Вестник гражданского общества

Челобитная Президенту

Президенту Российской Федерации
Медведеву Д.А.


          Уважаемый господин Президент!

          Четыре десятиэтажных дома, построенные за счет средств государственного бюджета, росчерком пера главы местной администрации переданы вместе с жителями в собственность акционерного общества (бывшего совхоза). Это хищение грубо замаскировано и преподносится как компенсация за изъятие земель, никогда не принадлежавших совхозу на праве собственности. Все бы ничего, да не согласился с этим один работник (теперь уже бывший) того совхоза, он же - житель одного из домов (тоже уже бывший), точнее сказать, работница, не понравилось ей, что ее вместе с ребенком продают в рабство как крепостную, и понуждают надрываться годами за нищенское содержание, чтобы потом, может быть, и дать то, что и без того должно быть ей передано безвозмездно. Не понравилось ей все это во времена, когда высшие чины государства только и твердили о свободе и демократии.
          И вот закрутилось дело. И «крутится» оно в производстве суда тому уже скоро двенадцать лет, и конца этому не видно, и седьмое уже решение поспело, но и оно, я знаю, не станет последним.
          Имя той работницы - Насырова Г.М., а происходит все это не в забытой Богом африканской провинции, а в Ленинском районе Московской области, т.е. всего лишь в получасе езды от Вашего, господин Президент, кремлевского кабинета.
          Такие, вот, дела у нас скорбные…
          Так вот, я, руководитель Общественной приемной межрегиональной общественной благотворительной правозащитной организации «Комитет «За гражданские права», за годы работы составивший тысячи обращений в защиту прав граждан, из которых ни одно не было предназначено для Президента Российской Федерации, хочу задействовать теперь последний ресурс, для того чтобы восьмое решение по этому делу стало последним, и чтобы книга позора, несуразиц и иных достойных осмеяния рекордов мировой истории не пополнилась бы унизительной для России записью о судебном деле продолжительностью более 12 лет, деле, в основе которого лежит дерзкое хищение чиновниками муниципального имущества в особо крупном размере.
          Четыре года понадобилось в ХХ веке народу СССР на то, чтобы отразить тяжелейшую агрессию и изменить ход мировой истории. Четыре года непрерывных страданий, тягот и лишений всего народа. Дело, о котором я говорю, не касается больших масс людей, непосредственно здесь затронуты интересы только двух человек, косвенно – от силы, нескольких сотен, но эти двое при отсутствии войны, природных катаклизмов и иных чрезвычайных обстоятельств, оставшись без жилья и находясь в исключительно тяжелых условиях существования, на протяжении 12 лет ведут упорную, изнурительную и неравную борьбу за выживание на своем участке невидимого фронта, по всей линии которого великий народ-победитель неизменно и роковым образом терпит поражения одно за другим.
          И редкие исключения лишь подтверждают правило. Я знаю, что говорю.
          Закон есть только тогда, когда он есть всегда, а его нет не только в этом конкретном и возмутительнейшем случае, но его нет практически во всяком деле, где чиновник может проявить свой «шкурный» интерес. И мне нет нужды говорить здесь о других многочисленных известных мне случаях, мне достаточно сказать, что в этом конкретном деле при чрезвычайном напряжении и неимоверных затратах сил справедливость не могла быть восстановлена на протяжении 12 лет.
          Это кое о чем говорит. 
          12 лет я не могу объяснить в суде и в прокуратуре простую вещь – что четыре 10-этажных дома попросту украли на глазах у всех. Представитель местной администрации в суде разводит руками и, вопреки закону, прямо запрещающему муниципальному образованию отказываться от муниципального имущества, лицемерно заявляет, что эти четыре дома не могут принадлежать муниципальному образованию, т.