Вестник гражданского общества

Кризис: откуда пришел и куда ведет?

 Откуда пришел?

          Нам говорят, что все началось с краха компаний ипотечного кредитования в США. Компании стали рискованно спекулировать своими ценными бумагами, строить пирамиды из них, а в это время многие владельцы ипотечных кредитов начали испытывать затруднения при погашении этих кредитов. И дальше идут разные рассказы о том, как проводились спекуляции. И все это – правда. Но не вся и не главная.
          Приведу несколько цитат из моей написанной в 2006 году статьи «Злокачественная конвергенция – последняя стадия капитализма или человечества?»:
          «США - самая богатая страна мира, но в конце 2005 года Министерство сельского хозяйства США сообщило, что в 2004 году 38 млн. 200 тыс. американцев страдали от недостатка еды. Это число включает 24 млн. 300 тыс. взрослых (11,3% взрослого населения США) и 13,9 млн. детей (19% всех американских детей).
          …Одной из главных причин такого положения является регулярное уменьшение реальных заработков. Так, по данным Бюро переписи населения США (US Census Bureau), за период с 1999 года по 2004 год средний доход на домохозяйство снижался ежегодно на 3.8%. За этот же период стоимость жилья, медицинского обслуживания и ухода за детьми выросла на 46%. И это при том, что в означенный период производительность труда в США росла на 3% ежегодно! (Данные международного информационного агентства Washington ProFile (http://www.washprofile.org/. Выпуск от 29.04. 06, №36(668))».
          Сходная картина наблюдается и в других развитых странах. Когда я приехал (в качестве политэмигранта) в Германию в 1974 году, она по сравнению с сегодняшним днем (и с США, где я прожил перед тем около года) представлялась социальным раем. Но, начиная с момента крушения «лагеря социализма», все поехало вниз: социальные программы стали демонтироваться, постепенно, но неуклонно. И связь этих событий была очевидна - исчез конкурент! С его скукоживанием освободилось и пространство для пресловутой глобализации, позволившей легко переводить капиталы и производство в бывшие соцстраны и в страны третьего мира, к дешевому труду, понижая жизненный уровень в развитых странах.
          В последние 15 лет в Германии и в других странах Западной Европы начала уменьшаться реальная зарплата, точнее, ускорилось ее уменьшение за счет опережающего роста цен. Потрясением для европейцев стало почти двукратное увеличение цен на предметы первой необходимости и услуги с введением единой европейской валюты. Начал увеличиваться рабочий день, усилился рост безработицы, главным образом из-за перемещения рабочих мест в третий мир. В Германии было законодательно облегчено увольнение наемных работников, стали сокращаться пособия по безработице и длительность их получения – и то и другое почти вдвое; социальная помощь безработным была сведена к позорной программе «Харц-4»/“Harz-4“¬, которая рассчитана на то, чтобы безработный не умер с голоду. Премьер Баварии Штойбер в начале 2008 года привел данные: 10 лет назад один школьник из 25 не мог выкупать школьные завтраки, а сейчас – один из 5! В последние годы в Германии появились такие нищие семьи, дети которых уже вообще не могут посещать школу.
          Началось поэтапное увеличение пенсионного возраста: с 60 до 67 лет для женщин и с 65 до 70 для мужчин. Для безработных была узаконена оплата временной работы за 1 (один) евро в час. Факт - чудовищный для Германии. Позорным делом представляется мне и уменьшение оплаты медицинскими страховыми кассами работы врачей, что ведет к ухудшению обслуживания больных. (Сейчас, когда я пишу эту статью, продолжается забастовка большинства медперсонала государственных и университетских госпиталей в поддержку требования улучшить условия труда и увеличить на 30% зарплату.) К сведению наших либералов, самые тяжелые антисоциальные реформы в Германии проводило правительство социал-демократов Герхарда Шрёдера. Нынешнее коалиционное правительство Ангелы Меркель продолжает демонтаж «социальной экономики». Недавно узналось, что принято постановление властей, запрещающее государственным страховым кассам оплачивать дорогие лекарства! Врачи, больные и пенсионеры в ужасе: в число дорогих попадают и лекарства от смертельно опасных болезней и от тяжелых хронических заболеваний.
          Заметим, что происходило все это в условиях развивающейся экономики, а не в период кризиса.
          Между прочим, характерный симптом снижения жизненного уровня населения - господство на рынке и на улицах маленьких, дешевых, малолитражных автомашин, явление последних 10 --15 лет.
И это не колебательное движение: сегодня вниз, завтра вверх. Начальник русской редакции «Свободы», высокооплачиваемый американский чиновник, рассказал мне как-то, что его отец, служивший пилотом пассажирских авиалиний и зарабатывавший на порядок меньше, чем получает его сын, имел два хороших дома, причем второй - в Швейцарии! А вот он, его сын, такого теперь себе позволить не может. Да я и сам видел, начиная работать (в Америке) на «Свободе» (в 1973 г.), как мои уже давно работавшие там коллеги покупали по два дома. Я же через 15 лет службы смог купить лишь маленькую трехкомнатную квартиру. И это притом, что заработки журналистов на «Свободе» были значительно выше среднего уровня зарплат, и для Германии, и для США.
          Вот что пишет на ту же тему американский социолог Патриция Келсо, супруга и соавтор банкира и юриста Луиса Келсо, автора знаменитой на Западе программы ИСОП/ESOP (План передачи собственности работникам): «Теперь Запад не может более скрывать бедность, которая как морская вода в корабле, получившем пробоину, затопила трюм и уже грозит пассажирам на средних палубах. В США, например, поколением раньше матери малолетних детей обычно не работали вне дома: заработка мужа хватало на семью, а при бережном ведении хозяйства – и на скромный отдельный дом. Сейчас же даже бездетной паре не обойтись без двух или нескольких источников дохода. В 1950 году 7 американцев из 10 могли позволить себе новый дом среднего качества и размера; к 1970 году собственный дом стал недосягаемой целью для 4 из 5 американцев. На начало 90-х годов миллионы американцев, которых никто не считал, вовсе не имеют крыши над головой и ночуют в автомобилях, в приютах или на улице». (Предисловие к русскому изданию книги Луиса и Патриции Келсо «Демократия и экономическая власть», Москва, 1993 г.)
          И эта тенденция сохраняется. В апреле 2006 года газета Нью-Йорк-Таймс опубликовала сенсационную для США новость: впервые за всю историю страны, человек, занятый полный рабочий день, но получающий минимальную зарплату, не в состоянии оплатить аренду однокомнатной квартиры в любой точке США. Ныне подобный работник зарабатывает $10,5 тыс. в год. Для сравнения, топ-менеджер корпорации Halliburton – $8,3 тыс. в час, его коллега из Exxon-Mobil – около $13,7 тыс. в час. (Washington ProFile, 20.04.06)
          Вот, а мы слышим со всех сторон удивление, откуда вдруг налетел этот кризис? Чего это вдруг люди перестали выплачивать ипотечные кредиты? Нищета нарастала, нарастала, и количество перешло в качество, в кризис!
          В статье «Очевидности, которые страшно осознавать» (март 2006 г.), я писал: «Раскроем вновь глаза и зададимся вопросом, можно ли считать приемлемым для людей, совместимым с ними строй, который, развивая производство и технологии (к капитализму в России это не относится!), делает в то же время людей беднее и демонтирует их социальную и экологическую защищенность?»

