Вестник гражданского общества

От обветшалых «измов» - к философии здравого смысла

О нравственности будущего гуманного общества

          Непосредственным поводом к написанию этой статьи стал своеобразный юбилей. Пять лет назад увидела свет книга Александра Никонова «Свобода от равенства и братства. Моральный кодекс строителя капитализма» (2008). Книга опубликована и в интернете.
          Вторым поводом к написанию этой статьи стало очевидное сближение власти с церковью. Альянс взаимовыгоден. Власть опирается в своей политике на моральную поддержку церкви, а церковь явно довольна материальной поддержкой власти. После крушения советского общества с его «моральным кодексом строителя коммунизма» народ оказался без «национальной идеи» и без «моральных скрепов». В этой ситуации провозглашают императив «духовности» в сочетании с «геополитической востребованностью» России. В этом сочетании кое-кто даже усматривает объединяющую национальную идею нынешнего российского общества. Может быть, это и неплохо, но уж как-то расплывчато.
          Нетрудно увидеть прямую связь между этими двумя поводами, которые побудили меня взяться за перо. Не секрет, что в обстановке тягот и несправедливостей нынешнего российского бытия значительная часть общества ностальгирует по прошлой советской жизни. Оно и понятно: тогда жили скромнее, но надежнее и справедливее. За всё отвечало государство, а от большинства людей требовали быть честными, умелыми и добросовестными тружениками. «Моральный кодекс строителя коммунизма», как маяк, освещал путь к великой цели. Теперь некоторые утверждают, что этот «кодекс» фактически был списан из Библии, и в этом его притягательная сила. Так ли это? Едва ли. Даже беглое сравнение текстов (приводятся в конце статьи) коммунистического морального кодекса и библейских заповедей из «Нагорной проповеди» показывает, что между ними не так уж много общего. Более того, половина пунктов вообще никак не сопоставимы. А самое главное, коммунизм в нашей стране так и не удалось построить. Причины этого не будем рассматривать в настоящей статье. Об этом подробно сказано в моих книгах «К общеэкономической теории через взаимодействие наук» (1995) и «Вторжение в незыблемое» (2007).
          Упомянутая книга Александра Никонова в своём роде довольно интересна. Она увлекательно, талантливо написана. В ней дана уничтожающая критика коммунистической идеологии. При этом использована изощрённая аргументация. Автор восхваляет наступившую в России «свободу от равенства и братства». Он убежденно защищает экономическую свободу, свободу предпринимательской деятельности. Автор не провозглашает по пунктам свой «моральный кодекс строителя капитализма». Это за него сделал я (в конце статьи). Этот кодекс прямо вытекает из предельно либеральных воззрений автора, которые вкратце сводятся к следующему: «Здравый смысл, ответственность и свобода. Свобода воли, свобода от предрассудков, свобода от глупости – таковы простые принципы новой морали современного цивилизованного мира. Деньги и влияние – главные мерила вашей ценности на этой земле. Все остальные мерила – просто утешительный приз для отстающих. Отнять у зажравшихся богатых и раздать голодающим бедным – этот простой крестьянский закон справедливости, восходящий к робингудовским временам, по сию пору воспевается романтически настроенными дураками. Как любая живая система, экономика лучшим образом сама себя регулирует, чтобы сохраниться. Автоматически. А управление экономикой в ручном режиме, как это пытались делать в СССР, убивает ее. Будучи сложной системой, экономика не терпит тупой централизации. Она может существовать только тогда, когда мириады решений принимаются на местах клетками этого живого организма самостоятельно. Вы ведь не пытаетесь давать команду каждой клетке своего организма, как ей жить и работать и по каким идеологическим принципам существовать?.. Социализм неминуемо ведет к вырождению, распаду и голоду. Любопытно, кстати, что вполне созвучный с социалистическим христианский принцип о подставлении второй щеки и о помощи сирым да убогим объективно ведет к тому же. Всем хороши религиозные принципы – и добры, и гуманны, и справедливы… одним только плохи – жить по ним нельзя. А если попробуешь, сплошная какая-то савонарола получается… Зарабатывай деньги всеми законными способами, даже если кто-то будет говорить, что твой заработок аморален! — это один из главнейших тезисов новейшего времени. Это тезис новой морали. Много дешевых людей – это плохо, поскольку экстенсивный путь не способствует прогрессу. А способствует застою. Поэтому вариант с девятью застойными миллиардами деревенских жителей планеты представляется не сильно привлекательным. К тому же ресурсы всегда ограничены, и чем на большее число людей приходится их делить, тем беднее каждый. В цивилизованном мире это давно уже все поняли: много людей для счастья не нужно… Что вообще такое индивидуализм? Это производная экономической самостоятельности, готовность предпринимать действия в одиночку и отвечать за себя самому. А что такое хваленый коллективизм? Болезненная привязанность к общине, боязнь оторваться от нее и проявить независимость поведения и мышления. Веревка коллективизма держит человека в стае, не давая вырваться и сделать глоток воздуха в свободной экономике. А если вырвался, отстроил дом получше или прикупил команду «Челси», так сразу завистливые скоты пустят тебе красного петуха или разнесут твои кости в прессе, определив врагом народа. И между строк будет читаться: «в тюрягу паразита!»