Вестник гражданского общества

Приговоренные к пыткам

В мордовской тюрьме продолжают пытать Зялмаха Кодзоева

          Недавно правозащитная организация «Мемориал» обнародовала некоторые факты дискриминации уроженцев Северного Кавказа в российских местах лишения свободы. Дискриминация – слово, на самом деле дающее весьма смягченное представление о том, что творится в наших зонах. Историям о пытках и истязаниях, которым подвергаются в тюрьмах и колониях чеченцы и ингуши, нет числа – одна ужаснее и бесчеловечнее другой. Некоторые из них приводились в докладе «Мемориала». Мне стал известен еще один такой случай.
         Зялмах Кадзоев – сын ингушского диссидента Исы Кадзоева. Был обвинен в том, что якобы «в составе вооруженной группы» 12 сентября 1998 года «совершил нападение на милицейский блок-пост на административной границе Ингушетии и Северной Осетии». Это первое, что выдает любой Интернет-поисковик, если ввести в строку поиска «Зялмах Кодзоев». По приговору суда ему дали 24 года. Сам Зялмах (цитирую по приговору суда) утверждает, что в нападении на КПП не участвовал. 12 сентября 1998 года он случайно оказался возле КПП, куда подвез двух незнакомых мужчин в камуфлированной форме по их просьбе. Как только мужчины направились к посту, началась стрельба, он испугался и сразу же уехал. Кто именно и по какой причине напал на КПП, он не знает. Впоследствии через средства массовой информации узнал, что в ту ночь на том посту погибли сотрудники милиции. Признательные показания, данные им в ходе следствия, Зялмах объяснил тем, что оговорил себя под пытками.
          Пытки не прекратились и после приговора. И тут уже не столь важно, виноват он в чем-то на самом деле или нет (по моему мнению, сложившемуся после знакомства с материалами дела, нет – это, похоже, ставшая уже типичной для последнего времени история осуществления «правосудия» в отношении так называемых участников незаконных вооруженных формирований на Северном Кавказе). Но дело даже не в этом. Человека в любом случае приговаривают к лишению свободы, а не к пыткам и истязаниям.
          Когда-то о Зялмахе писала Анна Политковская – еще когда он отбывал срок в колонии в поселке Ударном, в Мордовии. О том, как его, больного туберкулезом, держали целыми сутками на улице, в холоде, не разрешая ни на минуту присесть, отбирали теплые вещи и обещали, что «когда наступит зима – подохнешь». Статья имела подзаголовок «Что такое смертная казнь "по умолчанию"». После той заметки Анны и выступления журналиста той же «Новой газеты» Вячеслава Измайлова издеваться над Зялмахом на время перестали.
          Но недавно из прежней колонии его перевели в лечебное учреждение ЛПУ-21 в той же Мордовии, но в другом поселке – Барашево. В так называемую больничку. И там пресс вновь начался. Зялмаху показывали фотографии незнакомых людей и требовали назвать их. От него требовали, чтобы он «стучал» на других заключенных, подбрасывали запрещенные вещи, угрожали убить родственников. Особенно жестоко, по словам близких Зялмаху людей, его преследует сейчас один сотрудник ЛПУ, офицер Валерий Целяев. Недавно он посадил Зялмаха на 15 суток в карцер. В заключении Зялмах, кроме туберкулеза, приобрел язву 12-перстной кишки. Помимо этого, у него отсутствует часть черепа от брови до виска (после автомобильной аварии), так что, по словам его брата Заура, «кожа лежит прямо на мозгах и видно, как пульсируют жилки». При этом инвалидность ему не дают.
          Во Владикавказе в СИЗО-1 во время следственных мероприятий его пытали, ломали зубы пассатижами – этому есть свидетели.
          Иса Кадзоев – отец Зялмаха – возглавлял движение ингушей. Ему сначала пригрозили, но он не прекратил свою деятельность. А потом арестовали Зялмаха и прямо ему заявили: «Это тебе за отца».
          Недавно Зялмах был в очередной раз посажен в ШИЗО – сразу после свидания с родными. В знак протеста он объявил голодовку. С Зялмахом Коздоевым несколько дней назад удалось поговорить по телефону правозащитнице Татьяне Монаховой. Прежде всего, он попросил помощи в переводе его в больницу для заключенных в Санкт-Петербурге для операции на черепе, потому что если случится какой-нибудь конфликт и его ударят по голове – сразу же наступит смерть.
          Зялмах рассказал, что до суда его показывали по центральному телевидению и называли убийцей, и это настроило суд против него. А следователь по фамилии Лапотников часто говорил ему, что будь его воля – он бы всех чеченцев и ингушей расстрелял без суда и следствия, потому что они все преступники.
          Администрация колонии под предлогом подготовки к конкурсу заставляла заключенных маршировать по плацу и петь коммунистические песни хором. Кто отказывался – сажали в ШИЗО. Всех, кто пишет жалобы, по словам Зялмах, прессуют. Сложилась традиция, что когда заключенного привозят в другое место, его, прежде всего, заставляют мыть пол и туалеты, чтобы унизить и сломать. Если человек отказывается это делать – его отправляют в ШИЗО, потом в БУР на 3 месяца, затем СУС. Если человек упорствует, его увозят в тюрьму. В тюрьмах есть пресс-хаты, там бьют и насилуют. В прошлом году, по словам Зялмаха, один человек пытался повеситься, чтобы его не изнасиловали. Люди вскрывают себе вены, чтобы избежать позора.
          В настоящее время Зялмаха переводят в другое место. Оно находится в том же самом поселке, называется «тройка». В «тройке», как рассказывают побывавшие там, начальник – страшный человек, он, как выразился Зялмах, «карает заключенных». Пытки и издевательства по отношению к Зялмаху Кодзоеву там наверняка только усилятся.


ЕЛЕНА МАГЛЕВАННАЯ


22.12.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.016698837280273