к. они никогда ему не принадлежали. Что правда, то правда, это вновь созданное имущество украли сразу, еще до оформления его передачи в муниципальную собственность - начали, было, оформлять, да не успели. На вопрос, почему стоимость компенсации на порядок выше стоимости компенсируемого, представитель администрации ничтоже сумняшеся заявляет, что считать - это дело бухгалтера, а дело администрации – выносить постановления по вопросам своего ведения. И закрывая глаза на грубые противоречия в своей позиции, администрация, откровенно предавая тех, в интересах кого она призвана действовать, наотрез отказывается предъявлять самостоятельный иск об истребовании имущества, чем исключительно осложняет защиту нарушенных прав гражданина. А орган опеки (благо ребенок, в интересах которого этот орган был привлечен к участию в деле, за 12 лет перестал уже быть ребенком) защищает теперь права тех детей, родители которых приобрели спорную квартиру по недействительной сделке.
          И прокурор в мундире с погонами и звездами поддерживает, и судья, облаченный в мантию, кивает и соглашается и пеняет гражданину на то, что не вправе он от лица муниципального образования требование заявлять, хотя бы даже и об одной квартире, оно само, дескать, знает, образование это, что ему требуется.
          И символы государственной власти в зале судебного заседания подтверждают молчаливо и скорбно, как на похоронах – все серьезно, все так и есть.
          И некуда идти человеку, и не у кого правды искать!
          Вспоминаются слова участкового, вычитанные мной некогда в жалобе отчаявшегося: «Помни, в какую бы дверь ты ни постучал, ее открою тебе я». Сколько таких урядников на местах правит в это смутное время! И форма единого образца, и лицо – неизменно одно. Имя им – легион. Одни, кажется, книжки в детстве читали, а вот ведь…
          Судья затягивает дело, как только может - зачем ему решение, которое отменят потом? Квартира отчуждается – в деле появляются новые лица, у новых лиц рождаются дети – что ж, плодитесь и размножайтесь и не думайте о том, что когда-то спросится, главное - застолбить место. Но иногда человеческий фактор и здесь сказывается. Однажды судья, задействованный в деле, вынес решение, которое явилось точной копией уже отмененного ранее решения – небывалый случай! Судьи, испещряя свои решения подобного рода тайными знаками, глупейшими якобы ошибками и просчетами, неоднократно давали нам понять, что они просто не могут вынести по этому делу иного решения. Они не могут это сделать хотя бы только потому, что однажды такое решение уже было вынесено, но через короткий срок оно было отменено по формальным основаниям, а судья, его вынесший, был лишен судейских полномочий.
          Я не верю в случайность.
          Я не могу найти иного объяснения этим и другим многочисленным возмутительным фактам, как только сославшись на массовую коррупцию должностных лиц в Ленинском районе Московской области, которой охвачены также и судебные органы. Нити уходят наверх и там теряются. Все попытки возбудить по указанным фактам уголовное дело нашли отпор в структурах государственной власти регионального и федерального уровней. Нам остается лишь надеяться, что эти нити теряются бесследно и не доходят до вершины.
          Что нам еще остается?
          Впрочем, кое-что. У нас остается еще наша совесть, которую мы можем противопоставить иезуитским хитросплетениям и казуистике, мобилизованным для обоснования неправды.
          Только, вот, где нам взять силы на то, чтобы побороть отчаяние?
          Профессия юриста выставлена сегодня на посмешище. Существует культура диалога – каждая мысль должна быть высказана лишь однажды, и этого должно быть достаточно. Но юрист сегодня вынужден повторять очевидные вещи великое множество раз, и это все равно не достигает цели.
          Местная власть предала. Государство в лице судебных органов предало и продолжает предавать свой народ. В лице иных органов государство от народа отделено столь непреодолимыми преградами, что оно так называемого простого человека (хотя я убежден, что простых людей не бывает), по большей части, просто лишено возможности лицезреть. Наконец, граждан этого государства в силу всеобщего упадка нравов предали и те, кто по закону призван этот народ защищать, они преданы самым подлым, самым позорным и самым отвратительным образом своими профессиональными защитниками, своей адвокатурой. Я знаю, что говорю, каждую неделю ко мне приходят люди, пострадавшие