Вестник гражданского общества

Устойчивая экономика

Для устойчивого развития и разумной интеграции в мировую экономическую систему нам нужна «двухэтажная» планово-рыночная экономика

           Телеканал «Звезда» показал 29 декабря 2008 года в вечерней программе новостей фрагмент выступления Владимира Путина на заседании правительства, посвящённом подведению итогов уходящего года. Говоря о причинах нынешнего кризиса, Путин сказал примерно следующее: «Россия сильно интегрирована в мировую экономику. Все 90-е годы мы твердили, что надо интегрироваться в мировую экономику. Вот и доинтегрировались! Как говорится, за что боролись, на то и напоролись».

          Ещё в начале осени многим казалось, что нагрянувший в Россию с Запада кризис носит чисто финансовый характер и затронет только богатых: банкиров и игроков на фондовом рынке. Но данные двух последних месяцев наглядно показывают: проблемы с кредитами промышленности стали негативно сказываться на реальном секторе. Явное подтверждение этому: по данным Росстата в октябре 2008 года впервые за последние годы выросла безработица. В годовом исчислении – по сравнению с октябрём 2007 года – безработица выросла на 8,7%; по сравнению с сентябрём 2008-го – на 1,7%. В последние годы и в годовом, и в месячном выражении безработица в октябре как раз снижалась. В абсолютных цифрах в прошлом месяце по сравнению с сентябрём число безработных выросло на 76 тысяч – до 4 миллионов 624 тысяч человек. По данным Федерации независимых профсоюзов, деловая активность снижается в самых разных секторах реального сектора экономики: металлургии, строительстве, машиностроении, автомобильной промышленности. Помимо непосредственного сокращения штатов, на предприятиях вводятся полумеры, позволяющие экономить на персонале: сокращённая рабочая неделя и отправка сотрудников в принудительные неоплачиваемые отпуска. Возвращается и еще один подзабытый способ экономии на персонале – задержка выплаты заработной платы. За тот же октябрь задолженность работодателей перед своими сотрудниками выросла сразу на 33,4%, до 4 миллиардов рублей. Сама сумма задолженности по масштабам России не так уж велика, но резкий темп её прироста настораживает [1]. Нынешний кризис уже с достаточным основанием можно считать кризисом перепроизводства, когда предприятия из-за отсутствия спроса работают «на склад». Поэтому официально публикуемые цифры не отражают полной картины спада в промышленности.
          В этой ситуации Владимир Путин отметил, что уже принято много решений по поддержке банковского сектора, но до реальной экономики ресурсы доходят медленно. Для ускорения этого процесса принято решение создать список крупнейших предприятий, на которые будет обращаться «особое внимание». К числу системообразующих отнесено несколько сотен предприятий страны, которые производят более 85% ВВП, с годовым оборотом более 15 миллиардов рублей и с числом работающих более 400 тыс. человек. Эти предприятия - крупные налогоплательщики, они являются градообразующими, на них работает более 30% жителей населенного пункта из числа трудоспособного населения. Предприятия из списка получат кредиты (в том числе под государственные гарантии) и субсидирование процентных ставок, будут обеспечены госзаказом, получат возможность отсрочки по уплате налогов. Государство готово поучаствовать в их капитале, если это будет необходимо. Почти на все эти меры законодательная база и деньги уже есть. Важным и своевременным является решение о том, что с января 2009 года Росстат наладит ежедекадный мониторинг выпуска важнейших видов промышленной продукции и ряда потребительских товаров, цен производителей, задолженности по заработной плате и состояния трудовых ресурсов («Российская газета», 24 декабря 2008 г.).
          Продолжается санация банковской системы. Центральный Банк отозвал лицензии ещё у трёх банков [2]. В них назначена временная администрация. Кроме того, принято решение направить в банки, получившие от государства антикризисное финансирование, специальных представителей Центробанка. Это связано с имеющими место случаями нецелевого использования банками выделенных средств [3]. В 2009 году Россия может столкнуться с дефицитом бюджета, но он будет компенсироваться за счёт Резервного фонда. Несмотря на кризис, планируется в полном объёме финансирование нацпроектов - по здравоохранению, образованию, сельскому хозяйству и строительству [4]. Не планируется сокращение зарплат бюджетникам [5]. Что касается зарплат топ-менеджеров государственных компаний, то она может быть уменьшена [6].
