эффективным планированием.

          Передо мной два документа. Первый - это статья министра финансов РФ Алексея Кудрина «Мировой финансовый кризис и его влияние на Россию» в журнале «Вопросы экономики» №1 за 2009 г. Пространная, научно выдержанная статья в солидном экономическом журнале, снабжённая графиками, таблицами и надлежащей экономической терминологией. Главное в статье - «использование мер монетарной и фискальной политики для стабилизации ситуации на финансовом рынке страны». Ключевой вопрос автор формулирует весьма витиевато: «Определить оптимальные меры и объем бюджетных средств, которые оказали бы положительное влияние на финансовый сектор, но не привели бы к неблагоприятным средне- и долгосрочным последствиям - инфляции, резкому росту бюджетного дефицита и т. д.». Иными словами - стремление найти «соломоново решение» в духе традиционно монетарного подхода. При этом сразу признаётся, что Россия может столкнуться с различными социальными проблемами: снижением уровня жизни, ростом безработицы, замедлением развития отраслей социальной сферы.
          Чтобы смягчить эти проблемы и избежать резкого спада в реальном секторе экономики, предлагается набор финансовых антикризисных мер в объёме 2045-2145 млрд. рублей, что составит 5,2-5,4% ВВП. Принято решение о предоставлении в 2009 г. государственных гарантий предприятиям реального сектора экономики в размере 300 млрд. руб. Важной неотложной мерой по поддержанию банковской ликвидности автор считает предоставление Банком России коммерческим банкам кредитов без обеспечения. Данные операции охватывают широкий круг банков, имеющих кредитные рейтинги международных и/или российских рейтинговых агентств. По состоянию на 19 января 2009 г. их объем оценивается в 1,7 трлн. руб. В качестве антикризисной меры увеличен объем страхования вкладов населения с 400 тыс. до 700 тыс. руб. Правительством РФ снижены темпы увеличения тарифов на газ и услуги железнодорожного транспорта. С учетом нового макроэкономического прогноза правительство будет вносить корректировки в бюджет.
          Автор обсуждает и вопрос об увеличении доли государственной собственности в финансовом секторе в мировом масштабе. В рамках антикризисных программ значительная его часть перешла от частных владельцев под контроль государства. К концу 2008 г. в большинстве развитых стран правительства стали крупнейшими собственниками финансовых институтов: под их контролем оказалась примерно четверть данного сектора. Автор ставит вопрос: если чрезмерная склонность частных банков к рискам в конечном счете привела к кризису и потребовала чрезвычайных мер со стороны государства, не следует ли взять курс на повышение его роли как финансового посредника? Автор отвечает на этот вопрос отрицательно. По его мнению, «частные банки существенно более эффективно, чем государственные, распределяют финансовые ресурсы в экономике» и даже «снижают степень финансовой нестабильности, в том числе - вероятность банковского кризиса». Этот пассаж явно противоречит тому, что только что говорилось о «чрезмерной склонности частных банков к рискам» (а если говорить откровенно, то к бессовестным афёрам и мошенничеству - В.Ф.). Несмотря на это автор делает вывод: «Таким образом, хотя государство вынуждено активно вмешиваться в деятельность финансового сектора, когда возникает угроза системного кризиса, но уже на этой стадии оно должно не только думать об отражении сиюминутных угроз, но и иметь долгосрочный план возвращения ведущей роли частному сектору». Как видим, вопреки элементарной логике и жизненным реалиям, автор – министр финансов РФ - непоколебим в своих ортодоксально-либеральных убеждениях.
