Вестник гражданского общества

Образование и медицина: бюрократизировали, бюрократизировали, да…

          В образовании и здравоохранении множество проблем. Их все за раз не перечислишь, поэтому выделим две основные: это коммерциализация и бюрократизация. Эти тенденции умудряются у нас «нарастать» одновременно. И медицина, и образование одновременно и коммерциализируются и бюрократизируются. Не будем решать, какая из них… обе хуже.
          Ни то, ни другое не является «абсолютным злом»: кое-что и в образовании, и в медицине, очевидно, должно быть платным, а работа, как медиков, так и преподавателей, должна быть определенным образом регламентирована. Я вовсе не о том, чтобы всю медицину, любое образование сделать тотально бесплатными, и не о том, чтобы государство устранилось от всякого контроля и управления – это бессмысленные (и опасные) утопии. Речь о вещах более простых и очевидных. Пока что – только о бюрократизации.

 

ОБРАЗОВАНИЕ

          Нынешняя образовательная бюрократия, помимо исполнения безусловно полезных функций, делает много чего бесполезного и вредного. Это, в частности, перегрузка преподавателей и директоров школ (ректоров вузов) бесконечной «отчетностью». Было бы неплохо заставить образовательных чиновников постоянно писать подробные отчеты о своей собственной деятельности (подобно учителям) и заставлять друг друга читать всю эту лабуду… Еще лучше, чтобы эти отчеты представлялись, опять же, учителям – те немало повеселились (и поплакали) бы… Это шутка.
          Более серьезно: возможен и необходим аудит той информации, которую руководящие образованием органы требуют от подчиненных. Цель проста: определить, какая информация действительно нужна для работы, а какая – бюрократическое излишество. Для этого нужно собрать все управленческие решения (приказы, распоряжения и т.д.), выпущенные такой-то управленческой инстанцией (начиная с министерства) за такой-то период (скажем, за год) и определить, какая «отчетная» информация реально использовалась при подготовке этих решений. Речь не идет об эффективности, разумности, обоснованности управленческих решений, это отдельная песня. Только о том, какая «входящая» информация была использована. Непременно окажется, что куча «отчетов» не была использована вообще никак. То есть она нужна только и исключительно для имитации бурной деятельности управленческой орды. (Для этой орды, как и для Орды исторической, важны полномочия: 1) выдавать «ярлыки» на княженье, и 2) взымать дань; если кто не согласен – «огнем и мечом».)
          На самом же деле сбор большей части этой информации: а) бесполезен и б) вреден. Бесполезен, так как она никак не используется (да, скорее всего, и не может быть использована по причине «завала» информации). Вреден, так как отнимает время, силы и нервы у тех, кто реально работает в образовании.
          Такой аудит сделать, конечно, сложно, но можно. И даже, уверен, необходимо. И организация этой работы – одна из реальных задач ныне создаваемого независимого профсоюза работников высшей школы. Вряд ли профсоюз сможет сам «потянуть» эту работу, но, по крайней мере, инициировать ее, громко и внятно заявить о ее необходимости. (Кстати, в ВШЭ имеется Институт государственного и муниципального управления. Ау, господа, это для вас работа, флаг в руки!)
          Уверен, результаты такого аудита будут впечатляющими и практически полезными. Хотя бы для рационализации и оптимизации того же государственного и муниципального управления. (Интересно, кто у нас сейчас ставит перед собой подобные задачи?)



ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

           Бюрократизация здравоохранения – ничуть не меньшая беда, чем его коммерциализация. Причем, как для врачей, вынужденных, опять же, тратить кучу времени на бумагомарание, «отчетность», так и для пациентов.
          Высиживание часами в очередях (и неблизкая езда-ходьба по учреждениям) для получения бесконечных справок, подписей и печатей: справок о справках, справок для получения медикаментов, справок о том, что у безногих периодически не вырастают новые ноги и т.д. – это маета, которая, в дополнение к самому недугу, бывает просто невыносимой, не говоря уж об унизительности. Она, кстати (что нетрудно предположить), добавляет болящим дополнительные симптомы и диагнозы. Кого это волнует? Минздрав, что ли? Минсоцзащиты, может быть?
           Аудит – подобный тому, о котором шла речь выше – наверное, тут тоже был бы полезен. Но речь о другом, о более радикальном.
          Главная, центральная проблема здесь – разделение здравоохранения на две мало сообщающиеся области: здравоохранение «для народа» и здравоохранение «для начальников», то есть, само существование нынешних наследников 4-го управления Минздрава СССР - поликлиники, больницы, санатории для «государственного» контингента.
          В нормальных демократических государствах о таком помыслить невозможно (как и о «мигалках» для сановников). В нормальном государстве, если, скажем, заболел Президент, или Премьер, то обычно он едет (или его везут) в военный госпиталь, а не в какую-то спецбольницу «Управления Делами Администрации Понятно Кого».
          Дело просто в том, что у нас главные решения, касающиеся здоровья населения, принимают люди, которые к этому «населению» себя не относят, и соответствующих проблем не испытывают. И испытывать явно не собираются. Эти проблемы они решают «для народа», не для себя. У них подобных проблем нет и (как они уверены) не предвидится. Тут совсем другая «экономика» и «соцзащита».
          У нас Б.Н.Ельцин, лихо начавший с «борьбы с привилегиями», потом эту «борьбу» тихо спустил на тормозах. Славное 4-е управление Минздрава не слилось с «просто» медициной, а заматерело в своей обособленности, равно как и его клиенты/пациенты заматерели в своей отдельности от «населения». Недавняя безобразная история с питерской 31-й больницей – яркий тому пример.
          Кстати, я вовсе не за тотальное обобществление, «обнародование» всей медицины. Так, военные госпитали уже оправданы всей историей человечества – вряд ли кто в здравом уме будет ратовать за их ликвидацию*. Военные, ГБшники и прочие «правоохранители», получившие боевые ранения, травмы и заболевания на боевом посту, пусть поправляют здоровье там. Равно как и ограниченное число высших руководителей государства. Там и охрана, и «особый уход». Но прочие, имя им легион… с родственниками, чадами и домочадцами - причем они здесь?!
          Ведь очень просто. Как только чиновничество припишут к обычным, «народным» поликлиникам и больницам, так множество вопросов довольно быстро начнет решаться. Во всем «общем» здравоохранении. Как только чиновники со своими болячками и со своими ближними уткнутся в здравоохранение не для «особо приближенных», а для особо больных – проблемы начнут исчезать. Ведь наши чиновники (надо признать) – весьма эффективные менеджеры. Но только когда речь идет о благополучии их самих и их близких. О, тут напор, принципиальность, тут они являют чудеса находчивости, остроумия, оперативности и эффективности! Не знаю, что и как именно они сделают, но уверен, если их энергию, да на мирные цели…
          Отдельные, «специальные» здравоохранение, пенсии, жилье, персональные кареты с кучерами, мигалками, форейторами из ФСО и т.д. – очевидные и безобразные пережитки средневековья, феодализма. Как давно возопил Вольтер (по другому, хоть и родственному, поводу): «Раздавить гадину!». Эта задача до сих пор стоит перед нами, как говорится, в полный рост. Гадина стоит тоже в полный рост. Сколько можно? Может пора, наконец?

________________________________________

* Что касается ведомственных (в отличие от начальственных) больниц, вроде МПСовских, мне трудно судить об оправданности их существования ныне. Организация тех же МПСовских больниц была понятна, когда само МПС было военизированным государством в государстве, а сейчас - не уверен.


ИЛЬЯ РАСКИН


21.02.2013



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.029545068740845