Вестник гражданского общества

Кризис. Часть I

О нынешнем финансовом кризисе с позиций современной общеэкономической теории

 

1. Природа экономических кризисов

          Экономические кризисы, подобно землетрясениям, разрушают стабильную, налаженную жизнь людей. Предвидение и предупреждение кризисов - одна из главных задач экономической политики. Экономическая наука издавна пыталась понять причины и природу кризисов. На этот счёт имеется множество теорий. Среди возможных причин кризисов в разное время называли колебания урожайности сельскохозяйственных культур, недопотребление бедных слоёв населения, перенакопление инвестиционного капитала, технические новшества, неустойчивость ожиданий предпринимателей, кумулятивные экономические изменения, нарушение соотношения дохода с потреблением и накоплением, нестабильность денежной массы в экономике и т.д. К настоящему времени разработаны уже не только описательные теории, но и математические модели экономических циклов. С помощью систем алгебраических и дифференциальных уравнений, решаемых на ЭВМ, осуществляются имитационные исследования причин взлётов и падений экономической конъюнктуры. На этой основе делаются попытки разработать различные варианты государственной политики экономической стабилизации. Но до сих пор нет ни одной математической модели, которая была бы достаточно адекватной и которую можно было бы надёжно применять на практике.
          Современная общеэкономическая теория стремится учесть как достижения предшествующих экономических учений, так и новый уровень знаний о природе, человеке, обществе. Она рассматривает циклы подъёма и спада деловой активности как системные кризисы, обусловленные не какой-то одной причиной, а сложной совокупностью взаимосвязанных социально-экономических факторов. Современная экономика - это многофакторная система с множеством прямых и косвенных зависимостей, с множеством обратных связей. В нормально работающей экономике стабильно функционируют все товарные и финансовые потоки. Реальное производство поставляет продукцию на рынок. Управляют производством фирмы, которые стремятся максимизировать свою текущую прибыль. Производственные фирмы являются продавцами продукции. Покупателями продукции являются фирмы-инвесторы и потребители: собственники, наёмные работники и государство. Фирмы берут кредиты в банках, получают выручку от продажи своих товаров, закупают на рынке производственное оборудование и другие ресурсы, выплачивают дивиденды собственникам и заработную плату работникам, своевременно рассчитываются с банком (возвращая ему кредитные займы с процентами). Собственники получают дивиденды от фирм и банков, тратят часть их на потребление, а часть сберегают. Работники предприятий и фирм получают заработную плату, тратят часть её на покупки товаров, а часть сберегают. Банки принимают вклады населения, выдают кредиты, осуществляют (в разрешённых пределах) денежную эмиссию и выполняют различные финансовые операции по трансферту, обмену, сбережению, накоплению и распределению денежных средств. Государство собирает налоги с юридических и физических лиц, финансирует через банки реализацию государственных программ, выпускает займы и т.д. Функционируют различные товарные биржи, на которых осуществляются торговые операции. Вся эта система (описанная здесь в сильно упрощенном виде) в спокойные времена бесперебойно работает. В устойчиво работающей экономике растёт выпуск реальной продукции при относительно постоянных ценах. Основная роль денежной эмиссии состоит здесь в том, чтобы обеспечить денежной массой бесперебойный товарооборот. В застойной экономике выпуск реальной продукции не растёт и развивается инфляция. Экономисты говорят, что в этом случае эмиссия «обслуживает» лишь рост цен.
          Современная общеэкономическая теория рассматривает экономику не изолированно, а как жизненно важную часть всей общественной системы. Различные сложные системы во многом схожи друг с другом и функционируют по общим законам. Метод аналогии является действенным инструментом современной общеэкономической теории. Экономический организм в чём-то сродни человеческому. Подобно тому, как у человека жизненно важные органы обеспечивают непрерывную работу кровеносной системы, в рыночной экономике все её жизненно важные органы - фирмы, предприятия, банки, собственники, наёмные работники, государство - обеспечивают бесперебойную циркуляцию встречных товарных и денежных потоков. И подобно тому, как у человека патология любого органа может вызвать тяжёлую болезнь, сбой в работе любого экономического органа может вызвать кризис всей общественной системы.
