Вестник гражданского общества

Фабрикация дел «в особо крупном размере»

«Нам никто не мешает перевыполнить наши законы!»
Виктор Черномырдин

          Наркотики – если они используются не по жизненным показаниям - это безусловное ЗЛО! Но самое большое зло, когда истинные наркоторговцы, которых часто «крышует» полиция, жируют и процветают, а в тюрьмах сидит «планктон» или просто наивные и доверчивые люди, за счет которых наши доблестные защитники рапортуют о хороших показателях по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.
          14 ноября 2012 г. моего сына Сапрыкина Сергея задержали как сбытчика психотропных веществ в особо крупном размере – это примерно 8 грамм смеси, где содержание самого психотропного вещества 0,5 г – это, примерно, одна таблетка аспирина. Сразу после задержания сына заключили под стражу, провели обыск в квартире, ничего не нашли.
          Замечу, мой сын офицер запаса, имеет высшее образование, постоянно официально работает на двух работах, занимается спортом, очень творческий человек, имеет прекрасные характеристики, никогда и нигде не был замечен и не привлекался в связи с противоправными действиями.
          Два месяца никакие следственные мероприятия в отношении моего сына не проводились, старший следователь Попов М.А. был «очень загружен работой». Когда, после длительных наших походов в полицию, расследование все же началось, то выяснилось, что заявление на сына написал его знакомый Пронин Виктор, который в 2006 году уже был осужден за незаконный оборот наркотиков. Повторно его задержали накануне описываемых мною событий, в 20-х числах октября 2012 года, при неизвестных нам обстоятельствах. Произвел задержание его сосед - майор Левобережного отделения полиции Георгиев В.Е., с которым Пронин виделся, по-соседски, достаточно часто. Пронина, имеющего на тот момент непогашенную судимость, под стражу не взяли. Ему, чтобы спасти себя, настоятельно рекомендовали «сдать» шесть человек, тогда ему за это «ничего не будет». Пронин, оказавшись в такой ситуации, чтобы спасти себя, под давлением полиции начинает «сдавать» всех подряд: сначала он отправил к почтовому ящику свою гражданскую жену за сюрпризом – ее задержали! Затем он отправляет за пакетом в Мытищи своего знакомого Кирьянова А. – того также «принимают» полицейские у самого дома Пронина. Далее полицейские требуют сбытчиков. Причем, требуют «побыстрее» привлекать людей! Тогда Пронин, не дозвонившись своему поставщику, начинает названивать моему сыну и всячески уговаривает достать для него 10 грамм смеси, таким образом вовлекая его в преступление. Несколькими днями позже, уже его гражданская жена, которую Пронин сдал ранее, привлекает еще одного «сбытчика» - Богдана Олега, которому она также названивала с просьбой помочь ей. Это лишь та часть участников «преступной цепочки», которая стала известной нам. А сколько их было на самом деле?
          Сотрудники Левобережья ликуют, они широко отмечают победу! На одном из судебных заседаний один из оперативников сказал: «У нас в последнее время было очень много задержаний, восемь или девять, я все не помню!» В один из таких «праздничных» дней 12 января пятеро полицейских этого отделения попадают в аварию, в результате которой один из пассажиров, майор Георгиев В.Е., позже скончался, второй - старший следователь Попов М.А. - длительное время находился в коме. Подобные ЧП в Левобережном происходили и ранее, о чем неоднократно писалось в прессе. В Левобережье «зачастили гости», последовали проверки, но начатое дело должно жить и принести свои плоды!
          Все материалы по этим «отдельным» делам передаются для «тщательного расследования» в СО МВД России по Молжаниновскому району г. Москвы старшему следователю лейтенанту юстиции Адяну О.А. Именно следователь Адян О.А. проводит допросы большей части свидетелей. Все они один в один повторяют друг друга, меняются только фамилии, иногда даты и время. Если свидетель в суде «немного неточно» указывает время, например, вместо 22 часов показывает 17-18 часов, его «мягко направляют», фактически подталкивая к даче ложных показаний в суде!
         Так происходило и с заявителем Прониным В. Его, вопреки обещаниям полицейских, все же осудили к двум годам лишения свободы, смягчив наказание за «сотрудничество», так сказала помощник прокурора, да и сам Пронин это подтвердил, сказав при этом, что его фактически заставили «сотрудничать» с полицией! Те, кто обещал, что «ничего не будет», уже не могли физически выполнить свое обещание из-за аварии. Никто не ожидал в суде услышать от Пронина В. такие признания: «Сказали сдать шесть человек», «я готов был сдавать кого угодно, лишь бы себя спасти», «звони кому хочешь, только побыстрее», «два обязательных условия – все должно проходить на районе и обязательно передать деньги», «просить надо не менее 10 грамм», «заявление писал под диктовку», «полицейские двое суток удерживали в спортивном зале меня и мою жену, разбили о голову линейку, чтобы я не изменил показания, они должны были точь-в-точь совпадать с показаниями в допросе», «меня шантажировали, сняли на видео, что я, якобы, украл телефон» и т.п. Подробно весь допрос можно послушать здесь http://www.youtube.com/watch?v=aeA8HAlX4jo&feature=youtu.be. Помощник прокурора и судья негодовали, рекомендовали Пронину «посыпать голову пеплом».
