Вестник гражданского общества

Дело Стомахина: идеальная совокупность или конкуренция норм?

Записки адвоката

Борис Стомахин

          Бориса Стомахина за одно действие (размещение одной конкретной статьи в сети Интернета) могут наказать трижды по 3-м статьям УК РФ, необоснованно применив «идеальную совокупность преступлений» вместо учета законного в таких случаях понятия «конкуренция норм права».

           В данной статье я затрону проблему правоприменительной практики, когда из-за путаницы в понятиях «идеальная совокупность» и «конкуренция норм права» выносятся незаконные приговоры, люди подвергаются двойному наказанию, вопреки общепринятому в мире принципу non bis in idem, запрещающего повторное преследование и наказание за одно и то же деяние. Это системная проблема в российском правосудии. В адвокатской практике нередко приходится сталкиваться с тем, что идентичные деяния судами квалифицируются в приговорах по-разному.
          Понятие «идеальная совокупность преступлений» отражена в ч.2 ст.17 УК РФ:
         «2. Совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями настоящего Кодекса».
          Это и есть так называемая «идеальная совокупность» в уголовном праве.
          Под «конкуренцией норм» в теории уголовного права понимается наличие двух или более уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за одно и то же деяние.
          В отличие от совокупности при конкуренции норм совершается одно единичное преступление, которое и должно быть квалифицировано по одной статье УК.
          В уголовно-правовой литературе выделяют несколько видов конкуренции норм.
          Первый вид - это конкуренция общей и специальной нормы. В этих случаях общий состав охватывает все его разновидности, предусмотренные уголовным законом. Специальный же состав является одной из разновидностей общего. Таким образом, в подобных случаях есть основания говорить о различии норм по объему. Чаще всего в специальной норме предусмотрена более строгая ответственность, нежели в общей.
          Вторым видом конкуренции норм является конкуренция специальных норм.
          Этот вид конкуренции имеет место в случаях, когда законодатель предусматривает ответственность за одно и то же деяние в различных статьях, в зависимости от наличия отягчающих или смягчающих обстоятельств. При наличии и тех и других преимущество по общему правилу должно отдаваться привилегированным составам. В этих случаях более тяжкий квалифицирующий деяние признак поглощает менее тяжкие. Совокупность в таких случаях отсутствует, так как имеет место одно преступление.
          Таким образом, конкуренция уголовно-правовых норм — это одновременное регулирование одного уголовно-правового отношения двумя или более нормами, приоритетной из которых всегда является одна норма. Конкуренция норм носит нормативный характер. Нормативность конкуренции норм означает ее обязательность, типичность в праве. Юридическая природа конкуренции уголовно-правовых норм состоит в том, что конкуренция как правовое явление означает наличие в уголовном праве двух и более норм, одновременно регламентирующих одно правоотношение, преимуществом из которых обладает одна норма. При конкуренции общей и специальной норм преступление должно квалифицироваться по специальной норме. При конкуренции специальных норм со смягчающими и отягчающими обстоятельствами преступление должно квалифицироваться по норме со смягчающими обстоятельствами. При конкуренции только со смягчающими обстоятельствами преступление должно квалифицироваться по норме, санкция которой предусматривает более мягкое наказание. При конкуренции только с отягчающими обстоятельствами преступление должно квалифицироваться по норме, предусматривающей более строгое наказание.
          Необходимо отметить, что в современном российском уголовном законодательстве не существует двух норм, одинаково описывающих преступление. Любые составы преступлений различаются хотя бы одним признаком состава, чаще рядом признаков. Следовательно, конкурирующие нормы по-разному описывают одно и то же деяние, хотя частично эти описания совпадают. Исходя из степени такого совпадения, различают три общепринятых вида конкуренции:
          1) конкуренция общей и специальной норм;
           2) конкуренция специальных норм;
          3) конкуренция части и целого.
          Прежде чем более подробно остановиться на названных видах конкуренции, отметим, что конкуренцию норм ни в коем случае нельзя смешивать с совокупностью преступлений, в особенности идеальной, а также с неоднократностью преступлений.
          Так, идеальная совокупность преступлений имеет место тогда, когда одним деянием субъект совершает два (или более) преступлений. Содеянное одновременно квалифицируется по двум нормам закона; выбирать одну из норм нет необходимости. Например, замыслив убить одно лицо, виновный стреляет и этим выстрелом, помимо тяжкого вреда здоровью потерпевшего, причиняет средней тяжести вред здоровью рядом стоящего потерпевшего. Очевидно, что содеянное квалифицируется по двум нормам закона: ч.3 ст.30 и ст.105 УК (покушение на убийство при доказанности общеопасного способа — п. «е» ч. 2) и ч. 3 ст. 118 УК (причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности).
          Конкуренция общей и специальной норм. При всех видах конкуренции общей и специальной норм действует классическое правило: lex spesialis derogat legi generali (специальный закон отменяет действие закона общего).
          Данное правило прямо закреплено в действующем законодательстве (ч.3 ст.17 УК): «если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме».
          В целом квалификация преступлений не вызывает больших трудностей, если лицо, дающее правовую оценку содеянному, знает закон и обладает здравым смыслом, способностью делать умозаключения. Тогда квалифицировать преступление для него не представит труда. Но иногда в процессе квалификации можно столкнуться с рядом ситуаций, когда для квалификации необходимо сделать выбор из нескольких уголовно-правовых норм. Иногда бывает достаточно трудно сделать выбор той нормы, которая предусматривает ответственность за совершенное деяние, и еще сложнее сделать выбор, если признаки совершенного деяния содержатся в нескольких статьях Уголовного кодекса. Тогда найти верное решение нелегко. Для этого могут потребоваться более глубокие теоретические познания, анализ законодательства и судебной практики.
          Конкуренция норм - это одна из серьезнейших проблем, решать которую приходится во многих случаях правоприменительной практики. Ее преодоление оказывает прямое воздействие на правильное применение правовых норм, сказывается на соблюдении законности при применении права. 
          Сам термин «конкуренция» означает «соперничество, борьба за достижение наивысших выгод, преимуществ».
          Остановимся на том понятии, согласно которому «под конкуренцией уголовно-правовых норм понимается такое состояние, когда при квалификации преступления или решении иного вопроса в процессе применения уголовно-правовой нормы, на применение к данному конкретному случаю претендует две или больше уголовно-правовые нормы, не противоречащие друг другу, находящиеся между собой в глубокой взаимосвязи, частично совпадающие между собой по содержанию и рассчитанные на регулирование рассматриваемого вопроса с различной степенью обобщения и полноты, при этом применению подлежит только одна из конкурирующих уголовно-правовых норм».
          Самым опасным последствием неправильного понимания понятий «конкуренция норм права» и «идеальная совокупность преступлений» - назначение двойного наказания за одно и то же деяние, что противоречит международному принципу non bis in idem, Конституции России и ч.2 ст.6 УК РФ.