          Принимаются меры по обузданию инфляции. Федеральная антимонопольная служба России одобрила начисление штрафов крупнейшим нефтяным компаниям страны - государственной «Роснефти» и частному «Лукойлу». Они должны выплатить по требованию антимонопольной службы примерно по полтора миллиарда рублей каждая. Обе компании признаны виновными в злоупотреблении доминирующим положением на рынке топлива летом 2008 года. Ранее за то же нарушение штрафы получили другие крупные нефтяные корпорации ТНК-ВР и «Газпром нефть». Летом 2008 года на российском рынке значительно подорожали бензин, керосин и авиатопливо. Нефтяники утверждали, что это стало следствием повышения цен на углеводороды на мировом рынке. Однако в ФАС справедливо сочли, что высокие цены стали следствием злоупотребления доминирующим положением со стороны крупнейших производителей нефтепродуктов. ФАС также предупредила, что если цены на нефтепродукты будут по-прежнему оставаться высокими, то в отношении нефтяных компаний придется возбуждать новые дела [7]. Правда, кризис заставил антимонопольщиков уменьшить штрафы. Региональным подразделениям ФАС рекомендовано, учитывая сложившуюся экономическую ситуацию, ввести при расчёте так называемых «оборотных штрафов» понижающий коэффициент [8]. При этом штраф не может быть менее одного процента от суммы выручки фирмы, нарушившей антимонопольное законодательство. Сейчас компания-нарушитель может быть оштрафована на сумму от 1 до 15 процентов от своей выручки.
          Следует отметить то обстоятельство, что нынешний кризис приостановил приватизацию в России [9]. Росимущество приостановило публичные продажи государственных активов в рамках приватизации. Спрос на активы в рамках вторичных торгов упал, поэтому государственное имущество могло бы быть продано за бесценок. Но важны не только финансовые соображения. Все помнят печальные итоги многих прошлых приватизаций. Не известно в чьи руки попали бы предприятия, приватизируемые в смутное кризисное время. Едва ли все они обрели бы эффективных собственников. Многие из них были бы обречены на разворовывание по примеру приснопамятных 90-х годов.
          Несомненно, очень важны внешнеполитические аспекты нынешнего кризиса. Президент РФ Дмитрий Медведев призвал западных коллег ускорить работу по борьбе с кризисом [10]. «Могу вам сказать, что до тех пор, пока наши коллеги не найдут тоже адекватных рецептов, экономика будет развиваться по сложному сценарию... Действовать нужно быстрее, и я могу сказать прямо и откровенно, надеюсь, что меня услышат и некоторые наши партнеры за границей: не так быстро развиваются события, как нам бы хотелось. Ряд решений, которые мы обсуждали в Вашингтоне, до сих пор не приняты, в том числе и об участии России и некоторых других стран в специальных экономических форумах. А без этого не выработать решений. Действовать нужно сообща», - заявил Дмитрий Медведев в годовом итоговом интервью ведущим российским телеканалам. В самом деле, по прогнозам на 2009 год возможно разное развитие событий, в том числе и мировая экономическая рецессия, чего не было последние 40-50 лет.
          Антикризисные меры правительства активно обсуждаются в средствах массовой информации. Идёт дискуссия о путях выхода из кризиса. В частности, директор департамента стратегического анализа ФБК, доктор экономических наук Игорь Николаев поднимает вопрос: зачем государству спасать всех и вся? «Уж если неоправданно рисковали какие-то компании, то почему теперь фактически за счёт налогоплательщиков их должны спасать?» - такова постановка вопроса [11]. Она была бы вполне правомерна, если бы за спиной крупных финансовых игроков не стояло множество работников и их семей. Они не рисковали, а честно работали. К сожалению, многие наши любители неоправданных рисков (а то и преступных авантюр) до сих пор являются важными звеньями общей экономической цепочки. Подрыв этих звеньев больно бьёт по всей цепи, по многим предприятиям, по многим неповинным людям. Государство, считающее себя социальным, вынуждено спасать эти тонущие корабли ради их пассажиров и ради сохранения флота. Это прекрасно понимают за рубежом. Не случайно в западных странах, тоже переживающих кризис реального сектора, идут даже на национализацию некоторых предприятий одновременно с оказанием им финансовой поддержки. В наших условиях государству тоже пора наводить порядок, находить управу на зарвавшихся авантюристов, если по их вине предприятие попало в кризисную ситуацию.
