Вестник гражданского общества

Резиновая Москва

Открытое письмо министру ВД РФ Колокольцеву

Министр внутренних дел РФ генерал полиции Колокольцев В.А.


Уважаемый Владимир Александрович!

Добиться справедливости и законности путем подачи заявлений в полицию традиционным путем, по почте и через электронную приемную, я не смогла. Из своего жизненного и профессионального опыта я знаю, что огласка – это почти единственное средство защиты обычных граждан от произвола и беззакония. Поэтому решила воспользоваться имеющейся у меня, как журналиста, возможностью обратиться к Вам через СМИ и соцсети. Право на это мне дает также уверенность в том, что моя история не уникальна и с подобными остающимися безнаказанными преступлениями сталкиваются многие граждане нашей с Вами страны.
 
Надеюсь, что Вы поможете мне и создадите, таким образом, прецедент для помощи многим другим россиянам, пострадавшим от действий мошенников в сфере недвижимости.
 
 
О том, что столица России не резиновая и не может вместить в себя всех желающих, мы слышим годами. Но, оказывается, если очень хочется, то можно превратить квадратные метры в столичных квартирах в абсолютно резиновые, растягивающиеся практически до бесконечности. И все это с попустительства и даже прямого участия государственных органов, включая Росреестр и московскую полицию. Оказывается, на 12 квадратных сантиметрах жилой площади можно с легкостью зарегистрировать 6 человек и, наверное, и это не предел. Фантастика? Нет, жестокая реальность. Говорю это как непосредственно пострадавшая от такого экстремального «уплотнения» моей собственной квартиры.
 
Корень зла, позволяющий осуществлять такие махинации с жилой площадью, принадлежащей гражданам на правах собственности, кроется в недостатках российского законодательства. В результате разных житейских обстоятельств: разводов, наследственных дел, дарений и прочего – квартиры оказываются поделенными на доли. Доля – это не квадратные метры и комнаты, это абстрактные части в праве собственности на жилую площадь, которые выделить в реальную жилую площадь в городской квартире чаще всего нельзя. И когда владельцами долевой собственности становятся чужие друг другу люди, совместное проживание которых в одной квартире невозможно, возникают споры, которые доходят до суда. И тут у суда есть простор для произвольных решений, так как в законодательстве вопросы долевой собственности запутанны и недоработаны.
 
В моем случае ¾ доли малогабаритной двухкомнатной московской квартиры принадлежат мне, а ¼ доля – проживающей в Туле дочери от первого брака мужа моей тети. И моя тетя, и ее муж давно умерли, я унаследовала за тетей ее имущество, а дочь ее мужа – его имущество. По-хорошему разделить его мы не смогли по психологическим причинам. Раиса Борисовна Шор люто ненавидела мою тетю, вышедшую замуж за ее овдовевшего отца. А после смерти тети эта ненависть, кипевшая в ней более 30 лет, перекинулась на меня, человека для Раисы Шор совершенно чужого. Поэтому она категорически не соглашалась ни продать мне свою долю, все равно не дающую права проживания в квартире, ни купить мою долю, ни продать квартиру вместе, разделив вырученные от продажи деньги согласно нашим долям. Пришлось мне обратиться в суд для решения этой проблемы.
 
В Гражданском кодексе есть статья 252 «Раздел имущества, находящегося в долевой собственности…», пункт 4 которой предусматривает принудительный выкуп незначительной доли по решению суда: «В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию». «Не может быть реально выделена» – это понятие конкретное, объективное, а вот «незначительность доли» и «существенный интерес» - понятия размытые,  субъективные, в законе не разъясненные.
 
Свой иск я основывала на том, что Шор Р.Б. не может выделить свою долю в натуре, и, соответственно, не может использовать ее для жилья или сдачи внаем, а также, что она никогда в Москве не проживала, и, исходя из этих вводных, не имеет существенного интереса в использовании общего имущества. В качестве дополнительного аргумента я привела постановление Пленума Верховного суда, вынесенного по поводу решения суда, где в абсолютно аналогичных условиях судебный спор был решен в пользу владельца ¾ долей квартиры, и было рекомендовано судам общей юрисдикции действовать также.
 
Мой иск рассматривала судья Бутырского районного суда г. Москвы Абдулкеримова Е.М. Рассматривала долго, много раз переносила заседания и каждый раз говорила, что мне нужно нанять адвоката, что, видимо, следовало понимать как прозрачный намек на то, что через адвоката можно будет договориться о взятке. Но я взяток принципиально не даю, поэтому в итоге судья Абдулкеримова отказала мне в моих исковых требованиях на основании ложного утверждения, что Шор Р.Б. имеет существенный интерес в использовании общего имущества, так как якобы много лет жила в этой квартире и пользовалась всеми услугами, включая поликлинику, что для нее, как пенсионерки, важно. Хотя то, что Шор Р.Б. никогда не жила не только в этой квартире, но и вообще в Москве, было зафиксировано с ее слов в протоколе заседания суда. Во всех последующих инстанциях, вплоть до Верховного суда, куда я обращалась, решение суда первой инстанции оставили без изменений. Именно это неправосудное и необоснованное решение судьи Аблулкеримовой, вынесенное в 2011 году, стало «миной замедленного действия», приведшей к преступным событиям в 2022 году.
 