          Указанную проблему путаницы в понятиях «конкуренция норм права» и «идеальная совокупность преступлений» можно отследить на примере уголовного дела в отношении публициста Бориса Стомахина. Так, в нарушение ч.2 ст.6 УК РФ и ч.1 ст.50 Конституции России обвинение (следователи и прокуроры) предлагает судить публициста Стомахина по два, три и даже четыре раза за одно и то же деяние.
          Стомахину вменяют в вину размещение в социальных сетях Интернета, в частности в Живом журнале и на сайте http://soprotivlenie.marcho.net в период с марта 2011 по ноябрь 2012 года статей, содержащих, по мнению «экспертов-лингвистов» (поддержанному следствием и прокуратурой), публичное оправдание терроризма, призывы к экстремистской деятельности и возбуждение ненависти к русским:
 1. Белокрылый русишвайн
 2. В следующем году - без России
 3. Водометы и «честные выборы»
 4. Время героев
 5. Вторая Гражданская
 6. Вторичность РПЦ
 7. Годовщина цареубийства
 8. Дело Политковской живет...
 9. Долой Единую Россию
10. Жиды города Ростова
11. Зачистка
12. Имарат Кавказ - итоги 2011 года
13. Латвия 2012 в роли Чечни
14. Любителям «Великой России» на заметку
15. Мразь Россия
16. Мысли вслух
17. Неполиткорректное
18. Оскорбление чувств верующих
19 Памяти Шахидов
20. Поступок Дмитрия Виноградова
21. Профанаторам Белой Революции
22. Рабы металлодетекторов
23. Распад империи - единственный выход
24. Рога и копыта русского православия
25. С новым гадом!
26. Серп и молот - смерть и голод!
27. Утешительный приз
28. Честно признался...
29. Юбилей свободы в стране рабов
30 Qui prodest
31. Untermenschen.
          Кроме того, ему инкриминировано 5 эпизодов по ч.1 ст.30, ч.2 ст.205.2 УК РФ как приготовление к опубликованию в незарегистрированном в установленном порядке самиздатовском информационном бюллетене «Радикальная политика» статей: «Годовщина цареубийства», в которой восхваляется деятельность террористов, убивших Александра Второго; рубрики «Благие вести» (сведения о гибели представителей органов государственной власти и правоохранительных органов от несчастных случаев и атак террористов) - 2 эпизода; «Памяти Шахидов» и «Имарат Кавказ: итоги 2011 года».
          Всего Стомахину Б.В. вменяется:
          - по ч.1 ст.205.2 УК РФ - 12 эпизодов;
          - по ч.1 ст.280 УК РФ - 19 эпизодов;
         -  по ч.1 ст.282 УК РФ - 22 эпизода;
          - по ч.1 ст.30, ч.2 ст.205.2 УК РФ - 5 эпизодов.
          Наверное, сразу бросается в глаза нелогичность в цифрах: 31 статья и 58 эпизодов вменяемых преступлений (каждое из которых вменено как самостоятельное преступление).
          Единовременное размещение на сайте http://soprotivlenie.marcho.net и в Живом журнале статьи «Утешительный приз» стороной обвинения квалифицировано сразу по 3 статьям УК РФ: ч.1 ст.205.2, ч.1 ст.280 и ч.1 ст.282 УК РФ. Одинаковое описание субъективной стороны по всем трем обвинениям (размещение публикации в Интернете).
          Таким же образом квалифицировано сразу по тем же 3-м статьям УК РФ размещение статей «Профанаторам Белой Революции», «Мразь Россия» и «Зачистка».
          Сразу по 2-м разным статьям УК РФ квалифицировано единовременное размещение статей: «Время героев», «Вторая Гражданская», «Вторичность РПЦ», «Любителям "Великой России"», «Серп и молот - смерть и голод!», «Честно признался...» - по ч.1 ст.280 и ч.1 ст.282 УК РФ; «Распад империи - единственный выход» - по ч.1 ст.280 и ч.1 ст.205.2 УК РФ; «Поступок Дмитрия Виноградова», «Рабы металлодетекторов», «Рога и копыта русского православия» - по ч.1 ст.282 и ч.1 ст.205.2 УК РФ; «Годовщина цареубийства», «Имарат Кавказ - итоги 2011 года», «Памяти Шахидов» - по ч.1 ст.205.2 и ч.1 ст.30, ч.2 ст.205.2 УК РФ.
           Следователи и курирующие их прокуроры (заместитель Бутырского межрайонного прокурора города Москвы юрист 1 класса Переудин А.А. и др.) исходили из положения уголовного права России, что одинаковые до запятой действия одного лица при совершении преступления могут быть квалифицированы сразу по нескольким статьям УК РФ. Следователь и надзирающий прокурор считают, что здесь имеет место быть «идеальная совокупность».
          Защита считает такой подход не обоснованным с точки зрения науки уголовного права. Идеальная совокупность просматривается в квалификации отдельных эпизодов, в частности, по ч.1 ст.280, ч.1 ст.282 УК РФ данного уголовного дела, но она отсутствует и не применима при вменении одного и того же действия сразу по нескольким статьям УК РФ, где речь идет о конкуренции норм права. Ниже я постараюсь обосновать, почему при квалификации действия Стомахина Б.В. нарушена именно «конкуренция норм права», приводящая к незаконному повторному осуждению за одни и те же действия, и показать, в чем ошибки обвинения.