          Некоторые усматривают панацею от кризиса в налоговой политике. Например, председатель «Деловой России» Борис Титов опубликовал статью под безапелляционным заголовком «Реальный сектор спасёт только "налоговая хирургия"» [11]. Желание предпринимателей платить меньше налогов всегда понятно. Но насколько оно оправдано в сложившейся ситуации? Предлагают снизить налоги и прежде всего НДС с 18 до 12%. Более того, считают, что если бы это было сделано раньше, то и кризиса не было бы! Под это подводится теоретическая база: надо «максимально задействовать предпринимательскую инициативу». Не отрицая в принципе налоговые новации, необходимо подчеркнуть, что в нынешней обстановке чисто фискальные меры принесут больше вреда, чем пользы. Налоговые поступления в бюджет сократятся, а поощряемая снижением налогов «предпринимательская инициатива» рискует обернуться не восстановлением производства, а банальным проеданием или разворовыванием высвобождающихся финансовых ресурсов.

          Принимаемые правительством антикризисные меры - шаги в правильном направлении. Но они часто спонтанны, диктуются пожарной обстановкой. Между тем, здесь требуется системный подход. Он тем более важен сегодня, что есть люди, которых жизнь так ничему и не научила. Они продолжают оказывать влияние на социально-экономическую политику страны. Они рассуждают с подкупающей прямотой: раз мы строим капитализм, а капитализму присущи регулярные кризисы, значит, и мы будем их регулярно переживать, и не надо расстраиваться по этому поводу, надо быть к этому всегда готовыми и научиться преодолевать эти трудности. Конечно, с этим нельзя согласиться. Ни с тем, что мы должны в двадцать первом веке строить банальный капитализм, ни с тем, что страна и в дальнейшем обречена на регулярные кризисы. Не для того страна пережила тяжелейшие испытания, чтобы пустить на ветер огромный исторический опыт.
          Современная общеэкономическая теория доказывает, что идея форсированного перехода к рынку в России была ошибочной [12,13]. Для рыночного «скачка» российская экономика была объективно не готова. Она резко отличалась от хозяйства развитых капиталистических стран и по генезису, и по структуре. На Западе процесс формирования технологической структуры продолжался не одно столетие. Первоначальное множество мелких фабрик, мастерских и других частных предприятий проходило длительную эволюцию с банкротствами, преобразованиями, слияниями старых предприятий и одновременным рождением новых. В результате образовался некий «каркас», т.е. национальная технологическая основа. Она состоит из крупных предприятий и корпораций, объединённых жёсткими производственными связями и выпускающих важнейшую стратегическую продукцию. Вокруг этого каркаса сохранился обширный «шлейф» из средних и мелких частных предприятий. Они обслуживают свои базовые предприятия и ведут другую предпринимательскую деятельность, используя общую для страны разветвлённую инфраструктуру. Именно эта «периферийная зона» (малый и средний бизнес) и стала той средой, где правят бал и конкуренция, и другие атрибуты рынка. Это способствует повышению общей экономической эффективности, но сравнительно редко приводит к кризису основных звеньев каркаса. Конечно, и эти звенья не остаются вне действия законов рынка. Но, ввиду их общенациональной важности, государство обычно своевременно предотвращает их банкротства. Правда, нынешний кризис показывает, что полную стабильность современный капитализм так и не смог обеспечить.
