Вестник гражданского общества

Официальная версия № 2

          Во избежание недоразумений хочу еще раз подчеркнуть: факты по данному делу, опубликованные мною ранее, а также вопросы, которые ставлю теперь, не имеют никакого отношения к позиции моего работодателя. Более того, они, по создавшемуся у меня впечатлению, ей противоречат.
          17 января Александр Долматов был обнаружен мертвым в камере депортационной тюрьмы в Роттердаме. В соответствии с официальной версией, опубликованной 18 января, Полномочный министр посольства Королевства Нидерландов в Москве г-н Онно Элдеренбошем утверждал, что власти Нидерландов не связывают самоубийство Александра Долматова с отказом в предоставлении ему политического убежища. Представитель министерства юстиции г-жа Шарлотта Ментон также отрицала ответственность своего государства, заявив, что «это личное дело Долматова».
          В течение прошедшего с тех пор времени публике подбрасывались версии, связанные с наркотиками и прочими мерзостями, призванными показать всю глубину грехопадения покойного. Не станем копаться в грязи, вылитой за этот период на еще пустовавшую могилу. Взглянем на новую официальную версию, на этот раз от 12 апреля.
          На сайте Инспекции безопасности и правосудия Королевства http://www.ivenj.nl/  первым материалом идет отчет о «Расследовании обстоятельств смерти господина Долматова в центре содержания заключенных Роттердама». Вот некоторые выдержки из этого документа:
          • «различные организации в иммиграционной цепи на различных этапах дела действовали небрежно»;
          • «Долматов был ошибочно помещен в депортационную тюрьму»;
          • «действия не были произведены в соответствии с законами и правилами»;
          • «медицинская помощь была недостаточной»;
          • «несмотря предписание протокола о необходимости консультации с врачом, если такое решение будет принято, это не было сделано»;
          • «было произведено автоматическое изменение (в системе)»;
          • «иммиграционная полиция действовала небрежно и вопреки Указу об иностранцах»;
          • «Долматову не была предоставлена возможность воспользоваться услугами адвоката по его выбору»;
          • «дежурный адвокат и Иммиграционная полиция заняли поразительно пассивную позицию по отношению друг к другу в вопросе о задержании Долматова»; 
          • «после попытки самоубийства Долматова было принято решение – по причинам, неясным для Инспекции безопасности и юстиции – не уведомлять судебно-медицинского эксперта, хотя, по мнению Инспекции для этого, безусловно, имелись основания»;
          • «это противоречит внутреннему руководству и должно было быть сделано, по мнению голландской инспекции здравоохранения»;
          • «в данном случае, гарантия продления срока законного пребывания не сработала», и т. д.

          Документ составлен на нидерландском языке. Мне на мгновение показалось, что речь идет о Суринаме 1980 года, однако вчерашняя дата и имя Александра Долматова вернули меня к повседневности.
          Таким образом, в хорошо функционирующей и весьма эффективной правоохранительной системе Королевства Нидерландов, как выяснилось, столь многое пошло наперекосяк. Отчет инспекции вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Что это было: трагическая цепь совпадений? Не пора ли теперь спросить: qui bono, в чьих интересах именно в деле Долматова неуклонно и последовательно ломались об колено все правила и предписания?
          Можно только приветствовать следующую часть документа: «Принимая во внимание выводы Инспекции безопасности и правосудия, в данном конкретном случае я вижу достаточно оснований для того, чтобы компенсировать возможный ущерб, нанесённый родным господина Долматова в результате его смерти. С родными свяжутся для того, чтобы обсудить размер возможного ущерба». Однако и здесь возникает вопрос: неужели за счет нидерландских налогоплательщиков? Или уже пришел чек из-за океана? 
         Из трех главных вопросов: компенсация семье, усложнение создания подобных ситуаций в будущем и наказание виновных – документ дает удовлетворительные ответы на два. Это больше, чем то, на что в подобном случае можно было рассчитывать, если бы не разразился скандал. Даже Президент РФ во время своего последнего визита в Нидерланды интересовался ходом расследования гибели этого узника Болотной. И кто знает, возможно, когда-нибудь мы услышим третью, четвертую и пятую официальные версии?


ТАТЬЯНА ВОЛКОВА


13.04.2013



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.0225510597229