          Под конкуренцией норм в теории уголовного права понимается, как я указал ранее, наличие двух или более уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за одно и то же деяние.
          В отличие от совокупности при конкуренции норм совершается одно единичное преступление, которое и должно быть квалифицировано по одной статье УК. В частности, Стомахину Б.В. вменяется одно деяние - размещение своих статей в Интернете. Но после этого следователи берут разные выдержки из одной и той же статьи и начинают квалифицировать это единичное деяние (связанное с размещением конкретной статьи на сайтах Интернета) по 3 статьям Уголовного кодекса РФ (ч.1 ст.280, ч.1 ст.282 и ч.1 ст.205.2 УК РФ) или по 2-м (как указано выше). Получается в итоге двойная и тройная ответственность за один текст размещенной одной статьи.
         По моему мнению, основанному на положениях науки уголовного права, при квалификации деяний Стомахина Б.В. факт размещения в Интернете статьи, в которой (по мнению следствия) содержится оправдание терроризма (ч.1 ст.205.2 УК РФ), не требует квалификации того же деяния по более мягким статьям (ч.1 ст.280 и ч.1 ст.282 УК РФ).
          Таким образом, Стомахину Б.В. необоснованно вменили в вину сразу по 3 статьям УК РФ фактически одно и то же деяние (квалификация по 3-м статьям УК РФ за одну и ту же статью на ресурсах Интернета).
          Общее правило для решения вопроса конкуренции части и целого: всегда применяется та норма, которая с наибольшей полнотой охватывает все фактические признаки содеянного.
          Следовательно, размещение Стомахиным Б.В. одной и той же статьи в сети Интернет должно квалифицироваться лишь по одной статье УК РФ, а не по 3-м статьям сразу (я в данном случае не касаюсь вопросов содержания этих публикаций, их авторства, а также, кем именно они размещались в сети Интернета). 
          Получается, что обвинение предлагает повторно осуждать Стомахина Б.В. за одни и те же деяния, квалифицированные по разным статьям УК РФ. В частности, совершенно одинаково (до запятой) обвинением изложены следующие эпизоды:

