Вестник гражданского общества

Почему бандитам так вольготно на Руси?

Некоторые выводы по поводу банды в Ростовской области

Следственный эксперимент 

          Анализируя криминальные сводки из Ростовской области о раскрытии десятков тяжких преступлений участниками семейной преступной группы, невольно задаешься вопросом: как могло случиться, что объединившиеся в опасную преступную группу члены одной семьи и их родственники в течение нескольких лет ухитрились беспрепятственно совершить ряд жестоких групповых убийств, в том числе малолетних детей, и множество других тяжких преступлений, наводя тем самым панику и страх на население указанной области и других регионов России?
          Как это ни прискорбно говорить, но само по себе напрашивается утверждение, что отвечающие за общественный порядок и безопасность населения России высокопоставленные руководители правоохранительных органов не сделали должных выводов из потрясшей россиян своей жестокостью криминальной драмы, произошедшей 4 ноября 2010 года в станице Кущевской Краснодарского края, когда членами организованной преступной группы было убито 12 человек, в том числе четверо детей. Какие коренные изменения произошли в МВД или ФСБ, чтобы можно было с уверенность заявить, что кровавые события, произошедшие в станице Кущевской, больше не повторятся? Ответ очевиден: никто толком не может пояснить о каких-либо существенных, в том числе структурных, изменениях в МВД и других силовых структурах страны, произведенных с целью недопущения существования аналогичных бандитских формирований.
          По-прежнему остаются проблемы с оперативными позициями в преступной среде. На протяжении последних лет беспомощность оперативников и отсутствие у них практического опыта работы по получению информации о подготавливаемых и совершенных преступлениях превратились в хроническую болезнь. Можно также констатировать продолжающуюся годами разобщенность действий сотрудников основных оперативных служб России - МВД, ФСБ, Наркоконтроля - в деле предупреждения и пресечения групповых особо тяжких преступлений, в том числе возникающих то в одном, то в другом регионе банд.
          Вызывает сожаление, что оперативным составом не используется положительный опыт раскрытия такого рода преступлений, накопленный МВД СССР. Достаточно вспомнить, что благодаря умелым скоординированным действиям сыщиков Главного управления уголовного розыска МВД СССР была обезврежена банда братьев Толстопятовых, участники которой в 1968-1973 годах совершили в Ростовской области ряд умышленных убийств с целью завладения большими денежными средствами и другие тяжкие преступления. Трое участников банды получили по приговору суда высшую меру наказания – расстрел, а восемь их соучастников приговорены к различным срокам тюремного заключения.
          Если исходить из ставших известными сведений, действия семейной банды из Ростовской области должны квалифицироваться как создание устойчивой вооруженной группы (банды) с целью нападения на граждан и совершения умышленных убийств двух и более лиц, в том числе несовершеннолетних, совершенных с особой жестокостью, из корыстных побуждений, по мотивам ненависти и вражды к сотрудникам полиции (наказывается лишением свободы от 8 до 20 лет, либо пожизненным лишением свободы). При этом нельзя утверждать, как это озвучивают ростовские полицейские, что мотивом совершения преступлений является личная неприязнь бандитов к сотрудникам полиции. Дело в том, что никто из членов преступной группы лично ни с кем из полицейских никогда не имел никакого конфликта.
          Также непонятно, как могло произойти, что банда действовала вызывающе нагло столь длительное время?
          С учетом своего 30 летнего следственно-оперативного опыта работы в МВД считаю, что это произошло по следующим причинам.
          Прежде всего, у сотрудников правоохранительных органов отсутствуют должный профессионализм и ответственность за своевременное предупреждение и раскрытие организованных преступных групп. После того как преступники целенаправленно расстреляли сотрудников вневедомственной охраны с единственной целью завладеть их табельным оружием, незамедлительно должна была быть создана следственно-оперативная группа, состоящая из опытных местных оперативников и сотрудников центрального аппарата МВД и ФСБ. Дело в том, что оперативники отдельно взятого края или области примеряют к совершенным преступлениям, в первую очередь, жителей своего региона. Именно поэтому необходимо, как это было в СССР, чтобы оперативники центрального аппарата МВД выезжали на места и брали бразды правления и ответственность за раскрытие таких тяжких преступлений в свои руки. В СССР улучшению работы помогало то, что не было никаких промежуточных структур между центральным аппаратом МВД СССР и союзным республиками, краями и областями, что позволяло задействовать для раскрытия тяжких преступлений силы и средства на территории всего Советского Союза, руководя и координируя их из центрального аппарата МВД в Москве. Именно для того, чтобы не было лишнего барьера для быстрого реагирования на резонансные групповые тяжкие преступления, в СССР не было МВД РСФСР. А сейчас это невозможно по причине создания промежуточных правоохранительных подразделений в федеральных округах.
          Следующий важный момент. Не надо иметь «семи пядей во лбу», чтобы понять намерения преступников продолжать совершение групповых убийств уже с применением автомата и пистолетов убитых ими ранее полицейских из вневедомственной охраны. Действительно указанное огнестрельное оружие вскоре «засветилось» при совершении бандой нового дерзкого убийства. Причина такого разгильдяйства в отсутствии комплекса оперативно-розыскных мероприятий, позволивших бы сыщикам предотвратить преступления, действуя на опережение.
          Обстоятельства совершения преступлений, в том числе длительность существования банды, свидетельствует о том, что преступники систематически получали информацию от «оборотней в погонах». Что касается убийств водителей и пассажиров, совершенных на автотрассах или вблизи них, то у меня есть большая уверенность в том, что это происходило при непосредственном участии полицейских, действовавших вместе с бандитами, использовавшими форму сотрудников ГИБД.
          Возникает вопрос: что делать? Полагаю, что одним из основных ответов является повышение личной ответственности оперативных сотрудников правоохранительных органов за своевременное предупреждение и пресечение преступлений. Для этого, во-первых, заработная плата каждого оперативного сотрудника полиции должна напрямую зависеть от результатов его работы, а во-вторых, бездарных, лентяев и нарушителей дисциплины нужно без всяких сентиментальностей строго наказывать и увольнять как профессионально непригодных к оперативной работе.
          В этой связи не лишне напомнить, что еще в «Уложении о наказаниях уголовных и исправительных» в редакции 1906 года в главе «О преступлениях и проступках чиновников полиции» отмечалось, что «чиновник полиции, допустивший по нерадению совершение преступления, которое он имел возможность предотвратить, подвергается за сие, смотря по важности преступления и другим обстоятельствам дела: выговору с занесением в послужной список или вычету от трех месяцев до одного года из времени службы или же удалению от должности».

________________________________________
Автор статьи - Черноусов Евгений Арсентьевич - адвокат, бывший сотрудник Главного управления уголовного розыска МВД СССР, полковник милиции в отставке.


ЕВГЕНИЙ ЧЕРНОУСОВ


19.09.2013



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.022125005722046