Вестник гражданского общества

По всем делам с политическим оттенком осужденным нет мест в близлежащих колониях

Записки адвоката

Колония в Пермском крае

Ненависть используют как доказательство
любви к Родине.
Акрам Муртазаев 

          В мире принято, что даже осужденный человек имеет право на общение со своей семьей и детьми, на общение с внешним миром. В противном случае он превращается в дикое агрессивное животное, способное даже после освобождения из мест лишения свободы вновь совершить любое преступление, то есть готов на более жестокий рецидив. Суть назначаемого за уголовные деяния наказания - не пытки и издевательства, а исправление. Общество заинтересовано в том, чтобы человек как член общества мог вернуться к нормальному образу жизни по общепринятым человеческим стандартам и понятиям. Так принято в цивилизованных государствах мира. Но, к сожалению, не в России. В сложившейся практике российской уголовно-исправительной системы всё направлено на то, чтобы человека подвергнуть пыткам, издевательствам, унижениям, обозлить его на всех и вся. Одновременно чиновники стремятся поиздеваться над матерями, женами и детьми осужденных (есть обширный материал, подтверждающий эти выводы). Именно поэтому я столько пишу о ФСИН России - организации, античеловечной по сути своей деятельности (см. http://vestnikcivitas.ru/docs/75). В данной заметке я остановлюсь на том, насколько обоснованны направления осужденных для отбывания наказания в колонии, отдаленные от места их постоянного проживания, от родных и близких.
          Часть 1 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, принятого еще в 1997 году, указывает, что осужденные к лишению свободы отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. И лишь в исключительных случаях осужденные могут быть отправлены в колонии, находящиеся за пределами указного субъекта Российской Федерации. Случаи эти прямо указаны в законе. В принципе, закон остается еще неплохим (хотя последнее время в него были внесены явно реакционные поправки), он позволяет осужденному контактировать с семьей, с детьми, не отрываясь от жизни, а после освобождения быстро войти в русло жизни.
          Указанное выше положение было введено в законодательство России на основании выработанных общепринятых норм и принципов международного права. Так, Американская конвенция признала «правила, позволяющие только краткие, редкие посещения и перевод арестованных в отдаленные места заключения, противозаконными санкциями» (Ежегодный доклад Межамериканской комиссии, 1983-1984, ОЕА/Ser/L/V/II/61 седьмой доклад о ситуации с правами человека на Кубе). Такое же решение принималось по Уругваю. Межамериканская комиссия пришла к выводу, что право на посещение родных является «основным требованием» для соблюдения прав арестованных и защиты их семей. Так относятся к правам семьи в Латинской Америке.
          Россия в этом плане оказалась более дикой и менее цивилизованной страной из-за античеловечной направленности в работе чиновников ФСИН РФ, действующим вопреки нормам российского законодательства. Так, в соответствии со ст.89 УИК РФ, осужденным к лишению свободы предоставляются свидания с супругой, детьми, родителями и иными лицами. Статья 55 Семейного Кодекса РФ закрепляет право ребенка на общение с родителями. Статья 56 этого же Кодекса закрепляет право ребенка на защиту прав и законных интересов. Государства-участники Конвенции о правах ребенка, принятой резолюцией № 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 года и вступившей в силу 2 сентября 1990 года, считая, что в соответствии с принципами, провозглашенными в Уставе Организации Объединенных Наций, признание присущего достоинства, равных и неотъемлемых прав всех членов общества являются основой обеспечения свободы, справедливости и мира на Земле, приняли во внимание, что необходимость в особой защите ребенка была предусмотрена в Женевской Декларации прав ребенка 1924 года и Декларации прав ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей 20 ноября 1959 года, и признана во Всеобщей декларации прав человека, в Международном пакте о гражданских и политических правах (в частности, в статьях 23 и 24), в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (в частности, в статье 10), а также в уставах и соответствующих документах специализированных учреждений и международных организаций, занимающихся вопросами благополучия детей. Статья 41 Конвенции о правах ребенка ясно говорит о том, что на детей распространяются все положения национальных и международных законов, способствующих реализации из прав.
