Вестник гражданского общества

Блохинские против рогачёвских

Что не поделили между собой детские онкологи?


 
 
Конфликт между новым руководством и лечащими врачами НИИ детской онкологии и гематологии НИМЦ имени Блохина обрастает все новыми неприглядными подробностями. Врачебное сообщество раскололось на два лагеря.
 
2 октября состоялась пресс-конференция, посвященная ситуации в НИИ им. Н.Н. Блохина. Она была организована независимым профсоюзом «Альянс врачей». Прямую трансляцию мероприятия вел канал «Навальный LIVE».
 
На конференцию аккредитовались представители более 20 СМИ. На вопросы журналистов отвечали подавшие заявление на увольнение бывший заведующий отделением трансплантации костного мозга, заместитель директора НИИ детской онкологии и гематологии НИМЦ имени Блохина д.м.н. Георгий Менткевич, заместитель директора НИИ детской онкологии и гематологии НИМЦ имени Блохина к.м.н. Максим Рыков, врач-онколог Наталья Субботина, а также мама одного из пациентов НИИ детской онкологии Анна. Вела конференцию председатель «Альянса врачей» Анастасия Васильева
 
Приглашенные на пресс-конференцию директор НМИЦ имени Блохина Иван Стилиди, министр здравоохранения Ольга Скворцова и уполномоченная по правам детей Анна Кузнецова на мероприятие не пришли и не прислали никого из своих представителей. Поэтому открытой дискуссии, к которой призывают уволившиеся онкологи и «Альянс врачей», пока не получается.
 
По словам участников пресс-конференции, их основные претензии к новому руководству – это незаконное снижение зарплат, отстранение от должности заведующего отделением трансплантации костного мозга Георгия Менткевича, требование лечить детей не по международным протоколам, а по стандартам, разработанным в НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Рогачёва, которые  не используют больше нигде в мире, а также авторитарная манера руководства Светланы Варфоломеевой, которую в начале лета Стилиди назначил на должность руководителя Детского центра онкологии и гематологии. Варфоломеева пришла из НМИЦ ДГОИ имени Рогачёва и не только привела за собой свою команду, но и привнесла стиль, методы и стандарты, принятые в Рогачёвском институте.
 
Коротко Максим Рыков охарактеризовал суть конфликта так: они пытаются уничтожить то, что создавалось 40 лет.
 
По словам же участвовавшей в пресс-конференции мамы пациента НИИ детской онкологии, родителям больных детей запретили общаться с прессой, пригрозив выпиской.
 
Несколькими днями ранее директор НМИЦ имени Блохина Иван Стилиди заявил журналистам, что зарплаты сотрудников детского онкоцентра в июле этого года действительно были снижены на 30%, но в августе они уже соответствовали уровню июня.
 
РИА Новости процитировало слова Ивана Стилиди о размерах зарплат в НИИ имени Блохина: «Январь - июнь научные сотрудники в среднем получили 169 тысяч рублей, врачи - 179, средний медперсонал, а именно медсестры - 86, и 66 - санитарки. В июле было некоторое снижение зарплат, возможно ощутимое, на 30% эти показатели были снижены. В августе опять 173 тысячи научные сотрудники, 155 - врачи, 81 тысяча - средний медперсонал и 61 тысяча – санитарки».
 
На пресс-конференции также был поднят вопрос о зарплатах в НИИ имени Блохина. Максим Рыков опроверг заявление Стилиди, по его словам зарплаты персонала значительно ниже. Точных сумм он не назвал, но сказал, что лечащие врачи иногда получали до 100 тысяч рублей.
 
Отвечая на вопрос из зала о конфликте интересов и обвинении в занижении количества государственных квот на лечение детей ради увеличения лечения за счет благотворительного фонда «Настенька», одним из попечителей которого он является, профессор Георгий Менткевич рассказал, что фонд этот был создан мамой умершего у него в отделении ребенка. Что квоты, которые выделяет государство, не покрывают лечение полностью. Так на каждого ребенка для трансплантации костного мозга выделяется 2 700 000 рублей. Но после трансплантации необходимо наблюдение, обследования, дорогое медикаментозное лечение – на все это квоты Минздрава не предусмотрены. Поэтому без денег фонда продолжать лечение прооперированных детей было бы не на что. Так что, чем больше детей будет прооперировано по квотам, тем больше средств необходимо изыскать – уже через благотворительные фонды – чтобы вылечить этих детей.
 