от работы адвокатов, которые из рассказов этих людей предстают как чудовищные монстры, паразитирующие на несчастьях своих сограждан. Я не говорю здесь о единичных случаях действительно квалифицированной работы адвокатов и об отдельных уважаемых мной адвокатах, чьи достойные восхищения усилия, к сожалению, не способны изменить общую картину бедствия и упадка, я говорю о том, что в подавляющем большинстве случаев граждане этого еще именующего себя государством разлагающегося социального образования терпят притеснения также и с этой стороны, на которую первоначально, по незнанию, они возлагали последние свои надежды.
          То есть последняя надежда - это, конечно, пресса, но она просто захлебнулась сегодня от потока сенсаций и теперь хладнокровно делает свой бизнес, кому-то по случайности перепадает – оплеух или пряников. Мониторинги нарушений власти давно уже ничего не дают, преступления начальников в период смуты и «семибоярщины» никого не удивляют, это как похороны во время чумы – обычное дело.
           «И в какую бы дверь ты ни постучал, ее открою тебе я»…
          Господин Президент, если Вы во вверенном Вам российским народом государстве не можете навести порядок и заставить судебные органы работать надлежащим образом, так что даже в московском регионе суд на протяжении 12 лет самым вызывающим образом глумится над законом и правосудием и выносит решения, которые не отвечают задачам гражданского судопроизводства, не способствуют укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду, но, напротив, откровенно подрывают авторитет судебной власти, то российскому народу впору вспомнить о том, с чего начиналась когда-то российская государственность, и вновь идти на поклон к варягам.
          А куда прикажете? 
         Одна уже явка на выборах лучше всякого социологического опроса показывает, что, по мнению большинства граждан России, власть в государстве не принадлежит народу и не выражает его волю, а только обслуживает чиновничий аппарат и крупный бизнес, и, следовательно, легитимность этой власти неуклонно близится к нулевой отметке. 
          Итак, я ставлю Вас в известность, господин Президент, что в российском государстве отсутствует судебная власть, способная осуществлять правосудие в интересах граждан. В нашем государстве отсутствуют также административные органы, способные защитить граждан. Юрист в суде подобен сегодня клоуну в цирке, и для того, чтобы защитить законные права обратившихся в организацию 12 лет назад граждан, я, потратив много сил и времени на защиту их прав обычными, предусмотренными законом способами, вынужден прибегнуть теперь к частному обращению к самому главному в государстве начальнику, поскольку те, кто ниже рангом, уже ответили отказом, молчанием или бездействием. Нам, при нашем патриархальном мышлении и укладе, в силу примитивности нашего государственного устройства, при котором благие дела, касающиеся жизни граждан, решаются с блеском только там, куда указует высочайший перст, и куда высочайшее око обращает случайно свой светлый и скучающий взор, а великие, необъятные просторы России остаются при этом покрытыми мраком, и там, в потемках творятся уму непостижимые вещи - нам остается теперь разве что институт челобитных, и, вот, российский гражданин Вам, господин Президент, не за себя, и даже не за ближнего своего, а за дальнего ЧЕЛОМ БЬЕТ.

          По сему в соответствии со ст.33 Конституции Российской Федерации прошу провести проверку по указанным фактам работы судебного аппарата Видновского городского суда Московской области, работы должностных лиц Видновской городской прокуратуры, Прокуратуры Московской области, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, органов местного самоуправления Ленинского района Московской области, причастных к делу Насыровой Г.М., принять незамедлительные меры президентского реагирования к защите прав Насыровой Г.М. и ее сына Насырова Е.М.

С уважением,
Член Правления, руководитель Общественной приемной
межрегиональной общественной благотворительной
правозащитной организации
«Комитет «За гражданские права»
М.Ю.Невелёв


М.Ю.Невелёв


20.11.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.020196914672852