          Например, по ряду причин может начаться снижение выпуска реальной продукции. Это возможно вследствие затруднений со сбытом продукции, сокращения инвестирования производства, снижения темпов научно-технического прогресса, возникновения непредвиденных расходов на другие цели и т. д. Эти тенденции порождают пессимистические ожидания у производителей и собственников, и это может дать толчок депрессии. В ситуации замедления роста или начала рецессии любая фирма, прежде всего, стремится сохранить достаточно высокие уровни прибыли, зарплаты и цены на продукцию. Для этого приходится сокращать персонал, поэтому рост безработицы часто является одним из первых признаков надвигающейся депрессии. Раз начавшись, депрессия может лавинообразно охватить всю экономику. Приближается момент, когда снижение занятости уже не помогает удержать на приемлемом уровне и прибыль, и зарплату, и цены. Чем-то опять приходится жертвовать. Подобно тому, как с тонущего корабля последовательно сбрасывают лишний груз, фирмы вынуждены идти на снижение цен, прибыли, зарплаты, а также ещё больше сокращать, а затем и совсем прекращать инвестиции в модернизацию производства. Всё это, в силу обратной связи, подстёгивает сокращение выпуска продукции и безработицу.
          Лавинообразная депрессия приводит к тому, что значительная часть предпринимателей разоряется и впадает либо в апатию, либо в социальный протест. То же относится к наёмным работникам, которых ещё не успели сократить или уже сократили. Так довершается безрадостная картина общего экономического упадка. В этой цепи экономических неурядиц одной из первых страдает банковская система. Падение стоимости акций на фондовых биржах наносит ущерб фирмам, предприятиям и банкам. Последние начинают испытывать затруднения с ликвидностью, неохотно выдают кредиты. Вкладчики стремятся забрать свои вклады. Всё это может приводить банки к банкротству. Процесс может довершить всеобщая паника с большими бедствиями для всего общества. Но, как известно, надежда умирает последней, особенно в устоявшейся системе частного предпринимательства, где люди давно привыкли рассчитывать прежде всего на себя. Фаза стабилизации и последующего оживления экономики начинается во многом аналогично вышеизложенному, но, конечно, события разворачиваются в обратном порядке. Толчком к подъёму служит всё тот же фактор заинтересовывающей мотивации, который и породил капиталистическую систему на обломках феодального общества, и не раз выручал её на крутых исторических поворотах.
          Такова приблизительная картина типичного кризиса перепроизводства, характерного для капитализма на ранних стадиях его развития. Конечно, столь мрачный сценарий в наше время реализуется редко. Современное капиталистическое государство, наученное печальным историческим опытом, заблаговременно выявляет неблагополучные звенья и угрожающие тенденции, предотвращает общую экономическую катастрофу. Государство дополнительно стимулирует спрос на продукцию наиболее крупных корпораций, оказывает финансовую поддержку крупным банкам, корректирует налоговую политику и т.д. А если этого недостаточно, то государство осуществляет и более жёсткие меры общего макроэкономического регулирования. Ярким примером кардинального вмешательства государства в экономическую деятельность является политика «нового курса» президента США Франклина Рузвельта. Она позволила спасти американский капитализм от социальной революции и вывести страну из Великой депрессии 30-х годов минувшего столетия.
          Современные кризисы капиталистической экономики могут протекать по несколько иному сценарию, чем описанный выше. Всё зависит от того, с чего начинается кризис, какое звено из экономической цепочки он поражает в первую очередь, в каких социально-экономических условиях развивается. С позиций современной общеэкономической теории экономические кризисы случаются не только в капиталистическом обществе. Теория позволила адекватно сформулировать основной экономический закон и основное экономическое противоречие советского варианта социализма. Кризис советской экономики был кризисом недопроизводства, экономического застоя. Это был кризис мотивации труда в советском обществе в условиях острой военно-политической конфронтации двух враждующих общественных систем.