          В отличие от этой картины, советская промышленность строилась в относительно короткий срок, по единому плану и для решения наиболее неотложных задач. Такая экономика, в сущности, состояла лишь из каркаса. Она была фактически полностью монополизированной. Многие важные предприятия были созданы в единственном числе, им просто не с кем было конкурировать. Предпринятая в начале 90-х «демонополизация» подорвала основную технологическую структуру. Единственным реальным способом создания конкурентной среды было бы строительство дополнительных предприятий по производству однотипной продукции. Попытки ввести конкуренцию сверху, законодательным путём, да ещё путём «дезинтеграции» единых технологических комплексов были с самого начала обречены на провал. Главным антимонопольным фактором является не антимонопольное законодательство, а реальная множественность однотипных предприятий. Их конкурентная деятельность лишь закрепляется и защищается с помощью соответствующих законов.
          Российские реформаторы поддались соблазну одним скачком войти в «светлое рыночное будущее», по максимуму развязать экономическую свободу и создать саморегулируемую экономику. Тем самым, они по существу сняли с себя ответственность за последствия таких реформ. Они забыли (если вообще знали) один из важнейших принципов современной рыночной экономики. Его формулировали по-разному, но наиболее точна формулировка, которую дал Питер Друкер в своей книге «Новое общество: анатомия индустриального порядка», изданной в Нью-Йорке ещё за три десятилетия до нашей «радикальной экономической реформы». Вот эта формулировка: «Предприятие является самостоятельным учреждением. Но общество тоже должно быть организовано так, чтобы предприятие могло функционировать. Экономическая политика и политический контроль должны быть, конечно, всегда нацелены на благо общества... Мы не сможем сохранить свободное и функционирующее общество, если не решим двойной задачи. В случае увлечения функционированием мы упустим свободу и получим тоталитаризм. Но при увлечении свободой мы упустим функционирование и впадём в анархию» [14]. Российские реформаторы увлеклись свободой и ввергли страну в анархию.

          Часто приходится слышать, что план и рынок принципиально несовместимы, что такая смешанная экономика долго не просуществует, особенно в России. Такие взгляды чаще всего высказываются крайней оппозицией, как правой, так и левой. Они признают либо только плановую, либо только рыночную экономику, в зависимости от своих партийных пристрастий. Между тем, такие крайние суждения давным-давно опровергнуты опытом экономически развитых стран. Ещё полвека назад в послевоенной Западной Германии были заложены основы политики, сочетающей государственное регулирование экономики со свободной конкуренцией. Родоначальником этого неолиберального направления западной экономической мысли был Вальтер Ойкен. В своей книге «Основы национальной экономики» [15] он обосновал тезис о том, что централизованно управляемая экономика не есть что-то раз навсегда заданное, застывшее, негибкое. Она может иметь различные формы: полностью централизованная экономика, централизованное управление с предоставлением свободы торговле потребительскими товарами, централизованное управление с предоставлением свободы выбора профессии и места работы и т.д. Взгляды Ойкена легли в основу многолетней политики боннского правительства и правящей коалиции ХДС/ХСС. Преемственность этому «германскому пути» сохраняется и в настоящее время [16].
          К 50-м годам минувшего века относится и развитие неолиберального направления в экономической науке США. Одним из его видных представителей был Джон Морис Кларк. В своей книге «Экономические институты и благосостояние» он высказал скептическое отношение к идеям чрезмерной экономической свободы. В частности, Кларк писал: «Некоторые думают, что возможны только две системы: полного попустительства или полного контроля. Я утверждаю, что в США мыслимо лишь не слишком большое приближение к каждому из этих экстремальных вариантов и что все наши возможности лежат где-то посередине» [17]. С тех пор прошли десятилетия, и экономическая политика в США бывала разной. Но неизменным оставалось одно - решимость и умение американской администрации, при всей рыночной свободе, целенаправленно и планомерно проводить в жизнь важнейшие национальные программы. Так были осуществлены программы борьбы с бедностью, завоевания передовых позиций в науке и технике, ликвидации отставания от Советского Союза в освоении космоса и др. Весьма решительные меры принимаются в США и странах ЕС и в настоящее время в борьбе с кризисом. Идут даже на фактическую национализацию тех или иных компаний. Недавно президент Франции Николя Саркози на конференции, посвященной будущему мировых финансов в Париже, выразил протест против финансовых спекулянтов, «извративших капитализм», который «должен быть перестроен с учетом новой роли правительств и морали». Выступая на конференции, в которой приняли участие канцлер Германии Ангела Меркель и экс-премьер Великобритании Тони Блэр, Саркози раскритиковал «безнравственную систему, где логика рынков извиняет всё, где деньги следуют за деньгами». Со своей стороны Меркель заявила, что финансовые рынки требуют новых правил. Она с сожалением говорила о «горах долга, который мы накапливаем, чтобы сражаться с кризисом». Тони Блэр, являющийся сопредседателем на этой двухдневной конференции, со своей стороны убеждал мировых лидеров «смотреть на кризис как на возможность создать лучшее будущее» [18].
