Вестник гражданского общества

Поддержка Пушкина с очевидно положительным эффектом

В 2007 году Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям и Российский книжный союз начали реализацию «Национальной программы поддержки и развития чтения». Прочесть этот многостраничный документ целиком - тяжкий труд, но первый абзац из введения к нему заслуживает воспроизведения (пунктуация и вразумительность оригинала).
«Необходимость комплексной модернизации в России обусловлена тем, чтобы в условиях глобализации качество жизни в нашей стране соответствовало общепризнанным мировым стандартам и Россия могла успешно конкурировать в рамках мировой политики и экономики с другими странами и в то же время конструктивно взаимодействовать с ними».
У автора этот пассаж вызывает смысловые ассоциации с бессмертным «В то время как наши космические корабли бороздят просторы Большого театра...».
Основной проблемой в программе называется «снижение интереса к чтению у населения». Более того, «современная ситуация в этом отношении характеризуется как системный кризис читательской культуры, когда страна подошла к критическому пределу пренебрежения чтением».
Пути же - вот они: «вызвать у подрастающего поколения интерес к чтению и вернуть в ранг активных читателей многочисленные группы сравнительно образованных работающих россиян ... иными словами, необходимо создать в стране условия для массовой интенсификации процессов чтения, повышения качества и разнообразия прочитываемой литературы во всех областях знаний, обмена мнениями о прочитанном».
Закономерный вопрос, владеют ли авторы этого утверждения статистикой, а именно: сколько книг на душу населения выпускалось в СССР, и сколько сейчас в России? Про номенклатуру книг тогда и сейчас, а тем более периодических изданий, возрастающую доступность и популярность новых средств представления письменной информации - мультимедиа, интернет-ресурсов и т.п. даже не заикаюсь. Похоже, что нет, иначе остается предположить, что все эти издания, непрочитанные, сразу отправляются на переработку.
Корень зла, как я его вижу, это падение интереса к «серьезной литературе», которое, на самом деле - общемировая тенденция. Довольно жить легендами времен СССР - «самой читающей страны в мире»: совки владели книгами классиков, а не читали их. И собрание сочинений Пушкина в красивом переплете, и годовую подшивку Playboy при советской власти было одинаково трудно достать, но доставали. Только Пушкина можно и нужно было ставить в «стенку» на самое видное место, а читать - необязательно. Зато Playboy читался (разглядывался) до дыр, только прятать надо было хорошо.
Сейчас тот же Пушкин и множество другой весьма серьезной литературы доступно: покупай - не хочу, денег не хватает - иди в библиотеку, лень - скачай из Интернета. Пушкин не нужен, нужен pulp fiction, народ его читает с удовольствием, а те несколько процентов высоколобых как читали серьезную литературу на свой взыскательный вкус, так и продолжают читать ее без заботы со стороны всяких программ, разве что купить оную стало не в пример проще и читать можно уже без оглядки - не смотрит ли через плечо бдительный гражданин: что, мол, читаешь, сволочь очкастая?
Итак, литературы полно на любой вкус, свободный доступ к ней есть в любом улусе нашей бескрайней страны, нет лишь массового читательского интереса, впрочем, как и не было никогда, и никогда же не будет. Это объективная реальность, не могут быть все 100% населения интеллектуальной элитой, кому-то и уголь нужно добывать, а у шахтеров совсем другие радости в жизни.
Но авторы программы желают, чтобы всяк от мала до велика, от академика до шахтера читали Шопенгауэра, а затем еще и обсуждали его в кругу семьи, коллег и друзей. Так и вижу: в чайной, после ударной смены в забое, шахтеры обсуждают тонкости перевода японской поэзии или, на худой конец, последний роман Владимира Сорокина. «Не кажется ли Вам, почтенный Петр Васильевич, что в этом хокку прекрасно передано ощущение сырого и зябкого осеннего утра? Вот помните, у Басё...»