2. Нынешний мировой финансовый кризис

          Нынешний кризис начался со сбоев в работе финансовой системы США. Глубокий анализ причин нынешнего финансового кризиса в США дал профессор экономики Массачусетского университета Дэвид М. Котц. Он обосновал три важных тезиса. Во-первых, неолиберальная политика в США создала условия для широких спекулятивных действий и формирования огромного финансового «пузыря». Во-вторых, начавшиеся в экономике США в 2001 г. регрессивные процессы обозначили крушение веры в неолиберализм и в подтверждение неизменной закономерности наступления спада после периода подъёма. В-третьих, в конце минувшего века наиболее высокие темпы роста продемонстрировали страны, не следовавшие неолиберальной модели - Китай, Южная Корея и Япония.
          Финансовый «пузырь» оказался огромным по своим размерам. Совокупная рыночная стоимость всех выпущенных в обращение акций американских корпораций увеличилась с 5,5 трлн. долл. в 1994 г. до 17,1 трлн. долл. в 1999 г., что составило прирост 11,6 трлн. долл. Для сравнения: общий размер ВВП составил в 2000 г. 9,9 трлн. долл. Возникновению огромного спекулятивного «пузыря» содействовал быстрый рост нормы прибыли, создавший мощный стимул для вложений в ценные бумаги американских корпораций со стороны наиболее состоятельных групп населения. Стал угрожающим рост неравенства доходов, наблюдавшийся с 70-х годов. Все возрастающая часть доходов перемещается в пользу этих групп, которые могут использовать основную их массу на инвестиции. Спекулятивное развитие экономики опиралось на раздуваемый обман: сначала по поводу ИТ-революции, а затем по поводу так называемой новой экономики. Последняя концепция заставила многих инвесторов поверить, что теперь в США будто действуют совершенно иные экономические законы, аннулирующие старый принцип, согласно которому после подъёма следует спад.
          Важным фактором является то, что вследствие цепочки жестоких экономических кризисов, разразившихся вне страны в 90-е годы, огромная масса иностранного капитала ринулась в США. К тому же американские средства, прежде инвестировавшиеся за границей, теперь стали искать для себя стабильное применение в самих США. Азиатский финансовый кризис 1997 г. стал причиной того, что приток огромных финансовых средств, вложенных в быстро растущие восточноазиатские страны, внезапно сменился более быстрым их оттоком. Российский финансовый кризис 1998 г. породил среди инвесторов общий страх перед так называемыми растущими рынками. Вследствие этих двух ударов огромный поток финансовых средств был направлен в США, что продлило срок жизни спекулятивного финансового «пузыря». В этом неолиберализм может занести на свой счет весьма сомнительную заслугу. «Именно либерализация восточноазиатских экономик несла главнейшую ответственность за азиатский финансовый кризис, и именно восемь лет неолиберальной перестройки привели к финансовому кризису в России», - пишет профессор Котц. И подводит итог: «У многих в США сложилось мнение, что процветание американской экономики никогда не кончится. Психологический настрой помогал противостоять случайным эпизодам, когда падали цены на акции».
          Приверженцы американского неолиберализма уверяли, что во второй половине 90-х годов американская экономика, наконец, предоставила убедительные доказательства эффективности неолиберальной модели. Они утверждали, что либерализация, приватизация и сокращение государственных расходов (путем устранения государства из экономики), а также предоставление свободному рынку возможности неограниченно «править бал», открыли эру беспрецедентного благосостояния в США. Стимулируя инвестиции и инновации, эта новая модель якобы дала толчок быстрому и устойчивому росту, который оказался благоприятен для всех сегментов общества. Но, по мнению профессора Котца, объективные данные не подтверждают такое толкование экономического роста в США в 90-е годы. Неолиберальная политика действительно способствовала росту, который продолжался относительно долго и сопровождался относительно низкими темпами безработицы и незначительной инфляцией. Однако каналы, благодаря которым неолиберальная политика способствовала установлению длительных и умеренно высоких темпов экономического роста при низкой инфляции - не те, о которых говорили приверженцы неолиберализма; к тому же это были не продуктивные в социальном отношении способы стимулирования экономического роста. Огромное и растущее неравенство, созданное неолиберальной моделью, вскоре и породило спекулятивный «пузырь», который, в конце концов, лопнул. Издержки крушения политики, базировавшейся на «пузыре», ощущаются теперь в каждом городе и городке США. Миллионы трудящихся потеряли работу, другие утратили свои пенсии. Местные органы власти не могут в прежнем объеме предоставлять основные государственные услуги. Фундаментальный вывод профессора Котца звучит следующим образом: «Формирование экономики, которая будет нести с собой постоянный прогресс и безопасность для всех, требует не некой новой (или старой, но подновленной) формы капитализма, а замены системы производства, цель которого прибыль, иной, которая бы удовлетворяла нужды людей».