          Пришло время и нашей власти действовать решительно и системно. Весь ход событий и вся логика действий правительства подводят к выводу о том, что нам нужна «двухэтажная» планово-рыночная экономика в рамках единого экономического пространства и общей инфраструктуры. (Замечание о терминологии: здесь намеренно не употребляются традиционные термины «двухсекторная» или «смешанная» экономика. Их обычно ассоциируют с формой собственности, в то время как важно подчеркнуть не форму собственности, а функциональную принадлежность предприятий. Что касается формы собственности, то она в принципе может быть любая. Это очень важно в сложившейся обстановке, так же, как и возможность использования уже наработанной законодательной базы.)
          На первом, главном этаже - сеть крупных предприятий различных форм собственности, преимущественно государственных (или частных с контрольным пакетом акций у государства). Их задача - надёжно обеспечивать отечественное производство стратегической продукции, основного ассортимента жизненно важных потребительских товаров, оказание жизненно важных услуг населению. Здесь должны действовать регулируемые цены и тарифы, доступные для основной массы населения. Это должен быть костяк экономики, гарантирующий её стабильность при любых колебаниях финансовой конъюнктуры. Сюда же целесообразно отнести ВПК и все смежные отрасли, с финансированием через систему госзаказов.
          На втором этаже - сеть преимущественно частных предприятий. Их задача - удовлетворение всего многообразия потребностей населения, как путём отечественного производства, так и за счёт импорта. Здесь допустимы свободное ценообразование, конкуренция и другие атрибуты свободного рынка. Здесь же - простор для малого и среднего бизнеса, внешнеторговой деятельности, технологических инноваций. Конечно, и риски здесь выше. Но это уже не так страшно: если в форс-мажорной ситуации из десятков сортов колбасы останутся лишь пять-шесть, наше, в массе своей не слишком избалованное, население как-нибудь это переживёт!
          Достаточно сложной проблемой будет рациональное распределение отраслей по «этажам», но оно может быть гибким и корректироваться с учётом опыта работы. И конечно, сложным и ответственным делом станет планирование и управление работой такой системы. В какой-то мере может оказаться полезным опыт США, Германии, Франции, Италии, Японии, Китая. Немало полезного можно почерпнуть и из прошлого советского опыта. Конечно, речь не идёт о возврате к прежнему Госплану, с его мелочной всеохватной регламентацией и хроническими просчётами. Нужна прогрессивная система современного планирования, основанная на передовых научных достижениях в области системного анализа и динамического программирования, с применением мощных компьютерных систем, всех достижений в сфере телекоммуникации, связи и информации. Такая система отсутствовала во времена Госплана. Теперь эти средства появились и должны быть использованы.
          В наших конкретных условиях очень важна оперативная взаимоувязка планов как по горизонтали, так и по вертикали. Каждый регион должен иметь собственный план социально-экономического развития, максимально учитывающий местные условия и потребности. Региональные планы должны увязываться между собой для обеспечения всеми видами ресурсов, сырья, материалов, для сбыта продукции. Каждый региональный план и все они вместе должны увязываться с федеральным планом и быть его составной частью. Таким образом, федеральное и региональное планирование должны осуществляться совместно. Это - многофакторная динамическая задача с множеством обратных связей. Она под силу только совершенной технике.
          В составе правительства, вместо нынешнего неэффективного Минэкономразвития, следует создать соответствующий плановый орган. Важно обеспечить его тесную совместную работу с Минфином. Федеральный бюджет должен быть не просто постатейным фолиантом, а стать по-настоящему целенаправленным, функциональным. Важен и жёсткий оперативный контроль. За каждым бюджетным рублём должно стоять пусть небольшое, но совершенно конкретное дело, которое можно проконтролировать. Должны быть санкции за нецелевое расходование, разбазаривание и разворовывание плановых ассигнований, вплоть до уголовной ответственности.
