Вестник гражданского общества

Репрессированные народы «атакуют» Страсбург

 

У памятника «Исход и Возвращение» в день памяти и скорби, Элиста, Калмыкия.
Автор Эрнст Неизвестный

 

 По сообщению агентства «Интерфакс» с ноября прошлого года в Европейский суд по правам человека поступило более 2 700 жалоб от жителей Калмыкии, имеющих статус жертв политических репрессий. Это же агентство сообщило, что отказы получили 108 человек. Российские и республиканские СМИ поспешили растиражировать эту новость. Глава Республики Калмыкия Алексей Орлов даже заявил, что и все остальные жалобы будут отклонены.
          Действительно, летом прошлого года жители Калмыкии, имеющие статус жертв политических репрессий (таковых у нас около 30 000 человек), обрушили на суды республики иски к Минфину РФ с требованием компенсации морального вреда за годы, проведенные в сталинской ссылке. Поводом к такой судебной активности послужила моя статья о том, что два гражданина Грузии (братья Киладзе) сумели через Европейский суд по правам человека добиться такой выплаты от властей своей страны.
          Имея на руках отказы российских (калмыцких) судов первой и второй инстанции, наши земляки в массовом порядке посылают свои жалобы в ЕСПЧ. Количество жалоб, отправленных только с помощью нашей редакции, составило почти 1 300. В январе текущего года стали приходить первые отказы из ЕСПЧ. Сейчас в распоряжении редакции имеется копии одиннадцати писем-отказов, полученных истцами из Страсбурга. Мы обратили внимание, что в качестве лица, отсылающего эти письма, значится человек по имени К. Рынгелевич, но подписи в письмах стояли разные.
          Когда мы просмотрели список лиц, работающих в ЕСПЧ, то какого господина не обнаружили. На сайте «Сутяжник» есть информация о том, что этот человек является экспертом Совета Европы, но в письмах, присланных жителям Калмыкии, он указывает себя как «заместитель начальника секции». Кстати такой должности в ЕСПЧ нет, а есть должность заместителя председателя секции.
          Убежден, что письма-отказы из ЕСПЧ, подписанные неизвестно кем, с указанием фамилии лица, не работающего там, а также информационная активность подконтрольных власти федеральных и республиканских СМИ - это взаимосвязанные события. Допускаю, что все это одобрено в Кремле. Для российской власти положительные решения ЕСПЧ по искам жертв политических репрессий (их в стране около 2 миллионов) - это не только еще один удар по политической репутации, но и огромные финансовые расходы.
          В самые ближайшие дни мы подготовим и отправим на имя Председателя ЕСПЧ, а также в Совет Европы письма с требованием разобраться с сомнительными отказами, якобы подписанными человеком по фамилии Рынгелевич.
          В ЕСПЧ, как и в любом суде, решение о приемлемости или неприемлемости жалобы гражданина той или иной страны принимает судья. Суд обязан выслать истцу это решение или определение, подписанное этим судьей. Письмо же некоего лица, даже не числящегося в штате ЕСПЧ, лично у меня вызывает возмущение. Это похоже на провокацию, и я убежден, что эти письма не подлинные, при этом допускаю, что К.Рынгелевич даже не подозревает о них.
          Как бы там ни было, я должен отметить очень обрадовавшую меня реакцию бывших репрессированных граждан на известие об упомянутых выше письмах из ЕСПЧ. Две женщины, узнавшие об этом первыми, несомненно, огорчились, но заявили, что свои жалобы все равно в ЕСПЧ отправят. Они убеждены, что это происки российской власти, и я с ними согласен.
          Многие говорят, что все равно пойдут «до конца», убеждены, что за этими сообщениями стоят российские власти, смеются над Орловым. Самое распространенное выражение: «Он прогибается перед Путиным, боится потерять "кресло"». При этом немало таких, кто поминает недобрым словом К.Илюмжинова, считая и его причастным к упомянутому выше сообщению.
          Я считаю, что если даже допустить, что эти отказы подлинные, то есть другое обстоятельство, которое должно только прибавить решимости и непреклонности всем, кто решил обратиться в Европейский суд по правам человека. Дело в том, что в ЕСПЧ каждая жалоба будет рассматриваться индивидуально, и не факт, что все наши жалобы попадут в руки «нечистоплотных» господ. Есть надежда, что часть жалоб все же будет рассмотрена и не одним судьей, а целой группой судей. В этом случае решение, вынесенное по жалобе братьев Киладзе, будет иметь значение и при рассмотрении наших жалоб. Я в этом убежден.
          По большому счету мы все сейчас ведем настоящую борьбу за возвращение национального достоинства калмыцкому народу. Это не высокие слова, это наша российская действительность.
