Вестник гражданского общества

Система лжедоносов в системе ФСИН РФ

Записки адвоката

 Эмблема ФСИН РФ        

         Кассационная инстанция признала правильным отказ в условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания (УДО) Михаилу Ходорковскому. Хотя мы - значительная часть общества, - считаем, что это незаконный отказ в УДО и что имеются все основания выпустить Михаила Борисовича из-за колючей проволоки, где его начали активно обкатывать через ШИЗО (штрафной изолятор), чтобы уже в скором времени перевести на тюремный режим и до конца срока отбывания наказания гноить в закрытом каменном мешке. Как годами гноили меня, несмотря на полусвободный режим «колония-поселения», назначенный мне когда-то по приговору суда по сфабрикованному заказному обвинению. Тем не менее, вначале придумали «поселение» разместить внутри режимной зоны за колючей проволокой (?), а затем заперли в каменный влажный мешок - тюремную камеру, в результате чего я получил такие болезни костей, от которых не могу вылечиться до сих пор. И вот сейчас Ходорковский…
          Так у нас система ФСИН РФ уничтожает людей, своих сограждан, никого не убивших. Вот и возникает вопрос: а кто у нас преступник? Тот, кого за экономические правонарушения или иные малозначительные преступления годами удерживают как животных в клетках, или тот, кто организовывает уничтожение этих людей? Ходорковский М.Б. попал под заказ. И чиновники ФСИН РФ пойдут на любое преступление, если оно санкционировано сверху. А прокуроры и судьи их прикроют своими «липовыми» проверками и постановлениями.
          В данной заметке я хотел бы еще раз коснуться той темы, которая требует активного вмешательства общества. Это тема организации сотрудниками ФСИН РФ фабрикации материалов о якобы совершенных нарушениях режима тем либо иным лицом (Трепашкиным М.И., Ходорковским М.Б. и т.д.) с помощью «стукачей-лжедоносчиков». Замечу, это государственная система фабрикации материалов в отношении неугодных по заказным, в том числе политическим, делам. Сотрудники ФСИН РФ заставляют осужденных, которые от них зависят, писать заведомо ложные показания, обещая за это какие-нибудь льготы этим осужденным. Как правило, это лица беспринципные, циничные, с человеконенавистническими взглядами (точную характеристику таким стукачам дал Л.Фейтвангер в своем «Мире»). Особое внимание юристов, правозащитников требуется обратить на оформление этих лжепоказаний. Их оформляют «докладными». В сталинские времена ГУЛАГа такая форма изложения назывались «донос». Сейчас название стало чуть менее вызывающим, но тоже противозаконным. А юридически более незаконным, чем в сталинские времена. «Донос» мог написать любой заключенный. А вот «докладную» (доклад) по человеческой логике пишут лишь лица, находящиеся на какой-то должности. Они и докладывают своему начальнику. Но зэки (то есть осужденные) не находятся на должностях. Тем более, если этому «должностному лицу» суд определил срок 14 лет строго режима за убийство нескольких человек.

 

 Осужденный за убийство 2-х человек Игорь Кузьмин является штатным стукачом-лжедоносчиком в ФБУ ИК-13 ГУ ФСИН РФ по Свердловской области. За это ему дали льготный режим, а затем представили к условно-досрочному освобождению. 