... Коллективизм всегда порождает любовь к слабым и ненависть к сильным…Тем и прекрасен капитализм, что он дает людям свободу. Свободу предпринимать и свободу бомжевать. А уж из свободы предпринимать естественным образом вытекают – как инструменты – все прочие свободы и права человека. «Работай, как можешь, и живи, как работаешь!» – самый благородный из всех придуманных людьми лозунгов. Деньги, эта овеществленная свобода, пронизывают все в нашем лучшем из миров… В нормальной экономике продажа услуг ничем принципиально не отличается от продажи товаров. Потому что обмен деньгами – это и есть, собственно говоря, экономика. Продажа услуги – будь то услуга парикмахера, проститутки или художника – это нормальная экономическая транзакция, если с нее заплачены налоги...чем подробнее инструкции, тем они гибельнее. Подробные инструкции и правила нужны только бюрократам, чтобы прикрыть задницу. Умному инструкции не нужны, ему достаточно общего направления. Перед человеком всегда стоит выбор – или быть дураком и жить по инструкциям в клетке, или иметь свою голову на плечах и быть свободным…Я свободный гражданин! Пожалуй, самый свободный. В своей стране я могу не верить в бога, а могу удариться в любую религию. Моя жизнь принадлежит только мне. Как и мои деньги. И этими ценностями я могу распоряжаться сам – по своему собственному желанию, никого ни о чем не спрашивая. Захочу – под хвост свою жизнь пущу, сопьюсь, сторчусь или просто повешусь. Это личный выбор каждого – кто-то спускает свои ценности в унитаз, кто-то складывает в общую копилку – семьи, церкви или государства. А кто-то тратит исключительно на себя».
          Отдавая должное красноречию и изощренной аргументации Александра Никонова, его бесшабашно-либеральную позицию нельзя признать убедительной. Она вступает в противоречие с историческими фактами и реальной жизнью. Никто не возразит против здравого смысла, ответственности и свободы. Всё дело в том, какой смысл вкладывать в эти понятия. К сожалению, в постперестроечной России приснопамятных 90-х здравый смысл и свобода перевернулись вверх тормашками, а об ответственности пришлось надолго забыть. При всей нелюбви Александра Никонова к марксизму и персонально к Фридриху Энгельсу, именно характеристика Энгельса лучше всего характеризует «прелести» новоявленного российского капитализма: «Самые низменные побуждения - вульгарная жадность, грубая страсть к наслаждениям, грязная скаредность, корыстное стремление к грабежу общего достояния - являются восприемниками нового, цивилизованного, классового общества; самые гнусные средства - воровство, насилие, коварство, измена - подтачивают старое бесклассовое родовое общество и приводят его к гибели». Удивительно точно, только с одной поправкой - вместо «старого бесклассового родового общества» остаётся вставить наше советское прошлое. А что касается в одночасье нахлынувшей «свободы», то, к большому сожалению, она обернулась в первую очередь свободой от ответственности за судьбу страны и её народа, свободой грабить, воровать, мошенничать, жульничать.
          Джордж Сорос, этот апостол капитализма, которого не упрекнёшь в симпатии к коммунизму, вынужден был признать: «Самым важным вопросом является неразрешенный конфликт между разрушением и созиданием... Самое ужасное, что не только плановая экономика, но также и только что вылупившийся рыночный механизм не работают. В отсутствие нормального рынка предприниматели превращаются в спекулянтов, а процесс приватизации вырождается в обыкновенный грабёж: тащи, что можно, пока нет хозяина» (Сорос Дж. Советская система: путь к открытому обществу. Пер. с англ. - М.: Политиздат, 1991, стр. 143, 192). Сорос пришел к выводу, что «выгода от вновь разрешенных форм экономической деятельности оказалась ничтожной по сравнению с вредом, нанесенным подрывом установившихся форм». И эта констатация во многом остается справедливой и до сих пор.