         Второй документ - небольшая, но умная и содержательная статья кандидата экономических наук Елены Старостенковой «Большая печаль. Блеск и нищета экономических прогнозов», опубликованная в «Российской бизнес-газете» 27 января 2009 г. Начало этой статьи заслуживает того, чтобы процитировать его полностью: «На минувшей неделе минэкономразвития обновило прогноз на нынешний год. Думаю, что интереса у широкой общественности этот документ уже не вызовет, да и желающих его комментировать вряд ли будет много. От прогнозов, похоже, все устали, в том числе и сами эксперты, которые их разрабатывают. Хорошо рассчитывать, что будет, если в динамике хоть какого-то показателя, который ложится в основу расчётов, можно быть уверенным. А так считай не считай - прогнозы не торопятся сбываться». Не менее выразительна и концовка статьи: «Кризис такого масштаба, как нынешний - не такое явление, от которого можно скрыться и который можно пересидеть в убежище из накопленных ранее ресурсов, а крутой поворот, за которым открываются новые дороги и развилки».
          Хорошо сказано! И это во многом контрастирует с предыдущим документом. Тем более что в том же номере «Российской бизнес-газеты» напечатана ещё одна статья на эту тему. Её автор Игорь Велетминский пишет о том, как эгоизм наших банкиров усугубляет беды реального сектора. Он справедливо отмечает, что ситуация уже напрямую перекликается с приснопамятной практикой 90-х годов минувшего века: «выживать самим за счёт потопления других». По его мнению, «кризис взаимного недоверия принял самую опасную форму: предприятия не платят друг другу, банкам и сотрудникам, не за горами неплатежи и государству. Возвращается даже изрядно забытый бартер». Автор отмечает, что фактически бесконтрольное расходование государственной помощи уже привело к массовым неплатежам между хозяйствующими субъектами. Промышленники жалуются, что банки обещают их прокредитовать только после того, как решат собственные проблемы. А реальный сектор экономики, который не может жить без кредитов, не имеет рычагов влияния на ситуацию. Складывается парадоксальная ситуация: после выделения правительством финансовой помощи обстановка в реальном секторе не улучшается. По сути, возрождается экономический беспредел 90-х годов, который и привёл к дефолту в августе 1998 года. Власти и бизнес мало что делают для нейтрализации этого риска.

          На сегодняшний день правительство уже выделило огромные средства на борьбу с кризисом. Принято много финансовых антикризисных законов, и эта работа продолжается. Но отдача от этих мер в реальном секторе экономики мала. Нас утешают и призывают к терпению: вот-вот законы заработают, а средства дойдут до тех, кому они предназначены. Это делается с таким невинным видом, как будто у граждан нет ни зрения, ни ума, ни памяти. «Радикальной экономической реформе» скоро исполнится двадцать лет. Первое десятилетие ознаменовалось развалом народного хозяйства, заменой реальной производственной деятельности финансовой спекуляцией, закономерным дефолтом в августе 1998 года. Второе десятилетие, после некоторого оживления и стабилизации, опять заканчивается кризисом. Возникает вопрос: почему? Только ли Запад виноват в нынешнем кризисе? Нет ли системных ошибок в социально-экономической политике российского руководства?
          Мне уже приходилось неоднократно высказываться на эту тему (http://professor-v.narod.ru). Снова и снова повторяю: никакие финансовые меры сами по себе не способны вывести страну из кризиса и уж тем более не смогут обеспечить её устойчивое развитие в будущем. Функционирование социально-экономической системы зависит не только от финансовых, но и от многих других факторов. Здесь действуют многообразные прямые и обратные связи между факторами. Взять, к примеру, такую, казалось бы типично финансовую, меру, как девальвация рубля. Конечно, она предпринята Центральным Банком с искренним желанием сделать как лучше. А что получается? С одной стороны, снижение валютного курса рубля стимулирует экспорт, способствует повышение спроса на отечественные товары внутри страны, снижает темпы расходования золотовалютных резервов. С другой стороны, девальвация рубля вызывает и серьёзные негативные последствия.