Раиса Борисовна Шор, 1949 года рождения, сама по присутственным местам уже не ходит, все ее дела решает по доверенности ее дочь, также жительница Тулы Марина Александровна Япрынцева. Видимо, ей от матери передалась немотивированная и необузданная ненависть ко мне, ни в чем ни перед ней, ни перед ее матерью не виноватой, и ведомая этой ненавистью она пошла уже на уголовное преступление. Причем, время для осуществления своей мести Япрынцева выбирала долго, терпеливо дожидаясь момента, когда у меня и моей семьи не будет денег на срочный выкуп ¼ доли  квартиры, принадлежащей ее матери, который бы позволил мне использовать преимущественное право покупки.
 
Мы все не раз слышали, а кто-то, возможно, и сам произносил угрожающую реплику «Продам свою долю гастарбайтерам!». Марина Япрынцева эту угрозу не просто осуществила, она ее усовершенствовала. Долю своей матери она «продала» подставному лицу, несколько лет находящемуся в розыске, а затем уже от имени этого подставного лица стала оформлять фиктивные договоры дарения по 1/360 доли тем самым гастарбайтерам. За месяц с небольшим она «подарила» по 1/360 доле в праве собственности квартиры 25 гастарбайтерам и продолжает «дарить» дальше. Всего, как несложно подсчитать, ¼ долю в праве собственности на квартиру можно разделить на 90 «кусочков» по 1/360 доли. Если перевести такую долю в квадратные метры этой конкретной квартиры, то она будет равна 12 квадратным сантиметрам.
 
В 2017 году в Госдуму был внесен законопроект, который должен был защитить собственников жилья от злоупотреблений при совершении сделок с микродолями. Он запрещал выделение и продажу долей, не пригодных для вселения и проживания, ограничивая размер отчуждаемой доли учетной нормой (в Москве учетная норма составляет 10 кв. м на человека). В 2018 году законопроект был принят депутатами в первом чтении, но дальше так и не продвинулся, лобби мошенников, зарабатывающих на продаже микродолей для рейдерских захватов квартир и фиктивной регистрации, оказалось сильнее, чем воля депутатов Госдумы. Поэтому мошенники до сих пор чувствую себя вольготно, ведь их, в отличие от порядочных граждан, защищает несовершенство закона, допускающего мошеннические действия с долевой собственностью.
 
Марина Япрынцева по жизни занимается продажей одежды на рынке в Туле, у нее ИП. В махинациях с недвижимостью раньше замечена не была. Поэтому, чтобы провернуть эту многоходовую квартирную  аферу, она обратилась к «специалистам» со стажем. Со своим делом мести мне за поруганные моей тетей чувства своей матери (когда моя тетя вышла замуж за этого вдовца, мне было всего 7 лет, а самой Марине 2 года), она пришла в агентство ЕГСН (Единая Городская Служба Недвижимости; Москва, ул. Малая Дмитровка, д. 14, стр. 4). Выбор агентства был не случаен, подобные сделки (точнее их следует называть аферами) там совершаются регулярно, а его нынешний владелец и гендиректор Кузьмицкий Василий Федорович много лет входит в списки промышляющих в Москве квартирных рейдеров, которые составляют и размещают в интернете их жертвы https://dolya.org/?forum&reider4.
 
Все сделки с долями недвижимости с 2016 года проходят с обязательным нотариальным удостоверением. Предполагается, что это обеспечивает проверку законности сделки. Но если нотариус является частью преступной группы, он удостоверит любую незаконную сделку, тем самым придав ей видимость законности.
 
Сделки по моей квартире были удостоверены в нотариальной конторе нотариуса города Москвы Радченко Ильи Владимировича (номер в реестре Министерства юстиции №77/465-н/77 на основании Приказа № 17-ч от 4 января 2001 г.) самим Радченко и сотрудницей его нотариальной конторы, уполномоченной на совершение нотариальных действий в момент отсутствия нотариуса Бондаренко Дианы Георгиевны (на основании Приказа № 115 от 30 декабря 2015 года).
 
Но не следует думать, что нотариус Радченко и г-жа Бондаренко случайно оступились и ранее в подобных делах были не замечены. Как и глава агентства ЕГСН Кузьмицкий В.Ф., нотариус Радченко И.В. тоже много лет известен как «жулик, аферист и мошенник» (это цитата), специализирующийся на аферах с долями квартир (ссылки на отзывы граждан, пострадавших от его преступных действий: http://public-police.vn77.ru/n/?n=181; https://rus-vopros.livejournal.com/6159581.html; https://www.youtube.com/watch?v=h5lb2JbA4T0).
 
