Вестник гражданского общества

Почему я не верю в светлое будущее России

Блаженной памяти Козьма Прутков был, несомненно, прав, когда говорил: «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим». Однако ж совет сей полезен лишь в случае, когда знаешь, как выглядят и слон и буйвол.
Преимущество моего поколения (рожденных в середине прошлого века) как раз и заключается в том, что мы достоверно знаем, как выглядят оба. В смысле советский режим и нынешняя суверенная демократия.
А потому, когда я слышу рассуждения близких к правительственным кругам экономистов и политологов по поводу светлого будущего, которое ждет Россию к двадцатому году века нынешнего, то возникающие ассоциации неизбежно отсылают меня к знаменитому «прогнозу» Никиты Сергеевича Хрущева: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!».
Нам вообще старались привить привычку жить только будущим. День «сегодняшний» с подачи идеологического департамента КПСС всегда и повсеместно как бы и не имел своей особой ценности и потому походил на путевой бивак: наскоро переспим, перекусим – и двинем дальше!
Сегодня все прогнозы оцениваешь трезвей. Не только потому, что моему поколению рассчитывать на отдаленное будущее становится все более бессмысленно. Оно, говоря казенным языком, для нас уже определено как период доживания.
Критическое осмысление обещаний власти становится неизбежным скорее потому, что мы действительно знаем, «как выглядят оба». И что в системном смысле между той эпохой, которую мы пережили, и эпохой современной разница становится все меньше и меньше. А потому какую бы табличку не вешали на наше нынешнее состояние, – уже не веришь ни тому, что там написано, ни тому, что тебе сулят.
Впрочем, «верить» - «не верить» - это из области иррационального. Надежней веры все же уверенность. А основанием для нее может быть лишь трезвый анализ, который позволит достоверно знать, насколько обоснованы оптимистические сценарии будущего России.
Вспомним, что на самом деле делало неконкурентоспособным и, в конечном счете, погубило советский режим. Конечно же не то, что любят пережевывать современные «патриоты»: неблагоприятные климатические условия, снижение цен на нефть, ошибки политического руководства, происки врагов и т.д. и т.п. Названное - лишь «успокоительные пилюли» для уязвленного национального самолюбия, не желающего смириться с признанием несостоятельности системы, в которой страна обреталась 70 с лишним лет.
Прежде всего, это был неэффективный механизм самоорганизации общества. Источником власти была сама власть и потому, как следствие, у нас сложилась диктатура политической бюрократии. Для нее же характерны иерархическая вертикаль, отсутствие разделения властей и механизмов общественного контроля.
Эта система не допускала возможность свободной гражданской политической и экономической инициативы, гражданского самоуправления, которые, как правило, эффективней директивного руководства.
Во-вторых, это была неконкурентоспособная экономическая система, в основу которой заложен государственно-монополистическом капитализм, исключающий стимулирующую соревновательность производителей товаров и услуг.
В-третьих, в самой советской идеологии было заложено противоречие, которое предопределило ее неуспешность и слабость. Проблема нашей идеологической доктрины заключалась в том, что она с одной стороны провозглашала приоритет духовного над материальным как важнейшую жизненную установку для строителей коммунизма. С другой же - критерием движения общества вперед объявлялся именно рост материального благосостояния. И он же сопоставлялся с западным миром. Типа «Догнать и перегнать Америку!» - что заведомо было недостижимо при неконкурентоспособной экономике.
И, наконец, гипертрофированный государственный патернализм неизбежно вел к столь же гипертрофированному гражданскому инфантилизму, отсутствию элементарного опыта конструктивных общественных действий. Без чего собственно для российского общества становилась традиционной иррационально-бунташная и деструктивная реакция на перманентно повторяющиеся кризисы «верхов».
Что же мы видим сегодня? Несмотря на серьезную модернизацию, перед нами по сути все та же система, с ее главными пороками – монополизацией власти, экономики и идеологии, отсутствием гражданских начал общественно-государственной организации.
Не смотря на декоративно-демократическое оформление, выборы все также остаются практически безальтернативными, и власть сохранила за собой привилегию быть источником самой себя.
Сегодня мы все реже находим в лексиконе наших политических лидеров понятие «разделение властей». Оно повсеместно вытеснено столь любезным уху правоверных путинистов словосочетанием «вертикаль власти», которая по определению не предполагает никакого разделения.
Сегодня, как и в советскую эпоху, наше экономическое состояние обеспечивается не внутренними эффективными механизмами, а внешними обстоятельствами. В частности рынком энергоносителей. А он в условиях бурного поиска и развития альтернативных источников энергии, становится все менее надежным гарантом нашего дальнейшего процветания.
Сегодня, как и прежде, в основе нашей экономики остается государственно-монополистический капитализм.
Как и в прежние времена, коррупция и воровство остается столь же распространенным явлением. Ибо это зависит отнюдь не от слабости или силы государственного надзора за нравами чиновников, как полагают некоторые наивные люди.
Уровень коррупции в стране прямо пропорционален степени участия государства в экономической жизни и контроля государства над частной политической и экономической инициативой.
При Петре I (коего часто приводят в пример как непримиримого борца с взяточниками) голов немало полетело, однако Петр не только не добился ни малейшего успеха на этом поприще, но и практически все его ближайшее окружение отличалось самым бесстыдным воровством и лихоимством.
Как и при коммунистах, в народе нашем и теперь не только нет малейших начал гражданского самосознания, но нет также и хотя бы малейшего понимания, зачем оно ему нужно. Как показывают результаты социологических исследований, хлопотная и обязывающая к ответственности демократия все более уступает в наших предпочтениях привычному подданичеству и послушанию. По данным ВЦИОМа сегодня лишь пятая часть жителей России допускает проведение массовых акций в защиту своих прав, в то время как еще в марте 2006 года основания для такой реакции на действия властей видела почти половина опрошенных.
И в завершение всего, как и во времена СССР, мы не имеем сегодня вокруг себя реальных союзников даже среди «дружественного» нам окружения.
Так какие у нас могут быть основания считать, что уж на этот раз мы действительно идем верной дорогой к светлому будущему? Увы, - никаких, кроме иррациональной веры в русское авось.


ГЕОРГИЙ КИРЕЕВ


11.05.2008


Вестник "МОСТОК"


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023925065994263