          Когда в 1991 году были приняты два очень важных и по-настоящему нужных закона «О реабилитации жертв политических репрессий» и «О реабилитации репрессированных народов», мы и в самом деле почувствовали себя по-настоящему равноправными гражданами страны. Ведь если быть до конца честными, даже после возвращения из Сибири в Калмыкию, не только наши родители, но и мы, совсем еще дети, не раз и не два раза слышали в свой адрес очень горькие для нас и для нашей нации слова и оскорбления.
          Законы были приняты, но их реальной реализацией, как это принято в России, никто не занимался. Нашим родителям выдали кое-какую компенсацию за потерю имущества, и этим власти страны ограничились. В 1992 году Б. Ельцин наложил мораторий на вопрос о территориальной реабилитации, с ним все согласились, чтобы не допустить развала России.
          Положения закона о моральной компенсации власти по причинам скорее экономического, нежели морально-этического характера, не спешили выполнять. Затем президентом стал В.Путин, казна страны стала, образно говоря, «пухнуть от нефтедолларов», но вместо выполнения закона из его текста были исключены слова о моральной компенсации.
          Таким образом, бывший кагэбэшник и послушная его воле Госдума поступили в «лучших» традициях ЧК и НКВД. Практически все региональные лидеры и парламенты, а также российская политтусовка восприняли это лояльно. Именно тогда российская власть, грубо говоря, наплевала на наше достоинство, и мы все с этим смирились
          Считаю, что обращения в суд с требованием компенсации морального вреда за годы, проведенные в ссылке, это самый правильный и самый законный способ восстановления своих попранных прав и возвращения чувства собственного и национального достоинства.
          Те же, кто говорит, что наши обращения в суды унизительны, очень сильно ошибаются. Они рассуждают как истинно советские люди, которые в основной массе просто боялись суда, боялись начальства и во всем соглашались с партийными вождями, даже если эти вожди ссылали их на каторгу или развязывали войну.
          В современном мире человек должен отстаивать свои права, не зависимо от того, хочет власть эти права признавать или нет. Можно выходить на митинги, можно устраивать пикеты или забастовки, но в нашем случае самый лучший способ добиться своего - это обращение в российские суды, а затем в ЕСПЧ.
          Юрист газеты «Современная Калмыкия» Владимир Галитров и автор этих строк* изначально писали, что российские суды будут отказывать в удовлетворении наших исков, но пройти, как минимум, две судебные инстанции в России просто необходимо, для того чтобы получить законное право на обращение в ЕСПЧ.
          Поначалу я слышал разговоры и рассуждения о том, что люди делают это только ради денег. Меня это огорчало. В последнее время слышу рассуждения следующего толка: «Пусть мы не получим миллионы, но главное - мы покажем власти, что мы не рабы, не быдло».
          Женщина восьмидесяти лет рассказа нам, что русскому языку стала учиться по пути в Сибирь, т.к. все время жила в деревне и русской речи практически не слышала. Первые русские слова, которые она выучила и запомнила на всю жизнь, это вопрос сопровождающих охранников: «Мертвецы есть?». Умерших детей и стариков просто выбрасывали из вагонов, и поезд продолжал свой путь.
          Возвращаясь к затронутой мною теме, хочу сказать о том, что социальные льготы и выплаты не являются категорией компенсации морального вреда. Кроме того, не надо забывать, что с 1 января 2005 года финансовое обеспечение этих льгот федеральный центр скинул на регионы. Таким образом, следуя логике деятелей из Кремля и с Охотного ряда, ответственными за ссылку калмыков являются калмыцкие власти, за ссылку чеченцев – чеченские власти, и далее - по списку.
          Правопреемница СССР - Российская Федерация в лице высшей государственной власти отказалась выполнять ранее принятые на себя обязательства в отношении репрессированных народов и вообще всех жертв политических репрессий. Об этом не один раз писали правозащитники и здравомыслящие политики. Увы, их мнение, как и наше, для российской власти не имеет значения.
          Знаю, что инициативу жителей Калмыкии поддержали бывшие репрессированные народы из других регионов России. Не скрываю, что очень рад этому. Хотелось бы установить контакт со всеми, кто солидарен с ними.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Письма с отказами за подписью г-на Рынгелевича

 

 



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 * Валерий Бадмаев - главный редактор газеты «Современная Калмыкия», эксперт ООД «За права человека». 


ВАЛЕРИЙ БАДМАЕВ


26.03.2013



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.024888038635254