          Насмотрелись россияне и на прелести живой бесплановой экономики, которая «сама себя регулирует». Александр Никонов, видимо, просто не знаком с историей. Великая депрессия в США 30-х годов чуть было не погубила американский капитализм. Президенту Франклину Делано Рузвельту хватило ума и решительности перенять у молодой советской страны плановые методы управления народным хозяйством. Его политический «Новый курс» спас страну от надвигавшейся социальной революции. С тех пор ни одна экономически развитая страна уже не надеется на всемогущество «невидимой руки рынка» и, в той или иной мере, использует плановые методы. В тех же США были запланированы и успешно реализованы государственные программы борьбы с бедностью, преодоления отставания от СССР в освоении космического пространства, выведения страны на передовые позиции в сфере научно-технического прогресса и другие. При всей своей демократии и рыночной экономике, американцы научились эффективно координировать и регулировать деятельность частного и государственного секторов в общенациональных интересах. А у нас в России в одночасье разрушили плановую систему, оставив страну и без плана, и без рынка. Результаты не замедлили сказаться и сказываются до сих пор.
          Столь же неубедительно красноречие Никонова насчет зловредности принципа «отнять у зажравшихся богатых и раздать голодающим бедным». Конечно, революционное изъятие богатств современный капитализм не практикует, и правильно делает. А вот система прогрессивного налогообложения доходов в настоящее время существует во всех экономически развитых странах. Именно таким цивилизованным способом современный капитализм осуществляет разумное перераспределение материальных благ от богатых к бедным, и это в значительной степени способствует разрядке социальной напряженности. Что касается убежденности Никонова в том, что «много дешевых людей – это плохо, поскольку экстенсивный путь не способствует прогрессу», то и этот принцип опробован безответственными реформаторами в 90-е годы. Это привело к резкому осложнению демографической ситуации в стране. По существу, дало мощный толчок вымиранию населения. Нынешней власти с огромным трудом удается если не остановить, то хотя бы замедлить этот «демократический» процесс, запущенный борцами за светлое капиталистическое будущее России.
          Отдельного комментария заслуживает и никоновский пафос на излюбленную тему времён перестройки «долой инструкции». Никонов настолько красноречив, что хочется повторить его тираду: «Чем подробнее инструкции, тем они гибельнее. Подробные инструкции и правила нужны только бюрократам, чтобы прикрыть задницу. Умному инструкции не нужны, ему достаточно общего направления. Перед человеком всегда стоит выбор – или быть дураком и жить по инструкциям в клетке, или иметь свою голову на плечах и быть свободным...» Россияне помнят, как в то время с телевизионных экранов респектабельные господа призывали доверчивых граждан «смелее экспериментировать, проявлять инициативу, не бояться инструкций, лучше ошибаться, чем ничего не делать» и так далее в том же духе. Кстати, эти же господа учили россиян способам ухода от уплаты налогов, прославляли благословенные финансовые пирамиды типа МММ и расхваливали предприимчивость незабвенного Лёни Голубкова. Теперь мы знаем, чем всё это кончилось. Одним из самых страшных последствий грубейшего нарушения инструкций по технике безопасности стала катастрофа в Чернобыле. А разве мало аварий, катастроф и баснословных экономических потерь случается и до сих пор по причине «пресловутого человеческого фактора»? Страна ещё долго будет расхлебывать эту вакханалию безграмотности и вседозволенности.
          В то время, как наша страна лихорадочно пытается продвинуться к «цивилизованному» или «современному» капитализму, к «капитализму с человеческим лицом», лучшие умы настойчиво обращают наше внимание на историческую обреченность капитализма как общественной системы. В своих книгах, изданных в 1993-2004 гг., Джордж Сорос, Збигнев Бжезинский, Генри Киссинджер, Ален Турен, Игнасио Рамоне, Джозеф Стиглиц, Эммануил Валлерстайн в один голос предупреждали о надвигающемся системном кризисе мировой капиталистической системы, что теперь и подтверждается. Они отмечали необоснованное преувеличение ортодоксальными либералами благотворной роли рыночных принципов, подрывную роль ничем не ограниченной коммерческой свободы, обострение глобальных проблем и необходимость коллективных действий для их преодоления, острую потребность в контроле над обогащением как самоцелью, непопулярность либеральных идей в «посткоммунистических» странах, потребность в новых идеях и новых формах частной и коллективной жизни, опасность глобального неравенства как главной проблемы наступившего века, нарастающую неуправляемость и нестабильность в мире, неуклонное снижение роли США как ведущей мировой державы. Выражались и серьёзные сомнения в действенности российских рыночных реформ.