          Но и это еще не все, дальше еще интереснее: умерший Георгиев В.Е. дает показания, правда датированы они 10 января – это сразу после новогодних праздников, за два дня до трагедии. Но вот незадача, судебная почерковедческая экспертиза установила факт фальсификации! Георгиев В.Е. не давал никаких показаний, ничего не писал и никаких протоколов не подписывал. Об этом более подробно можно почитать здесь: http://www.trepashkin.com/news/articles?id=52. Более того, 10 января, следователь Адян О.А. умудряется одновременно допрашивать по несколько свидетелей по разным делам! Однако судью и помощника прокурора это ничуть не смущает, все «проведено в рамках УПК» - вторят они. Свою экспертизу суд проводить отказывается, ссылаясь на то, что можно допросить следователя (который и совершил этот подлог!). Полагаю, что этот подлог не единственный!
          Кроме того, в деле отсутствуют все документы относительно обыска, хотя сам обыск проводился, это подтвердил и оперативный сотрудник, копия протокола обыска передана суду адвокатом. На лицо грубейшее нарушение - обыск без санкции суда! Нарушена неприкосновенности жилища! Хотя, справедливости ради, следует отметить, что при обыске сотрудники вели себя крайне корректно.
          И еще, вещественными доказательствами по делу являются денежные средства и смесь, которые, согласно вынесенным следователем Адяном О.А. постановлениям, почему-то не могут быть представлены в суде! Нам постоянно отказывают в их предъявлении, ссылаясь на статьи закона, которые наоборот гласят: деньги «могут храниться при уголовном деле, если индивидуальные признаки денежных купюр имеют значение для доказывания». О том, что деньги осмотрены и якобы хранятся в Молжаниновском отделении полиции, господин Адян О.А. в постановлении также указал. Почему же их нельзя предъявить суду?
          В вызове свидетеля Кирьянова А., по ходатайствам со стороны защитников - адвокатов Шкаликова Г.А. и Трепашкина М.И., нам также отказали, «нет связи» - мотивировала свой ответ судья, хотя в деле имеются объяснения Кирьянова, которые он давал своему защитнику, и где совершенно четко прослеживается связь с нашим делом!
          Очень интересным в свете Головинского суда представляется понятие «чрезвычайные обстоятельства». Так судья Кострюкова К.П. постановила, что проживание важного свидетеля в «соседнем», а не в указанном следователем в протоколе допроса свидетеля подъезде, можно считать «чрезвычайными обстоятельствами», вследствие чего не вызывать свидетеля в суд, а зачитать письменные показания, которые, как всегда, слово в слово совпадают с показаниями другого свидетеля, впрочем, его мы тоже не видели.
          С понятыми в нашей правоохранительной системе происходят настоящие чудеса! Так, например, курсанты большинства учебных заведений, которые готовят будущих сотрудников полиции, в обязательном порядке проходят практику понятыми. Причем, как считают законники, совсем неважно, что некоторые из них уже фактически являются сотрудниками полиции, ибо обучаются по целевому набору, т.е. с ними уже заключен контракт о работе в конкретном отделении, а именно, там, где он и является понятым! А впрочем, любому стажеру, даже если он не «целевик», назначается руководитель, чаще всего это и есть оперативный работник, который является непосредственным организатором или, как минимум, участником всех проводимых ОРМ. Этот руководитель дает стажеру задания, от которых тот отказаться не может, затем проверяет их выполнение, оценивает его работу, дает характеристику по результатам этой самой практики. Таким образом, стажер – это практически всегда, вопреки закону, «зависимое от полиции» лицо!
          Писать об этом беспределе можно еще очень много, но, пожалуй самое главное состоит в том, что пока оперативные сотрудники полиции будут организовывать провокации, собственноручно создавать «ручную» криминогенную обстановку на своем участке и тем самым зарабатывать так необходимые им «палки», следователи фабриковать протоколы, прокуроры вместо проверки соблюдения законности «повышать раскрываемость», а суды поддерживать все это беззаконие – наша страна будет задыхаться от преступности!
          «Беззаконный клич беззаконно и внемлется!» - так гласит русская народная пословица. Так, может быть, в нашей стране уже пора суду становиться справедливым и независимым? Чтобы не пришлось нашему правительству вновь с высокой трибуны на весь мир, как это было в январе этого года в Давосе, говорить о том, что «у нас практически в 95-97% выносится обвинительный, а не оправдательный приговор из-за проблем политического и правового сознания, проблем отчетности, когда, например, судье кажется неуместным, неудобным вынести оправдательный приговор, поставив тем самым под сомнение, например, доводы следствия».


ЛЮДМИЛА САПРЫКИНА


22.04.2013



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019454002380371