Куда ведет?

          В последнее десятилетие во всем западном мире началось бурное пожирание гигантскими компаниями столь же огромных компаний-конкурентов, базирующихся часто в других странах, что стало приводить к созданию транснациональных сверхмонополий, к подавлению рыночной конкуренции, к росту цен и ухудшению качества товаров. Когда я 36 лет назад эмигрировал на Запад, имена таких крупных фирм, как «Мерседес», «Сименс», «Сони» и т.д. являлись синонимом знака качества, однако сегодня это уже далеко не так.
          До периода обострения «жора» суперкомпаниями друг друга демократические государственные механизмы худо ли бедно придерживали экспансию капитализма в те сферы жизни, где ему не должно быть места, смягчали разрушительное действие этой экспансии. Но сейчас, сошлюсь на Джорджа Сороса, «международный капитал уходит от политического или общественного контроля. Мир, пишет Сорос, «вступил в период глубокого дисбаланса, в котором ни одно государство не может противостоять силе транснациональных корпораций и мировых финансовых рынков и в котором почти не существует институтов, создающих международные нормы». («Кризис мирового капитализма», М., 1999, с. ХХ1V)
          Сорос полагает, что необходимо создание мирового правительства и международного законодательства для регулирования деятельности ТНК. Но, на мой взгляд, это уже чистая утопия.
          Необходимо было бы, полагаю я, поторопиться с внедрением в мире посткапиталистического уклада, строя, который точнее всего определить как синтезный социализм, т.е. результат синтеза определенных черт капитализма и «старого» социализма. Иначе этот строй можно охарактеризовать как демократический социализм с рыночной экономикой и с преимущественно групповой собственностью трудовых коллективов на средства и продукцию производства.
          Синтезный социализм не допускает формирования монополий (они невыгодны трудовым коллективам), не склонен к экономической агрессии, экспансии и совмещает интересы отдельных предприятий с интересами общества.
          Описывать здесь подробнее синтезный социализм я не буду. Такое описание содержится во многих моих статьях и книгах, важнейшие из которых размещены на моем сайте www.belotserkovsky.ru (самое полное изложение в книге «Продолжение истории: синтез социализма и капитализма»).
          Подчеркну лишь, что в последние 40-50 лет во всех развитых странах Запада во множестве появились ростки такого социализма - предприятия и коммерческие учреждения, принадлежащие трудовым коллективам, а также и их ассоциации, представляющие собой мини-государства будущего.
          Социализм, возникший в России в 1917 году, представляет собой антитезисную формацию, построенную на полном отрицании всех черт капитализма. Такие формации часто возникали в мире в начале революций, но, будучи неэффективными и нежизнеспособными, они либо погибали, либо трансформировались в синтезную формацию нового строя. Ленинский НЭП был направлен к такой трансформации, но пал под ударом феодальной контрреволюции Сталина, замаскированной под социализм.
          А.Д.Сахаров в отзыве на мою статью («Третий путь», ж. «Грани», №№ 91-93, Германия,1974), в которой впервые была изложена моя теория нового, синтезного, социализма, высказал важную мысль, что эта модель представляет собой «конкретный аспект здоровой конвергенции». Откуда следует, что возможна и нездоровая конвергенция, злокачественная. Таковой, на мой взгляд, является соединение государства с крупным капиталом и государственное администрирование в ущерб конкурентным, рыночным отношениям.
          Но совсем недавно я понял, что она уже идет в мире, такая конвергенция! С одной стороны, спонтанно возникают транснациональные суперкорпорации, представляющие собой квазигосударственные структуры, а с другой стороны, государственные учреждения, пытаясь смягчить негативные последствия хозяйствования крупного капитала, усиливают свое вмешательство в экономику. И создание достославного Европейского Союза со всеми его многочисленными органами также суть проявление этой самой злокачественной конвергенции. Родился данный Союз из потребности противостоять США, Японии, Китаю, т.е. все из-за той же конкуренции гигантов, а затем на него лег и груз всеобщих угроз и проблем, от экологического кризиса до международного терроризма. Возникла необходимость создавать или увеличивать для борьбы с этими угрозами бюрократические структуры, которые затем начали спонтанно пухнуть и искать себе новую работу, и вновь - пухнуть, вольно или невольно все больше подминая под себя рыночную экономику.
