Вестник гражданского общества

Марсианский суд, НКО и экстремизм

          Мне уже несколько раз доводилось воображать решения некоего гиперсправедливого суда – «межгалактического», «мирового» - по таким разным вопросам, как неотъемлемость Севастополя от Крыма, вина Лужкова за войну миров и проблема передачи части Дагестана Азербайджану.
          Я решил вновь вернуться к этому жанру и представить, как бы разбирал некий марсианский суд спор российских НКО с государством по поводу обвинений в агентской деятельности. Прежде всего, подобно Нюренбергскому международному военному трибуналу, такой суд должен был бы определиться с собственной правовой основой. Он бы принял два решения.
          Первое - исходить из прецедентного права, подобно двум самым уважаемым на планете Земля международным судебным присутствиям – Европейскому суду по правам человека и Гаагскому суду, поскольку для данного казуса нет разработанного кодифицированного права.
          Второе – оценивать действия российского государства на основе этим же государством созданных правовых обязательств. 
         Итак. По поводу того, что НКО, получающие иностранную благотворительную помощь, объявляются «иностранными агентами». Марсианский суд бы учёл, что получение благотворительной помощи на деятельность, предложенную самой организацией, никак не может рассматриваться как агентская деятельность, ибо таковой по российскому и международному гражданскому праву признаётся только и исключительно доверительное распоряжение ресурсами или полномочиями в интересах заказчика (принципала). Однако марсианский суд бы учёл, что существует иное значение понятия «агент» - это, человек, как правило, скрывающий факт того, что он агент, завербованный государственными органами или частными лицами, и стремящийся нанести некий урон противникам того, кто его завербовал. Иными словами – «вражеский агент» или агент иностранных спецслужб. Следовательно, решает марсианский суд, российское государство в лице парламента, суда, прокуратуры и исполнительной власти считает реализацию правозащитных, социальных, просветительских, экологических и иных акций, ставших возможными благодаря иностранной помощи, вражескими относительно себя. Посовещавшись, марсианский суд пришёл к выводу, что единственным общим у всей этой деятельности является то, что она производится на основе рожденных в лоне западной гуманистической и демократической традиции ценностей и принципов людьми, эти принципы в целом разделяющими. Таким образом, российское государство в лице своих органов власти признало, что западные гуманистические и демократические ценности ему враждебны и любая, даже косвенная их популяризация, является враждебной деятельностью, нацеленной на нанесение государству урона. Это значит, что российское государство признало себя в состоянии идеологического конфликта с Западом. Причем, с учётом юридического закрепления, конфликта того же антагонистического типа, какой существовал у СССР с Западом в период «холодной войны», а у США и стран Западной Европы – с коммунистическими государствами, а у США – и с нацистской Германией. А с учётом официального принятия российским государством западных капиталистических и многопартийно-парламентских принципов, марсианский суд счёл нужным отдельно отметить, что в данный момент вражда сконцентрирована лишь на противодействии западной доктрине приоритета прав человека и базовых свобод, т.е. носит антилиберальный характер.
          По другому вопросу спора марсианский суд учёл, что российские суды уже многократно признавали в качестве политической деятельности любую, вызывающую общественный резонанс или обращенную к органам и отдельным представителям власти. С точки зрения российского закона – всё это влияние на «государственную политику». Суд пришёл к выводу, что на планете Земля только одна разновидность современного (не племенного и не феодально-деспотического) государства официально исходит из единства государственной политики и общественной жизни – это тоталитарные государства. Признав распространение в России рыночных отношений и официальную борьбу с расизмом, марсианский суд пришёл к выводу, что такие типы тоталитаризма, как коммунизм и нацизм, к российской государственности не относятся. Также как и тип религиозно-политической тоталитарной модели. Единственным аналогом рыночного многопартийного тоталитаризма, находящегося в официальном идеологическом конфликте с западными либеральными демократиями, в данном случае может быть признан лишь итальянский фашизм Бенито Муссолини. Поскольку российское законодательство формально признало доктринальные тексты итальянского фашизма экстремистскими, то марсианский суд, исходя из универсального принципа правовой справедливости всех земных цивилизаций, выраженном в формуле «Какою мерой меряете, такой и вас измерят», вынужден был констатировать экстремистский характер существующей российской государственности.
          Суд постановил, что меры против НКО – это акция в контексте идеологической борьбы с западными либеральными государствами со стороны государства фашистского типа, имеющего характер организованного преступного сообщества экстремистского типа. Вот до чего могут докатиться марсиане…


ЕВГЕНИЙ ИХЛОВ


07.06.2013



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019137144088745