Вестник гражданского общества

Принудительная профсоюзность

 
Профсоюзы возникли в странах Запада несколько веков назад как организации, призванные защищать права работников – в первую очередь физического труда. Начиная с тред-юнионов и заканчивая современными докерами и транспортниками Англии и Франции, а также вечно бастующими учителями Израиля, они регулярно оказывались вовлечены в политическую борьбу, что, вероятно, было во многом неизбежным явлениям, учитывая размах и охват профсоюзных движений, а также широкий спектр тем, которыми им приходилось заниматься в рамках своей деятельности. Сегодня в разных странах мира существуют профсоюзы учителей и врачей, шахтеров и авиадиспетчеров, пилотов и рабочих промышленности.
 
В рамках настоящей статьи я не планирую излагать историю профсоюзных движений в России. Нет, речь пойдет уже про наше время и актуальные проблемы. Точнее, одну из них, а именно проблему принуждения работников государственных предприятий и организаций к членству в профсоюзах.
 
В Трудовом кодексе проблем, конечно же, не наблюдается. При чтении соответствующих статей, возникает впечатление, что мы живем в Городе Солнца, идеальном государстве, где права работников всецело учтены и строго соблюдаются, сотрудники создают по собственной инициативе профессиональный союз, а счастливый работодатель радостно предоставляет им помещение для собраний и всячески способствует деятельности данного «новообразования». В реальности, однако, ситуация иная – отношения с «самовольными» профсоюзами, своим рождением нередко обязанными конфликту с тем самым работодателем, часто не складываются, с «маргинальными» (тут приходится уточнить – не состоящими из маргиналов, а в академическом смысле термина) объединениями трудящихся неофициально, но активно борются власти, а уж реальная или воображаемая «оппозиционность» профсоюза считается ЧП и вредительством. Благо, год наступивший у нас юбилейный, а повторения всех известных событий столетней давности никто не желает. Даже автор настоящей статьи.
 
Не исключаю, что где-то в России существуют ныне и реальные, эффективные и независимые профсоюзы. Думаю, что их можно поискать в тяжелой промышленности и добывающих отраслях. Однако, говоря о профессиональных объединениях государственных служащих и тех, что образованы в государственных компаниях, следует констатировать: данные профсоюзы не эффективны, не реальны и не независимы. Они образованы работодателем (или государством как работодателем), подконтрольны ему же, инертны и сервильны на все сто процентов. Однако главную проблему я вижу даже не в том, что такие профсоюзы не борются за права работников. Бороться нужно не всегда, не со всем миром и не обязательно коллективными методами, актуальными для 19-20 столетия. В современной России наиболее эффективно защищать свои трудовые права лично и в суде, иногда с привлечением других государственных органов, как то трудовая инспекция и прокуратура. Скандал будет меньше, а шансы выше. Проблема же в том, что членство в таких фальшивых де-факто профсоюзах принудительное.
 
Большая транспортная компания, стратегическая. Каждый из читателей этих строк пользовался ее услугами. Работодатель сотен тысяч, а косвенно и миллионов людей. Во многих регионах – крупнейший и объективно самый желанный работодатель для населения. Есть даже коллективный договор – не то, чтобы совсем взаправдашний и заключенный немножко по принципу сами с собой, однако соблюдаемый и с хорошими условиями. Одно из ее (многочисленных) подразделений. Заявление о вступлении в ряды профсоюза только что принятым на работу сотрудником подписывается сразу после выхода на работу. Пообвыкнувшись, можно выйти из него – что чревато проблемами, так как начальники отделов фактически назначены ответственными за стопроцентное членство подчиненных в данной организации, якобы борющейся за их права. Но выйти можно. Но неприятно. И отговаривать будут не только в «профсоюзном» кабинете.
 
А теперь федеральная служба, тоже из тех, деятельность которой касается каждого. Еще на этапе оформления кандидату сообщают, что «у нас в профсоюзе состоят все» и «обязательно». Правда, размер заработной платы государственных служащих в данной, замечу, не лишенной своих плюсов, как, например, полное отсутствие принудительных задержек на работе до последнего кадавра, организации таков, что профсоюзный взнос минимален и совершенно не обременителен. Но ведь дело в принципе добровольности членства в профсоюзе, а не в рублях, не так ли?
 
Интересно, что причины такой политики государства для меня далеко не очевидны. Да, в результате собираются некоторые деньги и обеспечивается работой одна, скажем политкорректно, немолодая леди, которая «ведет» профсоюз на 100-150 сотрудников. Вероятно, соблюдаются некоторые спущенные сверху показатели членства. Но зачем они? Да и репутационный ущерб явно больше, чем выгода. Однако, возможно, я не вижу за деревьями леса и причины кроются глубже? Весьма вероятно, что так и есть. А пока мне кажется, что имитация нужна в первую очередь для имитации.
 
Деятельность классического «принудительного» профсоюза беззуба и бесконфликтна. Зубастости и принципиальности от него никто и не пытается требовать, потому что он просто не нужен. Учет мнения профсоюзной организации при увольнении кого-либо? Так это просто формальность, увольняют у нас на практике тоже не за то и не так, как написано в теории. То есть, речь не идет о том, что не будь его, работники бы создали собственный и за что-то боролись. Профсоюзная «активистка» в реальности занимается в основном праздниками и культурной программой. То есть тем, за что в частных фирмах по традиции отвечает кадровик, а при его отсутствии – «девушки из бухгалтерии». Подозреваю, что дополнительно к корпоративу и музеям с театрами она заполняет некоторое количество отчетов и внутренней бюрократии, которой обрастает как корабль ракушками любое занятие в рамках государственных или окологосударственных служб и компаний.
 
Резюмирую: сегодня в России существует проблема принудительного членства сотрудников в профсоюзах. Она касается значительного количества людей и приводит не столько к уменьшению их зарплат на сумму обычно весьма умеренных профсоюзных взносов, сколько к раздражению от самого акта принуждения к формальной и бесполезной активности (злая ирония – так как от сотрудника требуется только вступить в профсоюз и затем оставаться его членом, можно говорить об «активности в форме пассивности»). По запросу «заставляют вступать в профсоюз» Яндекс выдал мне 11 миллионов результатов. Уже первая страницы весьма познавательна.
 
Если после этой статьи в меня не метнут бомбой воскресшие левые эсеры, займусь другой не менее интересной темой – повальными и тоже ни разу не добровольными медицинскими осмотрами сотрудников.
 

ИЛЬЯ ЗИМИН


10.06.2017



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.021413087844849