Итак, стране не удалось построить коммунизм с его «моральным кодексом». Новоявленный капитализм с его «волчьим кодексом» не достоин того, чтобы и дальше воспроизводить его в России. Куда же идет страна? На этот вопрос отвечает междисциплинарная общеэкономическая теория - математическая политэкономия.  
          Мир уходит от обветшалых «измов». Чтобы понять это, достаточно заглянуть в словари. Эти широко употребляемые термины имеют латинское происхождение. Капитализм - система, в которой властвует капитал. Коммунизм (от латинского communis - общий) - это система, в которой власть принадлежит всему обществу. Социализм (от латинского socialis - общественный) - это промежуточная система, где властвует некая «общественность». И только гуманизм (от латинского humanus - человеческий) - это власть самого человека.
          Этот ряд: общее - общественное – человеческое - многое проясняет и имеет гораздо большее философское значение, чем казалось прежде. Отождествление этих ключевых понятий неизбежно заводит в идеологический тупик, порождает путаницу. Разве в истории мало примеров, когда одна часть общества (читай - общественность) вступает в противоречие с другой? Разве неизвестны примеры того, как общественность подавляет волю и достоинство отдельного человека? И наоборот, хорошо известно, как отдельная личность может пренебрегать интересами общества. Всё это имело место во всех известных истории социально-экономических системах. И ни одна из них так и не решила извечную проблему противоречия между теми или иными общественными группами, между человеком и обществом.
          Осознается это или нет, но теперь мир объективно идет к новому гуманному обществу. Я называю это общество «гуманным», потому что оно станет практическим воплощением принципов гуманизма. Я называю это общество «новым», потому что его ещё не знала история цивилизации. И это не утопия, а единственная оставшаяся историческая альтернатива после всего пережитого человечеством.
          В отличие от капитализма новое гуманное общество будет иметь плановую систему всестороннего и устойчивого развития народного хозяйства, без регулярных разрушительных экономических кризисов. Оно будет иметь открытую и неспекулятивную финансовую систему, социальную направленность политики, общественно приемлемую степень социального расслоения, отсутствие коррупции и экономической преступности. В отличие от советского социализма новое гуманное общество будет иметь политическую свободу, многообразие форм собственности, возможность заниматься предпринимательской деятельностью, свободу выбора профессии, свободу торговли, открытость внешнему миру и разумную (не в ущерб национальной безопасности) интегрированность в мировую экономику. В отличие от коммунизма, о котором мечтали Маркс и Энгельс, новое гуманное общество не будет «общественным самоуправлением». Сохранится ключевая роль государства, но это будет новый тип государства, с обновлёнными конституционными функциями. Это будет социальное демократическое государство, которое обеспечивает национальную безопасность во всех её аспектах, планирует и реализует всестороннее социально-экономическое развитие страны, регулирует функционирование рынка путём координации деятельности государственного и частного секторов в общенациональных интересах, реализует в качестве главного приоритета повышение уровня жизни большинства населения, предотвращает недопустимо высокую степень социального расслоения, гарантирует основные демократические свободы и законные права личности, способствует превращению науки и культуры в факторы, определяющие дальнейшее общественное развитие. Не будет ни полного обобществления средств производства, ни доведенного до абсурда принципа «каждому по потребностям». В новом гуманном обществе, конечно, сохранятся предприятия различных форм собственности. Сохранится экономическая свобода и возможность продуктивной предпринимательской деятельности. Но, в отличие от того, что мы имеем на сегодняшний день, богатство будет зарабатываться умом и талантом, честным высококвалифицированным трудом и организаторскими способностями, а не добываться воровством, жульничеством или мошенничеством. Для этого потребуется действительно бескомпромиссная борьба с экономической преступностью и коррупцией на всех уровнях. Общий высокий жизненный и культурный уровень населения, действенность ответственной демократии и неумолимость закона для всех сделают граждан более терпимыми к сохраняющемуся в разумных пределах социальному расслоению. Всё это и станет практическим воплощением той свободы, за которую так убеждённо ратует в своей книге Александр Никонов.
          В заключение для вдумчивого и дотошного читателя попытаемся сформулировать «моральные кодексы», о которых идет речь в этой статье. Их сравнение даст дополнительный материал для конструктивного обсуждения.


