Вестник гражданского общества

Где Эдику прятаться, если не придет к Нюре свататься

Драма в одном действии с прологом и эпилогом

Проза: Т. Волкова, стихи: А. Пушкин


ПРОЛОГ

Настойчивый звонок в дверь.
Анна (потягиваясь). Чего раззвонились?

Звонок заливается уже непрерывно.
Анна. Потом, я еще сплю.

Голос из-за двери. Анна Васильевна!

Анна. Тридцать один год Анна Васильевна.

Голос из-за двери. Капитан Кущенко!

Анна. Уже лишний год капитан Кущенко.

Голос из-за двери. Именем резидента!

Анна. А, так вы от папы. Сейчас открою, пакеты оставьте на кухне.

(За дверью шорох, глухой удар, шепот: Локтем под ребра и у меня не заржавеет. Снова быстрый неразборчивый шепот).

Голос из-за двери. Именем президента!

Анна. Вы от дяди Вовы! Так бы сразу и сказали.

Отворяет дверь.


ДЕЙСТВИЕ I.
Акт I

Смена декораций. Неудобный, но пышный интерьер. Анна сидит напротив дяди Вовы, у нее на коленях компьютерные распечатки, в руке смартфон.

Дядя Вова. Ты слушай, дочка, но от работы не отвлекайся. Объясняю задание. Влюбляешься в этого Сноу-как-его-там. Теперь никто не сможет сказать, что мы в России предпочитаем старых толстых французов; твоему Эдику тоже сразу дадим гражданство. Главное, чтобы все знали, что ты хочешь за него замуж.

Анна. (Лихорадочно роется в распечатках, говорит в смартфон). То в высшем суждено совете... То воля неба: я твоя.

Дядя Вова. Ну про волю, пожалуй, лишнее... Хотя в его положении ему так даже спокойнее будет. Так вот, ты хочешь за него замуж, а не то американцы подумают, будто парень мог остаться в нашей прекрасной стране только потому, что обладает всеми этими бесценными, то есть ничего не стоящими сведениями о ЦРУ и АНБ, и о тех организациях, которые они разрабатывали.

(Входит человек в темно-сером костюме, склоняется безукоризненным пробором к зрителям, шепчет на ухо).

Дядя Вова. А при чем здесь он? Это с территории.

Человек в темно-сером костюме. Видите ли, Анна Васильевна...

Дядя Вова. Ах да, Анна Васильевна... Ладно, пускай Фрадков по выходным забирает.

Анна. (Быстро перебирает распечатки, говорит в смартфон). Когда б надежду я имела хоть редко, хоть в неделю раз в деревне нашей видеть вас...

Дядя Вова. Кстати, Нюра, все, что Голливуд заплатит за эту историю, можешь оставить себе, и не нервничай, с твоим опытом ты справишься.

Анна. (Уткнувшись в распечатки, быстро говорит в смартфон). Вся жизнь моя была залогом свиданья верного с тобой.

Дядя Вова. Ну, тему предыдущих заданий особо педалировать не стоит.
(На телефоне мигает индикатор, снимает трубку). Привет Стивен! Так кто делает, ты, Коппола, Тарантино или Скорсезе? Что? Недостаточно крови для Тарантино? А как насчет Скорсезе? Мне в свое время с лошадиной головой очень понравилось, деликатный намек. Ладно, пускай делает, только Оскар за лучший сценарий как договаривались. Копию платежки выслали. Не забудь, или Оскар, или я посещу вас с Лукой Брази. (Поворачивается к Анне). Давно хотел сказать это такому американцу, который меня понимает. (Кладет трубку). Ты еще здесь? Возвращайся к жениху, отвези ему фрукты, бананы, гамбургеры, или что там они едят. Никогда не понимал, какое отношение Гамбург имеет к их котлете с булочкой? Странные они, эти американцы, но нам же лучше. Не подкачай, Нюра, приказ о присвоении внеочередного звания у меня в столе. (Выходит).

Акт II

Вбегает толпа техников, обступают Анну.
Анна. Shit! Куда микрофон суешь, это La Perla, не порви.

Техники (хором). Что?

Анна. (В смартфон). Вообрази: я здесь одна, никто меня не понимает... 

Акт III

 

 

 