статья 282 УК РФ
эпизод 4
эпизод 14
эпизод 15
эпизод 18
эпизод 19
эпизод 20
эпизод 21
эпизод 9

статья 280 УК РФ
эпизод 3
эпизод 13
эпизод 14
эпизод 15
эпизод 16
эпизод 17
эпизод 18
эпизод 10
эпизод 9
эпизод 12
эпизод 17
эпизод 19

статья 205.2 УК РФ
эпизод 6
эпизод 5
эпизод 7
эпизод 9
эпизод 12
эпизод 4

           Часть 1 статьи 50 Конституции Российской Федерации гласит: «Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление».
          Статья 6 Уголовного кодекса РФ (Принцип справедливости) указывает: «1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
          2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».
          Совершенно очевидно, что в обвинительном заключении по делу Стомахина Б.В. вместо конкуренции норм (одно преступление, подпадающее под признаки нескольких правовых норм) необоснованно применена т.н. «идеальная совокупность».
          Защита считает, что вопреки положениям ч.2 ст.6 Уголовного кодекса Российской Федерации и Постановлению Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 года № 3-П, одни и те же деяния Стомахина Б.В. необоснованно квалифицированы сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, в нарушение ст.50 Конституции России, закрепивший международный принцип non bis in idem.
          Принцип non bis in idem, запрещающий повторное преследование и наказание за одно и то же деяние, известен еще с античных времен. Этот принцип закреплен в международном праве: в п.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года («никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны»), в ст. 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод («никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден»).
          В ныне действующей Конституции РФ этот принцип, как я упомянул выше, закреплен в ч.1 ст. 50: «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление». Значительно позже принятия Конституции, в УК РФ, введенном в действие с 1 января 1997 года, этот принцип также получил отражение в ч. 2 ст. 6 «Принцип справедливости»: «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».
          Очевидно, что данный запрет распространяется не только на осуждение, но и на наказание. Это существенно важно, в частности, для разрешения вопроса о правомерности повторного вменения факта привлечения к уголовной ответственности не только как признака, отягчающего квалификацию преступления, но и как основания более строгого наказания.
          Очевидный запрет повторного (двойного) наказания опирается на идеи вины, справедливости и соразмерности или пропорциональности деяния и кары, преступления и наказания. Этот принцип, как отмечает Конституционный Суд РФ в Постановлении от 19.03.2003 № 3-П, в силу своей конституционно-правовой природы не подлежит ограничению. Он обращен не только к законодательной власти, но и к правоприменителю, который на основании законодательных актов осуществляет привлечение виновных к уголовной ответственности и определяет для них вид и меру наказания.
          По мнению Конституционного Суда РФ, принцип non bis in idem, как он установлен Конституцией и регулируется уголовным законодательством РФ, исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в нем нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также исключает двойной учет одного и того же обстоятельства (судимости, совершения преступления лицом, ранее совершившим преступление) одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности (Постановление от 19.03.2003 № 3-П).
          Хочется верить, что суд правильно разберется в квалификации действий Стомахина Б.В. Однако практика показывает, что в большинстве случаев, чтобы не возвращать уголовное дело прокурору из-за нарушений при составлении обвинительного заключения, судьи оставляют текст обвинения так, как он был составлен следователем, даже если обвинение абсурдно и противоречит принципам УК РФ и Конституции России.


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


17.02.2014



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.017595052719116