В этом деле также не могло обойтись без участия сотрудников Росреестра, без всякого зазрения совести осуществляющих госрегисрацию «подаренных» микродолей, хотя невооруженным глазом видно, что это преступная афера. Также в этом деле задействованы сотрудники Отдела по вопросам миграции ОМВД России по району Отрадное г. Москвы, регистрирующие «по месту жительства» по 6 человек на 12 кв. см (в мае 2022 года в моей квартире таким образом было зарегистрировано 11 человек, в том числе на одну такую микродолю зарегистрировали семью из Грозного, состоящую из 6 человек, и процесс фиктивной регистрации на «подаренные» микродоли продолжается).
 
В общем, фигурантов хватает на большую преступную группу. Тем более, если произвести выемку документов у нотариуса Радченко и в агентстве ЕГСН. Ведь они, в отличие от гражданки Япрынцевой, занимаются подобными аферами с недвижимостью давно и регулярно.
 
Как же так? Много лет в Москве действует преступная группа, участники которой известны (в интернете зафиксировано множество свидетельств их преступной деятельности), но ни огласка, ни обращения пострадавших от их преступных действий в суды и правоохранительные органы не мешают им не только продолжать свою преступную деятельность, но и совершенствовать ее (про «дарения» по 1/360 доли квартиры я нигде не нашла информации, видимо, моя квартира стала первой, которую раздербанили уже не на микро, а почти на нанодоли).  
 
Я сейчас наглядно продемонстрирую, как это происходит.
 
Естественно, я обратилась в полицию с заявлением о преступлении, причем дважды, 26 марта и 5 мая 2022 года. И что же произошло с моими заявлениями о преступлении? НИЧЕГО! Причем, это «ничего» было искусно организовано сотрудниками московской полиции.
 
Мое первое заявление о преступлении на имя начальника ГУ МВД России по г. Москве Баранова Олега Анатольевича было зарегистрировано 30 марта 2022 года в Книге учета заявлений и сообщений о преступлениях (КУСП) за №34403 и переслано начальнику Управления внутренних дел по Северо-Восточному административному округу, где и сгинуло.
 
Мое  второе заявление было зарегистрировано в КУСП Управления внутренних дел по Северо-Восточному административному округу 13.05.2022 за № 12570 и отправлено якобы по ошибке в ОМВД России по району Северный г. Москвы, где также было зарегистрировано в КУСП - 16.05.2022 № 4075 и  отложено «под сукно». После того, как я это выяснила и потребовала отправить мое заявление по надлежащему адресу, его передали в ОМВД России по району Отрадное г. Москвы, где  зарегистрировали с входящим №7026 от 24.05.2022 и  отдали на проведение доследственной проверки начальнику отдела участковых уполномоченных ОМВД Отрадное Кривоносову Алексею Владимировичу, тут же ушедшему в отпуск. С большим трудом мне удалось выяснить, что дальше мое заявление передали заместителю Кривоносова Фролкину Владимиру Андреевичу, еще сложнее было выяснить телефон этого Фролкина (дозвониться в дежурную часть ОМВД Отрадное можно только с наступлением полночи, в другое время суток там просто не берут трубку), а когда я, наконец, дозвонилась до самого Фролкина В.А., он в грубой форме заявил, что этим не занимается и мне следует обратиться к участковому, и швырнул трубку. Мои последующие звонки Фролкин сбрасывает.
 
Должна отметить, что этот спуск заявлений о преступлении ниже и ниже до самого низа полицейской вертикали порочен и свидетельствует о нежелании полиции заниматься расследованием преступлений. Ведь следы преступления, о котором я сообщила, нужно искать не в моей квартире, по адресу которой мое заявление спустили, а в документах Росреестра, нотариальной конторы нотариуса города Москвы Радченко И.В., агентства по продаже недвижимости ЕГСН и в Отделе по вопросам миграции ОМВД России по району Отрадное г. Москвы. И заниматься этим должен не участковый (который, кстати, уже сообщил мне, что это не входит в его компетенцию).
 
Считаю, что это наглядная иллюстрация того факта, что много лет совершающие преступления с недвижимостью и фиктивной регистрацией в московских квартирах риэлторы, нотариусы, сотрудники Росреестра и паспортных столов остаются безнаказанными именно благодаря сознательному бездействию полиции.
 
Между тем, из моих заявлений, поданных в полицию, очевидно, что речь идет о деяниях, подпадающих как минимум под две статьи Уголовного кодекса РФ: статьи 322.2 - Фиктивная регистрация по месту жительства и части 1 статьи 202 - Злоупотребление полномочиями частными нотариусами. Кроме того, нельзя исключить, что в них содержатся  признаки  преступления,  предусмотренного статьей 322.1  - Организация незаконной миграции. Причем, все эти преступления, в соответствии с частью 2 статьи 35 УК РФ, совершены группой лиц по предварительному сговору.
 
Это текст прошу считать официальным заявлением о преступлении на имя министра Внутренних дел РФ Колокольцева Владимира Александровича, так как найти справедливость,  законность и управу на преступников на уровне полиции г. Москвы оказалось невозможно.
 

Заявитель: Пинская Римма Юзефовна



07.06.2022




На главную

!NOTA BENE!

0.012082815170288