          В соответствии с ч.5 ст.11 Уголовно-исполнительного кодекса РФ осужденные обязаны давать объяснения по вопросам исполнения требований приговора. Во всех остальных случаях их показания оформляются как показания обычных граждан (свидетелей, опрашиваемых и т.д.) и составляются обычные процессуальные документы в установленной законом форме. Во всех случаях, такие лица предупреждаются об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за заведомо ложные доносы. В распространенной в системе ФСИН форме «докладных» таких предупреждений нет. Говори, что хочешь, ври - ответственности никакой. В соответствии с Конституцией РФ и другими федеральными законами, такие документы не могут быть признаны допустимыми доказательствами. Однако, суды принимают такие ложные доносы за основу при признании человека «нарушителем режима отбывания наказания». Таким образом, они поощряют лжедоносительство, поощряют преступные фабрикации материалов со стороны сотрудников ФСИН РФ, способствуют выходу из мест лишения свободы подонков, готовых оговорить кого угодно, и способствуют незаконному прессингу невиновных лиц в местах лишения свободы. Они поощряют незаконность и несправедливость в обществе. И наличие таких ложных докладных - не введение в заблуждение судей. Это умышленно действующая система преследований лиц, оказавшихся в исправительных учреждениях, со стороны судей, прокуроров, сотрудников ФСИН РФ, когда в отношении преследуемых лиц есть указание от вышестоящих государственных чиновников.
          Стукачи-лжедоносчики сыграли очень плохую роль в моей судьбе. Сейчас они сыграли такую же отрицательную роль в судьбе Михаила Ходорковского. Суды принимают за основу откровенную «липу», «докладные», составленные с явными нарушениями требований закона, предъявляемых при оформлении свидетельских показаний. А людей за это переводят на более строгий режим, помещают в ШИЗО, в тюремные камеры, где губится их здоровье, а иногда и жизнь.
          Я собрал обширный материал о незаконном использовании сотрудниками ФСИН РФ стукачей-лжедоносчиков. И пытался добиться возбуждения уголовного дела против одного из непосредственных организаторов и исполнителей такой преступной системы на местах - начальника отряда ФГУ ИК-13 в гор. Нижний Тагил Головина А.Ю. (см. ниже). Однако, мое заявление было направлено туда, где эти безобразия творились. Оттуда пришел отказ в возбуждении уголовного дела. Сейчас делаю очередную попытку оспорить незаконный отказ. Надеюсь на помощь общественности в этом деле. Иначе чиновники будут и дальше всячески сохранять созданную систему необоснованных фабрикаций для прессинга в отношении неугодных осужденных. И при этом они не стесняются и не боятся очевидного факта фабрикации. Последний яркий пример - дело об отказе в УДО Ходорковскому М.Б. Боюсь, что если на такие явления не отреагировать, то уже очень скоро Михаил Борисович окажется в крытой тюремной камере на более строгом режиме. Все к тому идет. И будет продолжать работать преступная система прессинга в отношении тысяч осужденных. Так, может, попробовать ей противостоять?

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Начальнику Следственного комитета при
Генеральной прокуратуре Российской Федерации

от Трепашкина Михаила Ивановича


З а я в л е н и е
о совершении преступления
(в порядке ст.141 УПК РФ)


Город Москва, 4 февраля 2008 года

          Прошу в соответствии со ст.ст.145-146, 150-151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации возбудить уголовное дело по п. «в» ч.3 ст.286 Уголовного кодекса России в отношении Головина Александра Юрьевича, который являясь должностным лицом - начальником 19 отряда ФГУ ИК-13 ГУ ФСИН РФ по Свердловской области (гор. Нижний Тагил), совершал в октябре 2005-феврале 2006 гг. действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие тяжкие для меня последствия (многократное помещение меня с заболеванием - бронхиальной астмой средне-тяжелой степени в штрафной изолятор, что значительно ухудшило состояние здоровья). Суть противоправных действий Головина А.Ю. выразилась в том, что он склонял осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления лиц к написанию ложных заявлений («докладных») о том, что я якобы совершал нарушения режима отбывания наказания.
          Преступная деятельность Головина А.Ю. подтверждается прилагаемыми заявлениями осужденных, отбывавших вместе со мной наказание на т.н. «участке колонии-поселения» (на территории исправительной колонии общего режима):

          1. Крючкова Сергея Леонидовича, написавшего в собственноручном заявлении в суд:
          «Я рассказал помощнику прокурора Фирсову О.В., что по просьбе начальника отряда Головина А.Ю. я написал ложную докладную, что Трепашкин кричал и хлопнул дверью. По этой докладной Трепашкина отправили в ШИЗО. Я сказал, что хотел бы получить докладную обратно, но начальник отряда не отдает ее».

          2. Сулейманова Игоря Викторовича, показавшего в судебном заседании и в собственноручном заявлении (копия прилагается) следующее:
           «Меня вызвал к себе начальник отряда майор внутренней службы Головин А.Ю. и сказал, чтобы я написал заявление на длительное свидание и он его подпишет и заодно чтобы я написал докладную на Трепашкина М.И., что он якобы выражался нецензурной бранью в коридоре общежития и нарушал общественный порядок. Я отказался писать такое объяснение, содержащее ложные сведения. В ответ на мой отказ Головин А.Ю. сказал, что если я не напишу такое объяснение, то он не подпишет мне заявление на длительное свидание».

          3. Коробаева Сергея Константиновича, который в собственноручных показаниях в суд (копия прилагается) указал:
          «Начальник отряда Головин А.Ю. заставлял писать ложные доносы на Трепашкина. А кто отказывался, то подвергался необоснованным наказаниям и преследованиям». 