          Приходу финансового кризиса во многом способствовала многолетняя спекулятивно высокая цена на нефть. Цена на сырую нефть в США формировалась (да и сейчас ещё формируется) независимо от традиционного соотношения спроса и предложения. Она контролировалась сложной системой финансового рынка и четырьмя основными англо-американскими нефтяными компаниями. Более 60% цены на сырую нефть - чистая спекуляция, продвигаемая трейдерскими банками и хедж-фондами. Естественно, удобный миф о пике нефтедобычи тут не при чем. Причина - в монопольном контроле над нефтью и спекулятивными операциями над ее ценой. Министр финансов России Алексей Кудрин на одной из недавних конференций стран финансовой «восьмёрки» справедливо отметил, что доля спекулятивных операций в росте цены на нефть весьма значительна. По его мнению, необходимо, чтобы министры финансов стран «большой восьмерки» дали поручение Международному валютному фонду (МВФ) изучить роль спекулятивной составляющей в ценообразовании на рынке нефти.
          Нынешний финансовый кризис в США внёс отрезвление в головы многих из тех, кто прежде яростно защищал ценности американского капитализма. Средства массовой информации пестрят выразительными заголовками. «Величие Америки рухнуло и раскололось на куски» - так озаглавлена статья Джона Грея в «Обсервер» (Великобритания), опубликованная 1 октября 2008 г.  Американская «Ньюс Уик» напечатала 6 октября 2008 г. статью Френсиса Фукуямы «Падение корпорации "Америка": рухнули не только крупнейшие компании Уолл-стрита, рухнул определенный набор представлений о капитализме».
           По мнению Джорджа Сороса, мировой экономике нужен «новый двигатель» (http://news.mail.ru/politics/2085745). Эра рыночного фундаментализма подошла к концу. В интервью компании некоммерческого телевидения «Пи-Би-Эс» Джордж Сорос сказал, что «финансовая система стоит на краю катастрофы». «Я надеюсь, что она не перейдет эту грань, поскольку это происходит крайне редко, - сказал Сорос. - Такое случилось только один раз - в 1930-е годы. С тех пор всякий раз, когда происходил финансовый кризис, его удавалось разрешить. Нынешний кризис - самый серьезный с 30-х годов». Сорос верит в то, что капитализм переживет нынешние трудности. В то же время он убежден в том, что «время, когда Америка могла позволить себе иметь все увеличивающиеся дефициты платежного баланса и потреблять на шесть с половиной процентов больше, чем мы производим, подошло к концу».
          Надо отдать должное властям США. Они приняли энергичные меры по предотвращению дальнейшего распространения кризиса. Президент Джордж Буш подписал закон о выделении государством 700 миллиардов долларов на поддержку крупнейших банков. В сущности, речь идёт о частичной национализации банковской сферы, хотя об этом прямо не говорится. За эту меру высказались оба кандидата в президенты - Барак Обама и Джон Маккейн. Такие шаги правительство США предпринимает впервые со времен Великой депрессии 30-х годов минувшего века. Законопроект предполагает повышение страховой суммы банковских вкладов со 100 тысяч до 250 тысяч долларов. Интересно, что этот законопроект предусматривает создание надзорного органа для контроля за использованием выделенных сумм (и это - в «свободной» Америке!). Более того, вводятся ограничения на выплату премий руководителям частных банков, которые будут получать государственную помощь в рамках указанной программы («Российская газета», 2008, 3 октября).