          Девальвация ведёт к повышению рублёвых цен на импортные товары и, таким образом, способствует ограничению импорта. Казалось бы, это хорошо, так как ставит отечественного товаропроизводителя в более выгодные условия. Но от этого страдает та часть населения и предприятий, которые закупают иностранные товары, оборудование, технологии. Минус девальвации и в том, что она провоцирует рост инфляции, раскручивает известную экономистам девальвационно-инфляционную спираль. Отсюда - опасность обесценивания рублёвых вкладов граждан, нешуточная угроза возникновения ажиотажного снятия рублёвых денежных средств с банковских депозитов. Это подрывает с таким трудом завоёванное в последние годы доверие населения к рублю, со всеми вытекающими последствиями. К этому следует добавить падение реальной покупательной способности рублёвых денежных доходов населения: зарплат, пенсий, денежных пособий. И это - в условиях, когда и без того растут невыплаты зарплат из-за кризиса.
          Снижение покупательской активности ставит в сложное положение торговлю. Уже сейчас торговые сети начинают испытывать трудности с продажами и, во избежание банкротства, просят финансовой помощи у властей. В особенно трудное положение попадают небольшие магазины, быстро теряющие покупателей. Это создаёт угрозу разрушения потребительского рынка. Могут обанкротиться многие небольшие компании и банки, остановиться предприятия. Картина может дополниться сокращением ассортимента на прилавках, возвращением забытых дефицитов. Всё это неизбежно будет приводить к росту социальной напряжённости.
          К числу мифических финансовых панацей относятся фискальные меры, бесконечное манипулирование ставками рефинансирования, повышение и понижение таможенных пошлин и тому подобные увлечения наших монетаристов. И не потому, что эти меры совсем бесполезны. Каждая из них в чём-то может оказаться полезной. Беда в том, что их значение преувеличивают. Эти меры неплохо работают в конкурентной западной экономике, которой у нас как не было, так и нет. В реальных российских условиях такие меры ни по отдельности, ни в совокупности неспособны на главное - на возрождение и устойчивое развитие реального сектора нашей экономики.
          Сродни девальвации и другая наша болезнь - инфляция. Она уже давно, подобно злокачественной опухоли, подтачивает и разъедает экономику. И здесь нам доказывают, что виноват Запад, что цены растут во всём мире, а значит и у нас. Ни о каких мерах ограничения инфляции, кроме чисто монетарных, и слышать не хотят. Между тем, давно пора осознать, что при наличии и других факторов в основе российской инфляции всё-таки лежат последствия «шоковой терапии» 90-х годов. В одночасье стало возможным зарабатывать не путём выпуска реальной продукции, а путём повышения цен при свёртывании производства. В тотально монополизированной советской экономике цены удерживались в приказном порядке. В либеральной экономике при свободном ценообразовании ограничителем цен служит конкуренция. И вот первый ограничитель исчез, а второй не появился. Экономика оказалась и без плана, и без рынка. Отсюда - неизбежная стагфляция начала 90-х.
          Этот всплеск спекулятивной мотивации оказался настолько сильным, что инерция этого психологического фактора сохраняется до сих пор. Предпочитают идти по линии наименьшего сопротивления: ведь повышать цены куда проще, чем наращивать выпуск, совершенствовать технологию, заботиться о качестве продукции. Возникла и до сих пор раскручивается инфляционная спираль «зарплата-цены». Этот порочный круг нелегко разорвать. Ситуация усугубляется зависимостью страны от импорта. Открытость экономики оказалась палкой о двух концах: с одной стороны, она избавила страну от тотального дефицита на период обвального спада производства в начале 90-х, а с другой - стала тормозом на пути восстановления и развития отечественного производства в последующий период. В этом аспекте всплеск инфляции лишь частично объясняется ростом объёма денежной массы, за которым не успевает рост предложения отечественных товаров, а дорожающий импорт продовольствие подливает масла в огонь.