ЭПИЛОГ

          4 июля в Спасо-Хаусе был прием по случаю Дня Независимости США. Среди приглашенных, кроме дежурно шакалящей там кремлевской рати, было множество «нейтральных» и просто никаких людей, а также российский бомонд, адекватно представленный господами Жириновским, Канделаки, Чаплиным, Митрофановым и другими положительными героями НТВ. Отрицательных героев «Анатомии протеста», прочих передач НТВ и других противоречивых фигур американцы не пригласили; возникает странное ощущение, будто редакционная политика канала списана с методичек в протокольном отделе посольства. Люди, голосовавшие за запрет усыновления сирот американцами, получили сладкое печенье с американскими флажками; о банке варенья источники не сообщают. Под противоречивыми фигурами, разумеется, понимаются чудаки, мечтающие о демократии в России.
          Россия, конечно, не исключение. В течение правления братьев-мусульман в Египте США исправно поставляли этой стране экономическую и военную помощь, однако стоило египетским военным объявить о своем решении остановить братоубийственное кровопролитие (навести порядок, назначить председателя Конституционного суда временным исполняющим обязанности президента и провести свободные выборы), как американская помощь прекратилась. Однако неужели Государственный департамент решил, наконец, открыто признаться в поддержке наиболее разрушительных сил реакции и в России? Разумеется, нет, это они предпочли бы хранить в секрете, просто у них нет другого выхода, пока у российского руководства есть доступ к телу Сноудена.
          Теперь уже нет сомнения, что речь идет не о внутренних проблемах специальных служб, а о сведениях, попадание которых в чужие руки неотвратимо серьезно ослабит позиции США в мире. Даже если американцы были убеждены, что беглец находится на борту боливийского президентского самолета, они понимали, что перехват, под каким предлогом он бы ни производился, неизбежно подорвет доверие к США. Как можно иметь дело со страной, президент которой публично заявляет, что не будет перехватывать обычный коммерческий рейс со Сноуденом на борту, а затем перехватывает самолет с официальной делегацией?
          Главная задача нынешней демократической администрации США - отлить в граните и восславить в веках каждое слово первого чернокожего президента - принесена, вместе с репутацией Обамы, в жертву суровой необходимости не подпускать посторонних к четырем ноутбукам Сноудена, как к хрупкому яйцу, в котором находится игла, на конце которой... Если бы Сноуден попал в Россию не случайно, а в результате специальной операции, то она вошла бы в анналы даже не как успех века, а всего тысячелетия.
          Почему беглец скитается по планете с четырьмя ноутбуками, когда, казалось бы, вполне мог обойтись одним, а дополнительную информацию хранить на внешних носителях? Одна из хитростей его ноутбуков состоит в том, что от взлома пароля подбором информация в них защищена, а считывать со встроенного накопителя можно только в привязке к конкретному экземпляру хитрой операционной системы, опять-таки привязанной к конкретной модифицированной материнской плате, так что без сотрудничества со стороны Эдварда любому Ивану-царевичу потребуется, как водится, помощь вороны с воронятами, щуки и прочих персонажей.
        Ситуация пока похожа на патовую, хороших ходов нет ни у одной из сторон. Сноуден не может быть уверен, что Путин не выжмет его как лимон и не отдаст на растерзание раздавленным, униженным, а потому вдвойне взбешенным американцам. Путин может себе это позволить, так как Сноуден — не его агент, однако сейчас давить на Сноудена невозможно: при появлении в радиусе километра людей в белых халатах его отмененный документ одним движением руки превратится в прекрасный, действительный, дипломатический и еще какой хотите американский паспорт. Брак Сноудена с Чапман решил бы все проблемы российской стороны, но не обеспечит жениха гарантиями безопасности. Российское гражданство сможет послужить защитой против выдачи американцам, но не против произвола российских властей.
          Задача американцев гораздо проще, им достаточно уничтожить ноутбуки, поэтому большинство зрителей этой драмы болеют за другую сторону — ради спортивного интереса. В сказке о Кощее победу добра организовала посторонняя старуха, и теперь ее помощь была бы как нельзя кстати. В оппозиционных кругах Германии вызревает любопытная идея.
          То, что Сноуден уже рассказал, интересует американцев как прошлогодний снег. У нас тоже предпринимаются пропагандистские усилия с целью вбить людям в голову мысль, будто бы за ними следят ради их же безопасности, и если вы не террорист, то вам не о чем беспокоиться. Я же считаю, что тем, кто себя уважает, необходимо организоваться и привыкнуть шифровать пересылаемые по сети фотоснимки котят, анекдоты и праздничные поздравления — пускай взламывают. Немецкая оппозиция этого пока не предлагает, однако высказывает другую, вполне здравую мысль.
          Сведения, уже опубликованные Сноуденом, указывают на признаки правонарушений, совершенных американскими спецслужбами против немецких юридических и физических лиц, поэтому правоохранительные органы Германии должны по этим фактам возбудить дело, привлечь Сноудена и ввести его в программу защиты свидетелей.
          Добавлю от себя, что о лучшей гарантии безопасности парень в его положении мечтать не может, а комфортабельный выход на пенсию он себе обеспечит, продав копию товара перед вылетом из Москвы — да так и надежнее будет, а то с «наших партнеров» станется, иначе я бы в этот самолет «Люфтганзы» не садилась и своим доверителям не советую. Разумеется, решение компромиссное, для российской стороны теряется эксклюзивность, и денег Сноуден получит гораздо меньше, но жадность до добра не доводит. По этому сценарию дальнейшее преследование Сноудена станет бессмысленным, а овцы будут сыты, хотя волков, конечно, потреплют изрядно.
          Осталось убедить немцев, простите, немцев-то как раз в разумных вещах убедить несложно, у них коэффициент интеллекта по статистике самый высокий в Европе; проблема с фрау Меркель, которая очень постарается не попадать между всеми этими молотами с наковальнями. Но есть один человек, который если захочет, ее убедит, и все мы знаем имя этого человека.


ТАТЬЯНА ВОЛКОВА


06.07.2013



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.020364999771118