          Процесс слияния капиталистических корпораций, фирм и срастания их с государством подобен слиянию, укрупнению клеток и окостенению организма, что и представляет собой процесс старения. А все старые «организмы», будь то живые существа или вот социальные формации, больше и тяжелее болеют, доставляя окружающим великие заботы.
          Но все сравнения, как известно, хромают. Капитализм отличается от всех предыдущих социальных формаций тем, что он развивает мощные технологии, наносящие ущерб окружающей среде и людям, и не заинтересован вкладывать столь значительные средства в ликвидацию вредных последствий такого развития. Кроме того, при капитализме создается и совершенствуется оружие всеобщего уничтожения. И все это может привести мир к гибели, если капитализм слишком заживется на свете. Все предыдущие формации могли долго влачить старческое существование, не угрожая гибелью человечеству.
          Я не раз упоминал и сейчас повторю то, что повторял Сахаров до конца своей жизни: «Конвергенция социализма и капитализма в конечном итоге единственная альтернатива гибели человечества!». (Конвергенция – другое название синтеза.)
          Многие спрашивают, почему же ростки и анклавы синтезного (конвергентного) социализма не могут вытеснить капитализм? Да потому, что они не в силах раздробить, убрать с пути скалы гигантских транснациональных корпораций, вынуждены расти в расщелинах между ними. Необходимо, как говорится, политическое решение, чтобы раздробить эти корпорации на составляющие единицы, способные к самостоятельному существованию, и передать или продать их трудовым коллективам, тем, разумеется, которые этого пожелают.
          Между прочим, гигантские размеры ТНК не объясняются технологическими потребностями. Корпорации пожирают друг друга в стремлении избавляться от конкурентов и увеличивать свои прибыли, а также для того, чтобы их самих не съели конкуренты. Ради технологических потребностей образуются временные объединения предприятий.
          Но для того, чтобы упомянутые выше политические (и законодательные) решения могли состояться, необходимо создание массовых партий и движений, нацеленных на строительство синтезного социализма. Пока что ростков такого политического движения в мире не видно.
          В эпилоге книги «Путешествие в будущее и обратно» (М., 2003 г.) я писал: «На Западе большая часть людей сейчас втянута в суету накопления- потребления, да и живет еще относительно благополучно и потому не ищет, путей избавления от надвигающихся на мир угроз, и не осознаёт и степени их опасности. Важной причиной пассивности западных людей в поисках пути к спасению является, видимо, и шок от краха «социализма» советского, феодального типа. Дискредитированным оказался сам по себе поиск нового устройства жизни. В третьем же мире людям не хватает интеллектуального ресурса, да и не до поиска им новых путей — надо выживать! Как теперь и большинству людей в России. А тем временем угрозы продолжают нарастать. И боюсь, писал я, что когда грянет гром какого-нибудь тяжелого кризиса, западные правящие круги в панике кинутся к государственному социализму, к планово-административной системе. Это может представиться им более быстрым и более простым выходом, да и власть позволит сохранить. Разумеется, такая система может дать лишь временный эффект, и приведет в тупик. Поняв это, люди наконец потянутся к «синтезному» социализму, но не будет ли слишком поздно?! Не перейдут ли процессы разрушения за точку невозврата? О чем уже давно предупреждают многие крупнейшие ученые мира, в том числе предостерегал и академик Сахаров».
          Поведение властей западных стран, как и властей российских, в условиях начавшегося сейчас сильнейшего экономического кризиса, увы, подтвердило мое опасение.
          Дальнейшее развитие событий тут будет зависеть от силы кризиса и поведения общественности.