          Естественно, самым надёжным средством борьбы с инфляцией в нынешней России является восстановление и развитие отечественного производства, увеличение предложения нашей собственной продукции на товарных рынках, продажа её населению по доступным регулируемым ценам. Но на это требуется время. И этот процесс сам по себе не пойдёт или пойдёт крайне медленно. Ему мешают последствия спада производства, разбалансированность между отраслями после отказа от централизованного планирования, рецидивы модной «дезинтеграции», изношенность оборудования, несовершенство технологий, неразвитость инфраструктуры, усугубляющаяся нехватка компетентных кадров, высокий уровень экономической преступности и многие другие негативные факторы, накопившиеся за годы «радикальной экономической реформы».
         В такой обстановке настоятельно необходимы не только экономические, но и административные меры борьбы с инфляцией. Необходимы координация деятельности предприятий всех форм собственности в общенациональных интересах, предельно чёткое и конкретное планирование на основе бюджетных и внебюджетных ассигнований, неослабный контроль за целевым расходованием выделенных средств и доведением работ до запланированных результатов, укрепление финансовой и производственной дисциплины, беспощадное пресечение коррупции, мошенничества, жульничества, расхлябанности во всех звеньях государственного управления. Всё это будет способствовать и поддержке малого и среднего бизнеса, если понимать под таковым честную и продуктивную работу, а не лжепредпринимательскую деятельность. Рыночная экономика России не должна быть стихийной и спекулятивной. Она должна стать регулируемой, производительной и социально ориентированной.

          Важным шагом в правильном направлении является решение правительства создать список крупнейших предприятий, на которые будет обращаться особое внимание. К числу системообразующих отнесено несколько сотен предприятий страны, которые производят более 85% ВВП с годовым оборотом более 15 млрд. рублей и с числом работающих более 400 тыс. человек. Эти предприятия - крупные налогоплательщики, они являются градообразующими, на них работает более 30% жителей населенного пункта из числа трудоспособного населения. В настоящее время этот список решено расширить. Это тоже правильно, поскольку мы в основном имеем лишь советскую реальную экономику, по-прежнему монополизированную и изрядно изуродованную за годы «радикальной экономической реформы». Предполагается, что предприятия из списка получат кредиты (в том числе под государственные гарантии) и субсидирование процентных ставок, будут обеспечены госзаказами, получат возможность отсрочки по уплате налогов. Государство готово поучаствовать в их капитале, если это будет необходимо. Почти на все эти меры законодательная база и деньги уже есть. Своевременным является и решение о том, что с января 2009 года Росстат наладит ежедекадный мониторинг выпуска важнейших видов промышленной продукции и ряда потребительских товаров, цен производителей, задолженности по заработной плате и состояния трудовых ресурсов (см. «Российская газета», 24 декабря 2008 г.).
          Часто приходится слышать, что план и рынок принципиально несовместимы, что такая смешанная экономика долго не просуществует, особенно в России. Такие взгляды чаще всего высказываются крайней оппозицией, как правой, так и левой. Одни признают только рыночную, другие только плановую экономику, в зависимости от своих партийных пристрастий. Между тем, такие крайние суждения давным-давно опровергнуты опытом экономически развитых стран. Ещё полвека назад в послевоенной Западной Германии были заложены основы политики, сочетающей государственное регулирование экономики со свободной конкуренцией. Ныне эта политика в том или другом виде осуществляется во всех мощных экономиках мира.
          Нельзя согласиться и с модными рассуждениями о необходимости в России таких паллиативных и давно устаревших видов планирования, как «рекомендательное», «необязательное», «информативное», «индикативное» и т п. Такое «планирование» нашей стране при её нынешнем положении не нужно. Оно обернётся пустой болтовнёй, растратой средств и потерей времени. Планирование необходимо нам для восстановления и развития реальной экономики. Наши планы должны выполняться. Конечно, возможна их корректировка, но лишь в случае действительной необходимости. Выполнение планов социально-экономического развития должно стать определяющим показателем эффективности работы региональных властей, учитываться при выборе кандидатур на должности первых лиц.