          Нельзя согласиться с модными рассуждениями о «рекомендательном», «необязательном», «информативном», «индикативном» и тому подобном планировании. Оно никому не нужно, обернётся пустой болтовнёй, растратой средств и потерей времени. Планирование необходимо для восстановления и развития реальной экономики. Планы должны выполняться. Конечно, возможна их корректировка, но лишь в случае действительной необходимости. Выполнение планов социально-экономического развития должно стать определяющим показателем эффективности работы региональных властей, учитываться при выборе кандидатур на должности первых лиц.

          Вернёмся к началу статьи. Нужна ли нам интеграция в мировую экономику? Ответ однозначен - нужна. Без неё россияне так и не увидели бы новейших иномарок, прекрасной бытовой техники, разнообразных продуктов питания, модной одежды и обуви, новейших эффективных лекарств и многого другого, о чём советские люди и представления не имели. Без неё мы не могли бы выезжать за границу, наши деятели искусства и спортсмены не могли бы демонстрировать миру свои таланты. Без неё мы так и не узнали бы, что существуют персональные компьютеры, интернет, мобильные телефоны. Мы часто и совершенно справедливо сетуем на издержки реформ, на несчастья, которые они принесли множеству простых людей. Всё это так, но надо видеть и новое, прогрессивное, что вошло в нашу жизнь.
          К сожалению, интеграция принесла нам и очень большие неприятности, которые мы теперь хорошо видим. Важнейшая историческая задача на обозримую перспективу - совместить разумную степень участия в мировой экономике с безусловной национальной безопасностью страны. «Двухэтажная» планово-рыночная экономика окажется способной в полном объёме восстановить отечественное производство важнейших потребительских товаров, которые сегодня завозятся к нам из-за рубежа. В то же время, она позволит избежать прежней закрытости страны, найти разумный баланс между собственным производством и импортом. Она придаст нашей экономике стратегическую устойчивость и, в то же время, не подорвёт импульсы к динамичному развитию. Она позволит обуздать инфляцию, смягчить проблему социального неравенства и будет способствовать реальному повышению жизненного уровня большинства россиян.

Ссылки на источники информации:
1.
http://rian.ru/crisis_review/20081127/155979842.html  
2.
http://news.mail.ru/economics/2270691  
3.
http://www.ifx.ru/txt.asp?rbr=1493&id=1044417  
4.
http://www.vesti.ru/doc.html?id=236554  
5.
http://www.vesti.ru/doc.html?id=236520&cid=6  
6.
http://rian.ru/crisis_news/20081224/158015987.html
7.
http://lenta.ru/news/2008/12/24/fas/  
8.
http://lenta.ru/news/2008/11/25/down/  
9.
http://lenta.ru/news/2008/12/24/privatization/  
10.
http://rian.ru/crisis_news/20081224/158019711.html  
11. «Российская бизнес-газета», 23 декабря 2008 г.
12. В.Ш.Фельдблюм. К общеэкономической теории через взаимодействие наук. - Ярославль, типография Ярославского государственного технического университета, 1995.
13. Владислав Фельдблюм. Вторжение в незыблемое: путь химика в политическую экономию. - Ярославль, издательство «Ещё не поздно» ООО НТЦ «Рубеж», 2007.
14. P.F.Drucker. The New Society. The Anatomy of Industrial Order. - New York: «Harper and Row Publishers», 1962, p. 36-37.
15. W.Eucken. Die Grundlagen der National ekonomie. - Berlin-Gottingen-Heidelberg: «Springer-Verlag», 1950.
16. Х.Ламперт. Социальная рыночная экономика. Германский путь. - М.: «Дело», 1993.
17. J.M.Clark. Economic Institutions and Human Welfare. - New York:»"Alfred A. Knopf», 1957.
18.
http://news.mail.ru/politics/2285760/  


ВЛАДИСЛАВ ФЕЛЬДБЛЮМ


16.01.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.01502799987793