           4. Яхина Равиля Рафаиловича, который в собственноручном заявлении в суд (копия прилагается) записал:
          «Начальник отряда Головин А.Ю. попросил осужденных Лисицина, Зверева и Кашина написать под его диктовку ложные докладные, что они якобы слышали, как Трепашкин ругался матом. Этот факт тоже был предметом неоднократного обсуждения среди осужденных. Нас возмущало, что Трепашкина необоснованно преследуют и по ложным докладным помещают больного в ШИЗО».

          5. Рожина Дмитрия Игоревича, который в судебном заседании и в собственноручном заявлении (прилагается распечатка с Интернет-издания) указал следующее:
          «В личной беседе осужденный Гирфанов сказал, что вынужден был написать докладную под давлением начальника отряда Головина А.Ю. и если бы он ее не написал, то «отрядник» бы по надуманным предлогом его бы наказал, а написать лжедокладную нашлись бы другие люди».

          6. Стариченкова Александра Николаевича (копия заявления прилагается), показавшего:
          « Мне сделали перережим из-за того, что я отказался писать докладные и физически воздействовать на Трепашкина М.И. Мне неоднократно угрожал и шантажировал начальник отряда колонии-поселения Головин Александр Юрьевич и другие сотрудники администрации, если я не буду писать и все делать то, что мне скажут определенные лица из сотрудников администрации ИК-13 в отношении Трепашкина М.И.»

          7. Наугольных Сергея Сергеевича, показавшего в собственноручных заявлениях (копия прилагается) следующее:
          «Мне известно, что взыскания на Трепашкина М.И. налагались незаконно по сфабрикованным материалам. При этом использовались лжедоносчики, которые по просьбе начальника отряда майора внутренней службы Головина А.Ю. писали так называемые «докладные» с заведомо ложными показаниями о якобы совершении Трепашкиным М.И. различных нарушений ПВР ИУ».

          8. Варлакова Сергея Николаевича, показавшего в суде и собственноручно написавшего свои показания (копия прилагается) о следующем:
          «Да, писались ложные докладные на Морой Степана, Андреева Дмитрия, Фролова Игоря, Трепашкина Михаила Ивановича. Со слов Лисицына А.В. , будучи допрошенным в суде, он показал, что писал много ложных докладных на Трепашкина, но о чем писал, он не помнит и подтвердить в суде ничего не смог. Сам он никогда не присутствовал при «нарушениях», а писал все по просьбе сотрудников администрации и с их слов».

          9. Чанкурова Али Раджабдибировича, указавшего в собственноручных показаниях в суд:
           «Я еще раз хочу обратить внимание, что те нарушения режима, за которые наказывали Трепашкина М.И., являются надуманными. Все слышали о том, что его в ИК-13 преследуют по указанию «сверху», поэтому и были придуманы нарушения им режима.
          При фабрикации материалов администрация ИК-13 использует ложные докладные осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления, которым за это обещают УДО».

          10. Немыкина Вячеслава Анатольевича, показавшего в собственноручных показаниях (копия прилагается) в суд:
          «На мой взгляд, организовывая написание ложных доносов о якобы совершенных нарушениях режима неугодными осужденными (как Трепашкин), начальник отряда с вышеперечисленными лицами, которые пишут ложные докладные - совершают преступление. В результате этих липачеств - люди оказываются в ШИЗО, а хуже того - на общем режиме».

         11. Ишукова Виктора Петровича, который в судебном заседании и в собственноручных показаниях (копия прилагается) записал следующее:
           «Начальник отряда майор внутренней службы Головин А.Ю. вынудил Крючкова С.Л. написать ложную докладную».

           Отмечу, что имеются еще показания на аудиокассете свидетеля Пранскуса В.М. о том, что начальник отряда ФГУ ИК-13 ГУ ФСИН РФ по Свердловской области Головин А.Ю. заставлял осужденных писать ложные докладные на неугодных лиц в целях помещения их в ШИЗО и ужесточения режима в дальнейшем.
          О противоправной деятельности Головина А.Ю. осведомлены также бывшие осужденные: Куликов Валерий Павлович, Савенко Анатолий Григорьевич и еще более 20 свидетелей, данные на которых я сообщу дополнительно.

          На основании изложенного, руководствуясь ст.45 Конституции Российской Федерации и главой 19 УПК РФ, -

          П Р О Ш У :

          1. Возбудить в отношении Головина Александра Юрьевича уголовное дело по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ.
          2. О принятом решении в соответствии с ч.2 ст.145 УПК РФ уведомить меня в установленные законом сроки.


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


20.10.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015857934951782