          Такого планирования панически боятся наши либеральные ортодоксы, которые идейно обосновывали развал народного хозяйства страны в начале 90-х. В «Деловой прессе» ещё два года назад (№ 38 от 12.10.2006) по этому вопросу откровенно высказался научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин: «Что касается государственного планирования, то к нему я отношусь резко отрицательно... Я категорически против этого. И даже если мне будут объяснять, что речь идет о введении индикативного планирования и только для государственных компаний, все равно считаю это огромным шагом назад по сравнению с достигнутым в 90-е годы. Мы возвращаемся к таким формам управления экономикой, которые наносят её развитию вред - это доказано всем ходом исторического развития». Думается, что носитель таких взглядов явно не в ладах с историей. Ни то, что произошло с нашей страной в начале 90-х, ни то, что происходит с ней теперь, господина Ясина и его единомышленников так ничему и не научило.
          Полезно сравнить эту упорную аллергию на любые формы планирования с взглядами не менее известных экономистов. Процитируем выдающегося американского экономиста Джона Гэлбрейта из его книги «Экономические теории и цели общества». Описывая проблемы американской экономики второй половины ХХ века, Гэлбрейт отметил: « Решение состоит в признании логики планирования с вытекающей из нее настоятельной необходимостью осуществления координации. Затем должен быть создан правительственный орган, призванный выявлять её нарушения и гарантировать согласованность роста в различных частях экономики. Последнее довольно часто будет требовать предупредительных мер для сокращения или полного прекращения наименее важных в социальном отношении видов деятельности. В другом случае потребуются государственные меры для увеличения объёма производства. Чем скорее будет признана необходимость таких мер, тем меньше будет неудобств и лишений в результате кризисов, которые можно предсказать уже сейчас и против которых нет других средств. Понадобится создание государственного планового органа. Он в свою очередь должен находиться под строгим надзором со стороны законодательных органов, так как именно здесь встретятся самые трудные из проблем общественной компетенции. Требуется планирование, которое отражает не интересы планирования, а общественные интересы. Создание аппарата планирования, которое современная структура экономики делает настоятельной необходимостью, является следующей основной задачей в области экономики».
          С тех пор прошло много лет. Америка, при всей своей демократии и при всех своих рыночных атрибутах, прекрасно научилась планомерно и целенаправленно осуществлять важнейшие национальные программы. Нет нужды их перечислять, они хорошо известны любому экономисту, кроме разве что господина Ясина и его единомышленников. И теперь в США не стесняются расширять государственное вмешательство в экономику для выхода из кризиса. А у нас некоторые учёные-экономисты, а с их слов и политики, не устают повторять устаревшие догмы о преимуществах частников перед государством.
          В нынешней России планирование жизненно необходимо для двух целей. Во-первых, для координации, для расшивки узких мест, для создания объективных инфраструктурных условий эффективного хозяйствования. И, во-вторых, для обеспечения эффективной мотивации труда каждого хозяйствующего субъекта. Поэтому я называю такое планирование КООРДИНАЦИОННО-СТИМУЛИРУЮЩИМ. Я его не придумал. В сущности, здесь нет ничего нового. Каждая семья, каждый человек стараются планировать свою жизнь. Планирование осуществляет каждое промышленное предприятие независимо от формы собственности, каждый предприниматель, занимающийся производством товаров или услуг. Без такого плана вообще невозможна никакая реальная работа. Беда, однако, в сохраняющемся противоречии между индивидуальными планами юридических и физических лиц, с одной стороны, и анархией во всём общественном производстве - с другой. Это противоречие, которое было отмечено ещё Марксом и Энгельсом, не утратило актуальности и в наше время. Именно оно и до сих пор является главной причиной разрушительных экономических кризисов.