Кроме фонда «Настенька», лечение в НИИ детской онкологии финансирует фонд Константина Хабенского, рассказал Георгий Менткевич.
 
Детская онкология – очень наукоемкое, постоянно развивающееся направление медицины. На это нужны большие средства, в том числе на наблюдение выздоровевших детей, так как им делают химиотерапию, которая спустя 10-15 лет обязательно дает различные осложнения. Но в Минздраве РФ на это денег не выделяют и такую проблему вообще не видят. «Вот такой конфликт интересов», - печально резюмировал профессор.
 
Между тем, мнение врачебного сообщества разделилось, не все поддерживают представителей «Альянса врачей». Так 1 октября президент другого независимого профсоюза Межрегиональная общественная организация «Лига защиты врачей» Семён Гальперин довольно в резкой форме высказался о действиях врачей онкоцентра имени Блохина.
 
В интервью «Национальной службе новостей» он сказал: «Мы считаем, что конфликт раздут искусственно и что с самого начала была задача некоторых сотрудников организовать такой скандал и напряжение. Мы… считаем, что нападки на администрацию в данном случае не имели оснований. Более того, мы считаем неэтичным привлечение родителей к этим разборкам внутренним. Там просто запугали родителей несуществующими угрозами, что якобы врачи будут увольняться и не будет оказана помощь. Родителей вынудили на акции и заявления. Мы считаем, что это абсолютно неприемлемые действия. Ни о какой врачебной этике людей, участвующих в этой компании, речи не идет. Поэтому мы полностью дистанцируемся от позиции "Альянса врачей"».
 
Коллега Семена Гальперина по «Лиге защиты врачей» Ольга Демичева на странице сообщества «Диалоги о медицине» в Фейсбуке обвинила протестующих врачей в нечестности.
 
«Хотелось бы понять, - написала она, - почему эти «смелые люди», сейчас активно выступающие в СМИ под крылом Навального, на его сайте, ранее не подавали прежнему руководству докладные о плесени на стенах детской онкогематологии? Ведь это смертельно опасно для их пациентов, у которых на фоне химиотерапии развивается тяжелая иммуносупрессия. В июне ребенок, получавший химиотерапию умер от грибковой инфекции. Кто несёт ответственность за эту ситуацию?
 
Почему в этой опасной стародавней плесени и в многолетнем простое нового корпуса эти люди обвинили новое руководство, пришедшее в июне 2019? Трагикомедия абсурда. Они говорят, а обыватель, не задумываясь, верит... Как всегда. Ищи, кому выгодно...».

 
Видимо, прочитав эту запись, один из представителей СМИ задал на пресс-конференции вопрос о том, почему увольняющиеся врачи предъявляют обвинение в долгострое новых корпусов онкоцентра руководству, пришедшему всего несколько месяцев назад.
 
В том, что уже 20 лет не могут достроить новые корпуса, Варфоломееву мы не обвиняем, она тут не при чем, ответил Максим Рыков. Но пансионат, предназначенный для бесплатного проживания иногородних родителей с детьми во время амбулаторного лечения или обследования, превратили в трехзвездочный отель уже при новом руководстве, добавил Георгий Менткевич.
 
Тем временем, заместитель гендиректора НМИЦ ДГОИ имени Рогачёва Алексей Масчан заявил, что не примет на работу врачей, уволившихся из центра Блохина. Об этом он сказал в интервью радиостанции «Говорит Москва»: «У нас полно своих квалифицированных сотрудников, и люди, которые не могут ужиться с руководством, кому они нужны? Я вас уверяю, они не являются уникальными специалистами».
 
Также Масчан заявил, что увольнение нескольких сотрудников не повлияет на работу учреждения. «Их всех будут лечить, как и лечили... У них койки функционируют, врачи у них есть, и вся технологическая составляющая цепочка присутствует. Вообще, если в онкологическом центре, который занимается детской гематологией и онкологией, от ухода двух-трёх врачей всё рушится, значит это не онкологический центр, а чёрт знает что».
 
Между тем, по словам Георгия Менткевича, из отделения трансплантации костного мозга онкоцентра имени Блохина, которым он руководил и который сам создал в 1991 году, написали заявление на увольнение 6 врачей – а это весь состав отделения.
 
Как бы то ни было, в первую очередь пострадают от этого конфликта больные дети. Но кто и когда в России на государственном уровне думал о больных детях? В стране, принявшей «закон Димы Яковлева», о детях, тем более больных, думать не принято.
 
 
 
 

РИММА ПОЛЯК


07.10.2019



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

0.012242078781128