          С самого начала американского финансового кризиса стало ясно, что он обязательно перекинется на страны Европейского Союза: слишком тесно переплетены финансовые институты западных стран. Как сообщало РИА «Новости», президент США Джордж Буш провёл встречу с министрами финансов «большой семерки», а также с главами МВФ и Всемирного банка (http://www.rian.ru/crisis_news/20081011/152963869.html). В «большую семерку» входят США, Япония, Германия, Франция, Великобритания, Италия и Канада. Накануне Буш заявил, что его встреча с министрами финансов G-7 является подтверждением скоординированных усилий мирового сообщества по преодолению финансового кризиса. «Мы тесно работаем с партнерами по всему миру для обеспечения того, чтобы наши действия были скоординированными и эффективными», - заявил Буш. По его словам «в этих усилиях мир безошибочно видит сигнал о том, что мы в этом едины и что мы преодолеем это все вместе».
          После заседания финансистов G-7 Джордж Буш выступил с ободряющим заявлением о том, что «без кризиса нет прогресса». «Мир регулярно переживает финансовые потрясения, но еще никогда не сплачивался перед лицом подобных угроз. То, что к решению проблемы государства подходят сообща, должно принести положительный результат», - заявил Джордж Буш. «Мы предпримем все, что в наших силах, для выхода из кризиса, и в результате наших шагов мировая экономика станет более стабильной… Мы все признаем, что это - серьезный глобальный финансовый кризис, который требует серьезного глобального ответа. Я уверен в том, что ведущие индустриальные державы смогут справиться с нынешними проблемами», - подчеркнул американский президент. Развивая эту мысль, он отметил, что в прошлом, когда мир сталкивался с подобными кризисами, некоторые страны стремились «оградить себя» или получить какие-то выгоды за счет других государств. «На этот раз все иначе, - сказал Буш. - Финансовые лидеры мировых держав, которые собрались здесь, в Вашингтоне, работают все вместе». Глава Белого дома также счел необходимым подчеркнуть, что «США должны сыграть специальную роль, возглавляя усилия по противостоянию кризису».
          Министры финансов «семерки» утвердили в Вашингтоне антикризисный план. В документе отмечается, что план носит «безотлагательный и чрезвычайный характер». Его цель – «стабилизировать финансовые рынки, восстановить циркуляцию кредита и подкрепить глобальный экономический рост». По следам вашингтонского совещания состоялась ещё одна встреча в верхах, на этот раз в Париже с участием 15 руководителей европейских стран, входящих в зону евро. Чрезвычайная ситуация потребовала и чрезвычайных мер. В унисон с США лидеры Еврогруппы фактически объявили о национализации значительной части банковской сферы («Российская газета» 2008, 14 октября). Корень проблемы в том, что из-за кризиса многие банки, боясь потерять собственные средства, прекратили предоставлять друг другу ссуды. А это привело к сбоям в работе всей финансовой системы. Разблокировать её, восстановить прежнюю ликвидность теперь способно только прямое государственное вмешательство. В самой Франции для поддержки национальной банковской системы государство намерено взять на себя часть финансовых рисков, с которыми сталкиваются предприятия в это сложное время. Кроме того планируется, выдав необходимые гарантии, привлечь дополнительные средства французских вкладчиков. Французский премьер Франсуа Фийон успокаивал граждан. По его словам, государство не допустит краха какого-либо из национальных французских институтов. Министр бюджета Эрик Вэрт тоже призвал граждан не паниковать. Он заверил французов в том, что они «не потеряют ни одного евро, положенного на банковский счёт».
          Французский президент Николя Саркози крайне негативно отозвался о нынешней мировой финансовой системе. Он откровенно недоволен нынешним капитализмом как общественным строем. В своих выступлениях Николя Саркози высказался за переход к «регулируемому капитализму». Он считает неправильным такое положение, когда целые области финансовой деятельности отданы на откуп биржевым игрокам. Саркози призвал «полностью пересмотреть всю финансовую систему мира». Он назвал «безумием» ультралиберальный тезис о том, что «рынок всегда прав». Саркози считает, что «необходимо ужесточить государственный контроль за банками и усилить их ответственность за спекулятивные операции с использованием сомнительных финансовых инструментов» («Российская газета», 2008, 2 октября).
          Мировой финансовый кризис послужил катализатором обострения и других глобальных проблем. Одна из наиболее острых - продовольственная проблема. Обзор иностранной прессы показывает, что угрозу голода многие аналитики считают ныне гораздо более опасной, чем мировой финансовый кризис и даже терроризм.


О том, как отразился мировой финансовый кризис на экономике России, читайте во второй части данной работы.


ВЛАДИСЛАВ ФЕЛЬДБЛЮМ


23.10.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.07857608795166