          Представим себя на месте руководителя предприятия, например, по производству автомобильных двигателей. Он прекрасно знает, от чего зависит бесперебойная работа его завода. Здесь и своевременные поставки на завод сырья, всевозможных комплектующих, вспомогательных материалов. И наличие всех видов энергоресурсов. И наличие квалифицированных менеджеров, инженеров, техников, рабочих. И поддержание в надлежащем техническом состоянии своего оборудования. И бесперебойный сбыт продукции потребителям, с получением выручки, необходимой для оплаты всех видов поставок и ресурсов, выплаты заработной платы, ремонта и обновления оборудования, выплаты налогов и погашения кредитов. Если из этого сложного организма изъять какой-нибудь жизненно важный орган, завод остановится. Задача руководителя - обеспечить его бесперебойную работу.
          Теперь учтём, что этот завод, по всей вероятности, связан со многими другими предприятиями, каждое из которых решает аналогичные проблемы. А сколько предприятий в городе, в регионе, в стране! Остановка всего лишь одного предприятия может вызвать сбой в работе всей экономической цепочки. Но наших апологетов свободного рынка это не волнует. Они считают, что рынок сам расставит всё на свои места, что любые возможные сбои ликвидируются сами по себе, что внешнее вмешательство вредно в принципе. По их представлениям, огромный оркестр вполне способен играть и без дирижёра. Что же, изредка это возможно. Но жизнь современной сложной экономики вновь и вновь доказывает принципиальную ошибочность таких взглядов. Они особенно опасны для России, многонациональной, огромной по территории и буквально нашпигованной военными и гражданскими ядерными объектами. Благодушно-безответственный настрой наших либеральных ортодоксов может в очередной раз дорого обойтись нашей стране, привести к опасной дестабилизации обстановки во всём мире.
          Нас постоянно пугают: разве можно запланировать всё? Конечно, нет. Да в этом и нет необходимости. Никто не призывает совершать сизифов труд. Но это - не аргумент для полного отказа от планирования. Координационно-стимулирующее планирование представляет собой сложную динамическую задачу, которая была не под силу прежнему Госплану, с его стремлением охватить всё до последнего гвоздя, с его несовершенными методиками и хроническими просчётами. Нужна прогрессивная система современного планирования, основанная на передовых научных достижениях в области системного анализа и динамического программирования, с применением мощных компьютерных систем, всех достижений в сфере телекоммуникации, связи и информации. Такие средства теперь имеются и должны быть использованы.
          В конкретных российских условиях очень важна оперативная взаимоувязка планов, как по горизонтали, так и по вертикали. Каждый регион должен иметь собственный план социально-экономического развития, максимально учитывающий местные условия и потребности. Региональные планы должны увязываться между собой для обеспечения всеми видами ресурсов, сырья, материалов, для надёжного сбыта продукции. Каждый региональный план и все они вместе должны увязываться с федеральным планом и быть его составной частью. Таким образом, федеральное и региональное планирование должны осуществляться совместно. Это - многофакторная динамическая задача с множеством обратных связей. Она под силу только современной совершенной технике. Для осуществления координационно-стимулирующего планирования должны работать соответствующие органы в составе федерального правительства и региональной исполнительной власти.
          Что касается мотивации, то должны быть задействованы разнообразные её виды: бонусы и награды за успешное выполнение особо ответственных и сложных плановых работ, а также и принуждающие экономические и административные меры. Жизнь показывает, что от них рано отказываться. И не надо демагогически ссылаться на нашу Конституцию, запрещающую принудительный труд. Эти ссылки всё чаще становятся оправданием лени, безответственности, неспособности выполнять конкретную работу. Важен оперативный контроль за конкретными результатами. Должны быть санкции за разбазаривание и разворовывание плановых ассигнований, вплоть до уголовной ответственности. 


ВЛАДИСЛАВ ФЕЛЬДБЛЮМ


04.02.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.013503074645996