          А что происходит на практике? ФСИН РФ применяет в качестве дополнительной, внесудебной меры наказания такой приём, как направление осужденных к лишению свободы в отдаленные от места жительства субъекты Российской Федерации, чтобы такие осужденные не могли общаться с семьей, детьми, женами и т.д. Такие дополнительные наказания были разработаны и активно применялись при прокуроре Вышинском в 30-е годы прошлого века, использовались немецкими фашистами, а теперь взяты на вооружение ФСИН РФ. При этом работники этой организации ссылаются на то, что якобы для этих осужденных нет места в близлежащих колониях. Суды, куда обращаются сами осужденные, их родные, жены в интересах семьи и детей, в интересах престарелых родителей, решения выносят только в пользу чиновников. При этом они подгоняют доказательства и подменяют понятия в нормах закона, поощряя откровенно фашистские приемы работы ФСИН РФ. Если обратить внимание на то, к кому применяются эти пыточные методы отбывания наказания, то сразу становится очевидно - это осужденные по заказным делам по указке властных чиновников, расправляющихся со своими жертвами, в том числе при помощи наших «справедливых» судов. Это дела - политические.
          Для всех осужденных по политическим мотивам мест в исправительных колониях в ближайших субъектах Российской Федерации не оказалось. Вопреки статье 73 УИК РФ Ходорковский оказался в Читинской области, Лебедев - в Тюменской области, Бахмина в Удмуртии и т.д. Меня персональным спецнарядом отправили в 2005 году отбывать наказание по сфабрикованному обвинению за 2200 км от Москвы, на Урал, в колонию-поселение, расположенную внутри зоны общего режима (!?), не посчитавшись с интересами пятерых несовершеннолетних детей, младшим из которых было 1 год и 6 лет соответственно. Типично фашистское решение. Объяснили, что в Московском регионе и в близлежащих областях нет мест для моего поселения, и отвезли в переполненную колонию на Урал, где своих местных «зэков» негде размещать. Сейчас наступила очередь Грабового Г.П. - 10 декабря 2008 года по распоряжению Директора ФСИН РФ его направили в Пермский край, более чем за 1600 км от Москвы, от дома, где у него остался маленький ребенок и жена. Разумеется, все сделано для того, чтобы они могли реже видеть отца и мужа. Однозначно, еще одна жалоба поступит в Страсбург.
          Показательно, что на жалобы по всем политзаключенным, кого отправили отбывать наказания в места явно отдаленные, идут ответы, что в исправительных колониях ближайших субъектов Российской Федерации не имеется мест для их размещения. Места для других категорий осужденных имеются. Для политических мест нет. Читаешь такие клоунские ответы чиновников, и невольно вырываются слова: «Как не стыдно врать! Честь у вас есть?» По своему опыту могу сказать, что более чем за 4 года я ее не обнаружил ни у офицеров - сотрудников ФСИН РФ, ни у прокуроров, наблюдающих за законностью в местах лишения свободы, ни у судей, которые прекрасно видели нарушения закона, прав осужденных, их детей, жен, но выносили заведомо незаконные решения. Когда в суде требуют обращаться к судье «Ваша честь», у меня всегда возникает внутренний протест: «Нет у большинства судей этой самой чести!»
          У большинства осужденных, после мытарств по российским судам и попытки добиться соблюдения своих прав, гарантированных ст.73 УИК РФ, жалобы оказались в Европейском Суде по правам человека. Пока мне не известно ни об одном из решений Европейского Суда по указанному вопросу. Надеюсь, что в ближайшее время они появятся и права человека, права осужденного, его детей, семьи будут восстановлены в России в соответствии с законом и общепринятыми нормами, принципами международного права. Надо помнить и понимать, что все мы - люди и должны руководствоваться человеческими нормами общежития, а не звериными инстинктами, где сильнейший просто убивает слабейшего как конкурента по территории и кормушке. А властным чиновникам хотелось бы напомнить слова В.Жуковского: «Ваша сила не в верховной власти и великих правах ее - она в достоинстве вашего народа». Не унижайте своих сограждан, не издевайтесь над ними, не издевайтесь над их детьми, ибо порожденное зло может вернуться к вам.


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


27.12.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.016258955001831