В прошлом году некий отставной чиновник от культуры, чающий урвать себе крошек во время пилки кэша, повадился пропагандировать вышеупомянутую программу по городам и весям. Приезжает в библиотеки, собирает библиотекарей и «читательский актив», со смаком разглагольствует, пьет чаек-коньячок, и с чувством выполненного долга едет дальше.
Однажды вышел конфуз - этому массовику-затейнику задали вопрос: что там у вас в Москве свежего из этой самой серьезной литературы вышло, какие новые имена, что вы сами читали и нам порекомендуете. Лектор покраснел, посопел, назвал пару имен, чьи произведения лет двадцать назад выходили в «Иностранной литературе», да и отбыл поскорее - нести дальше разумное, доброе, вечное в массы. С прежним совковым энтузиазмом и знанием дела.
Оставим лирику: недостатки программы намного серьезнее, чем ее бездарная реализация. Впрочем, программа и не могла быть успешно реализована, так как это и не программа вовсе - скорее набор трюизмов и софизмов среднего качества.
Программа не содержит системного анализа предполагаемой проблемы - снижения интереса к чтению, и, как следствие, само существование проблемы ставится под вопрос. Отсутствует также четко сформулированная постановка предполагаемой проблемы, ряд посылов просто взят с потолка. Как следствие уже из этого - отсутствуют и четкие предложения по решению проблемы, вместо которых разводится демагогия.
Предположительно, рассматриваемая в программе проблема, может быть сформулирована как снижение интереса к чтению «серьезной литературы» в печатном виде. Представляется, что эту проблему следовало бы решать с учетом следующих факторов:
• обучение умению читать вообще - в семье и в школе;
• поощрение интереса к чтению вообще, как к процессу получения информации;
• обучение навыкам критического осмысления получаемой информации вообще, и через чтение в частности; то есть, рассмотрение чтения как процесса формирования багажа знаний и развития общей культуры личности;
• поощрение интереса к чтению «серьезной литературы»;
• обеспечение доступности современной «серьезной литературы», издаваемой за рубежом, на русском языке;
• обеспечение физической доступности современной «серьезной литературы», то есть поддержка книгоиздательства и книгораспространения в этом секторе;
• поддержка современных форм чтения (тексты в Интернете, аудиокниги, электронные книги и т.п.)
Как видно из текста программы, большинство из этих факторов даже не упоминаются, а те, что упоминаются, рассматриваются в архаичной системе координат: серьезное чтение - это Гоголь, Пушкин и Достоевский.
Очевидно, что без системного и всестороннего подхода даже к осмыслению проблемы, никоим образом не могли быть предложены и реальные пути ее решения. Поэтому, имеем то, что имеем - набор слов, не более того, написанных к тому же корявым канцелярским языком.
В заключение обозначу ключевые недостатки программы. Она не содержит четко обозначенных целей, вместо этого - сплошное словоблудие. Например, «Достижение ключевых результатов Программы, целевые параметры которых были конкретизированы в рамках 1-го и уточнены в рамках 2-го этапов ее реализации; переход на критерии оценки человеческого капитала в России, соответствующие принятым в ведущих развитых странах». А раз нет четких целей, то невозможно будет с уверенностью сказать, достигнуты они или нет.
Программа также не содержит критериев успешности собственной реализации, которые предполагается разработать уже в самом ее ходе. То есть, предлагается начать выделение бюджетных средств на цели, с заведомо неизвестным результатом. Вместо этого предполагается сразу же начать реализацию мероприятий «с очевидно положительным эффектом». То есть - потратить народные деньги на мероприятия, эффект от которых не поддается никакой объективной оценке.
Надо ли говорить, что этот пункт программы уже вовсю реализуется, причем с очевидно положительным для заинтересованных лиц эффектом?


КСЕНИЯ ЛАВРИШОВА


11.05.2008


Вестник "МОСТОК"

Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.022876024246216