Вестник гражданского общества

Своя рука – владыка

Кто вы, мирянин Бугаевский?

А.В.Бугаевский

          27-29 января Поместный Собор Русской Православной церкви выберет нового патриарха. Узнав из газет, что на Поместный собор съедутся «губернаторы, директора цирков и банков, табачные магнаты и фотомодели, избранные делегатами от разных епархий» (А. Солдатов. «Менеджер вместо патриарха», «Новая газета», № 4, 18 января 2009 г., с. 16), впору воспринять состав православных мирян на Соборе как некую ярмарку тщеславия, фигуранты которой озабочены проблемами собственного имиджа. В свете этого казалось вполне логичным, что от рязанских мирян на Собор поедет наш знаменитый своим благочестием мэр Ф.И. Провоторов. Легко представить, как он возвращается оттуда весь просветлённый, с нимбом вокруг лысины, после чего прокуратуре остаётся только пасть на колени и просить благословения.
          Но на сей раз в безотказно работавшей связке архиепископ Павел (Пономарёв) – глава города Фёдор (Провоторов), когда один попеременно приходил на выручку другому, какие-то шнурки развязались. В результате место делегата на Поместном Соборе от рязанских мирян досталось некоему А.В. Бугаевскому, что повергло наблюдателей в изрядное замешательство: кто сей? Начавший искать ответа первым еженедельник «Мещёрская сторона» выяснил, что делегат не только не имеет рязанской прописки, но и в самой епархии о нём ничего толком сказать не могут (М. Чернышёва. «В Рязанской епархии выбрали "мистера Х"», «Мещёрская сторона», № 3 (514), 21 января 2009 г., с. 3). В последнее, однако, верится с трудом. Не могут же батюшки не читать собственную газету «Благовест», которой Бугаевский дал 5 мая 2007 г. обширное интервью под заголовком «Кремлёвский вопрос». И именуется там Александр Владимирович ни много, ни мало – «представителем Московской Патриархии». Тут, конечно, тоже возникают вопросы – в Патриархии есть такая штатная должность – «представитель»? Или это эвфемизм, подразумевающий, что никакой официальной должности у г-на Бугаевского как раз и нет? (Вспоминается бессмертное можаевское: «Ты кто? – Представитель. – Вот и представляй себе»). Род же занятий своих г-н Бугаевский в интервью «Благовесту» определяет следующим образом: «По благословению Святейшего Патриарха Алексия II я с 1992 года занимаюсь возвращением церковных ансамблей, храмов, монастырей Русской Православной Церкви. Веду переговоры в Правительстве России и Правительстве Москвы по наиболее сложным имущественным проблемам».
          Вот так. По благословению Патриарха и, надо думать, по велению сердца. Не получая никакой зарплаты, и питаясь все эти годы саранчой и акридами. Вот только что это за «сложные имущественные проблемы»? Очевидно, имеются в виду барьеры, которые воздвигло на пути «возвращения церковных ансамблей» (читай: музеев-заповедников) существующее законодательство. И, стало быть, переговоры, не где-нибудь, а в Правительстве России г-н Бугаевский уже 17 лет проводит о способах нарушать российские законы? Если так, то у «представителя» Бугаевского всё же есть профессия.
          Потребность в ней возникает там, где интеллектуального ресурса местного духовенства не хватает, чтобы решать «сложные имущественные проблемы». При полной юридической безграмотности деятелей, подобных архиепископу Павлу, удовлетворение их амбиций оказывается делом весьма затруднительным. Ткнуть пальцем в Рязанский кремль и сказать: «Хочу!» – явно недостаточно. Вспомним, в какое глупое положение поставил себя Павел в 2004 г., торжественно объявив, что обратился с просьбой о передаче ему Рязанского кремля к… губернатору Шпаку, не имевшему никаких полномочий решать вопросы, касающиеся федерального имущества.
          Тут требуются «великие комбинаторы», умеющие искать или прорубать бреши в законодательстве, либо (самое простое) в душах чиновников, призванных его соблюдать. Занятие, разумеется, прохиндейское, а с позиций религиозного сознания даже попахивающее серой. Понятно, почему в епархиальном управлении так стесняются говорить о Бугаевском – мало кто таких людей любит, даже если не могут обойтись без их услуг.
          Да и сам «представитель» до сих пор предпочитал не «засвечиваться», хотя немало потрудился, например, в Костроме, где был фактически ликвидирован государственный музей-заповедник «Ипатьевский монастырь» – самое катастрофическое событие на музейном пространстве России XXI века. По свидетельству автора книги «Вопиющие камни» А.Е. Мусина, решающий натиск епархии и Росимущества на костромской музей был связан с «профессиональным переговорщиком москвичом Александром Бугаевским, которого следовало бы назвать «православным рейдером» (выделено мною. – А.Н.). Последний, как председатель православного общества «Скиния» и представитель патриархии по земельно-имущественным вопросам, участвовал во всех заседаниях Росимущества, посвящённых передаче Ипатия епархии». Что такое православное общество «Скиния», объединяет ли оно «представителей Московской Патриархии», или это просто визитная карточка такая – выяснить не удалось. Интернет о нём умалчивает.
          Подчёркиваем – определение г-на Бугаевского как «православного рейдера» принадлежит человеку, во-первых, весьма взвешенному в оценках, во-вторых, осведомлённому в закулисных делах церковной жизни намного больше нас: А.Е. Мусин – кандидат богословия, бывший преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии и бывший иподьякон Алексия II в бытность того митрополитом Ленинградским.
          Таким образом, определение «Мещёрской стороной» Бугаевского как «профессионального юриста, ратующего за скорейшую передачу кремля РПЦ» абсолютно неверно. Рейдер – не юрист, а скорее политтехнолог. Если же юрист – то изменивший своей профессии, ибо профессиональная функция юриста – пребывать в правовом поле. Интервью же Бугаевского «Благовесту» больше напоминает выступление гроссмейстера О. Бендера в шахматном клубе города Васюки. Ни одной чисто юридической отсылки мы там не обнаруживаем, так что о профессионализме г-на Бугаевского судить нет возможности. А вот, что именно мирянину Бугаевскому принадлежат политтехнологическое обеспечение и авторство доминант пропагандистской антимузейной кампании – вполне возможно. В этом случае, когда архиепископ Павел вещает на темы Рязанского кремля, он лишь озвучивает установки политтехнолога, что само по себе забавно, ибо придаёт фигуре властного и всесильного, казалось бы, церковного иерарха неожиданную марионеточность.
          И последнее. Если верно сообщение «Мещёрской стороны», что А.В. Бугаевского делегатом на Поместный собор назначил лично архиепископ Павел, возникает вопрос, почему г-н Бугаевский именуется представителем от курии мирян Рязанской епархии, а не представителем архиепископа Павла? Разве эта курия где-нибудь собиралась, чтобы выдвинуть Бугаевского или хотя бы обсудить его кандидатуру? А если у курии и прав таких нет, то каковы вообще её права и существует ли она иначе, нежели «воля и представление» ВЛАДЫКИ Павла?
          По всей видимости, наш архиепископ то ли лишён фантазии, то ли глубоко равнодушен к общественному мнению (возможно, и то, и другое), но он не захотел заметить, насколько ярко вся эта история вокруг мирянина Бугаевского рисует моральный климат в Рязанской епархии и нравственные установки самого архиепископа.


АЛЕКСАНДР НИКИТИН


26.01.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015213966369629