Заповеди по Синодальному переводу Библии

1. Я Господь, Бог твой; да не будет у тебя других богов пред лицом Моим.
2. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого [рода], ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.
3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.
4. Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмый — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмый почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его.
5. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.
6. Не убивай.
7. Не прелюбодействуй.
8. Не кради.
9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.
10. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

 

«Моральный кодекс строителя коммунизма»

1. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.
2. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.
3. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.
4. Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.
5. Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.
6. Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат.
7. Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.
8. Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.
9. Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.
10. Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.
11. Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.
12. Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.

 

Моральный кодекс строителя капитализма (по Никонову)

1. Патриотизм, преданность своей стране - эфемерные и устаревшие понятия. Жить надо там, где лучше.
2. Стремление к безудержному потреблению, характер труда не имеет значения (труд парикмахера, проститутки или художника одинаково ценны, если пользуются спросом).
3. Забота каждого о сохранении и приумножении своего личного достояния.
4. Разрешено всё, что не запрещено законом. Личные интересы важнее общественных.
5. Никакого коллективизма. Индивидуализм вплоть до подлости: каждый за себя. Деньги и влияние - главные мерила ценности человека.
6. Двойной стандарт в отношениях между людьми: человек человеку волк.
7. Подлость и лживость для того, чтобы подняться над другими, демонстрировать свой успех и наслаждаться всеобщим поклонением.
8. Семья - это прежде всего брачный контракт, а дети - вложение капитала.
9. Понятие справедливости игнорируется. Тунеядство допускается, если есть деньги. Нечестность допустима, если позволяет заработать деньги и влияние. Карьеризм и стяжательство - главные жизненные цели.
10. СССР умер, и это хорошо. Национальность не имеет значения, главное - деньги и влияние.
11. Нетерпимость к врагам капитализма. Мир и свобода народов - нежизненные понятия.
12. Никакой солидарности, каждый сам за себя.

 

Моральный кодекс нового гуманного общества (проект)

1. Патриотизм и преданность своей стране, стремление улучшить свою жизнь и жизнь граждан своей страны.
2. Добросовестный труд на своё благо и, тем самым, на благо общества. Любой труд не зазорен, если допускается законом. Творческая инициатива, но при строгом соблюдении правил безопасной, качественной и продуктивной работы.
3. Забота каждого о сохранении и приумножении не только личного, но и общественного достояния.
4. Разрешено всё, что не наносит вреда окружающим людям и обществу. В экстремальных ситуациях - общественные интересы важнее личных.
5. Доброжелательность и готовность помочь другим людям. Главное мерило ценности человека - уважение сограждан.
6. Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми. Относись к другому так, как ты хочешь, чтобы он относился к тебе.
7. Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни. Стремление заслужить уважение и доверие сограждан.
8. Любовь, дружба и взаимное уважение в семье. Общая забота о здоровье и воспитании детей.
9. Непримиримость к нарушению закона, от кого бы оно не исходило.
10. Дружба всех наций, населяющих Россию. Терпимость и уважение к другим нациям и расам.
11. Нетерпимость к разжиганию социальной, национальной и расовой розни. Мир и свобода народов - залог успешного и благополучного развития своей страны.
12. Солидарность в деле обеспечения общей безопасности и благополучия.


ВЛАДИСЛАВ ФЕЛЬДБЛЮМ


06.03.2013



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015367031097412