          Но особое положение в капиталистическом мире занимает Россия и, похоже, Украина. Нынешний кризис на них сказывается сильнее, чем на развитых западных странах. У них очень слаба обрабатывающая промышленность. Вся экономика в этих странах зиждется на экспорте сырья и продуктах его первичной обработки. Притом что население этих стран относительно многочисленно, это не какие-нибудь Арабские эмираты. Поэтому в двух упомянутых странах кризис может произвести катастрофическое действие и уже в ближайшее время. И все будет зависеть от активности народа, общества и более всего - от активности интеллигенции. От того, способна ли она будет предложить народу в качестве цели - создание синтезного, демократического социализма, как это сделала элита польской интеллигенции в 70-80 годы прошлого столетия при зарождении «Солидарности». Образованная часть народа: заводские инженеры, техники, квалифицированные рабочие - я уверен, поймут спасительность такой цели, а за ними пойдет и большая часть народа. Обретение вдохновляющей конструктивной цели удержит людей и от бессмысленного разрушения и насилия в качестве выражения протеста.
          Да, вероятность смелого и разумного поведения интеллигенции в России и в Украине сегодня представляется нам невеликой. Но это не должно останавливать тех, кто поймет значение упомянутой выше цели. Никому не дано проникнуть в душу народа и сказать наверняка, как он себя поведет. Важно понять, что установление синтезного, конвергентного социализма - в конечном итоге единственная альтернатива для наших стран.


ВАДИМ БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ


26.11.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.021998167037964