Вестник гражданского общества

Убийство Сталина: подвиг или клевета?

 Похороны Сталина. 1953 г. 

         Параллельно с решением о 6-дневном ежегодном переименовании Царицына-Волгограда в Сталинград на «НТВ» прошло несколько передач о смерти Сталина. Постоянным рефреном, как это и положено для жанра скандал-расследование, идёт обвинение ближайшего окружения генералиссимуса, его, так сказать, диадохов*, в заговоре с целью убийства вождя.
          Я убеждён, что – это неправда, что глупости, вроде коварно подброшенных на чердак кунцевской дачи баночек** с ртутью, подходят лишь для невзыскательной аудитории. Пороху у них не хватило бы для такого заговора – сочетание ауры парализующего ужаса вокруг «секретаря ЦК» в сочетании с хроническим взаимным недоверием заранее делали сию затею безнадёжным предприятием. Чай не германские генералы-аристократы.
          Но я убеждён, что если бы Берия, Маленков, Молотов и Хрущев действительно решились убрать Сталина, то благодарное человечество должно увековечить их бронзовой скульптурной группой перед зданием ООН в Нью-Йорке. Ибо они этим предотвратили атомную войну и спасли миллионы жизней.
          Косвенным доказательством того, что Сталин готовил Третью мировую для меня является чудовищное «дело врачей».
          Сейчас как раз исполняется 60-летие апогея этой отвратительной и жуткой драмы. Психологическая атмосфера в разгар этой кампании настолько напоминала антисемитские вакханалии Третьего рейха, что во двор советского посольства в Тель-Авиве было брошено взрывное устройство. Кстати, Израилю это обошлось в двухмесячный разрыв дипотношений и обязательство не вступать в НАТО.
          Сокрушительное воздействие «дела врачей» заключается в том, что Сталин - тонкий знаток изувеченной им народной души - идеально рассчитал соединение двух сильнейших архаических страхов: страха перед колдуном (врач подсознательно воспринимается именно так) и боязнью оборотничества, который лежит в основе современного антисемитизма. Сегодня трудно представить масштабы охватившей часть СССР истерической паники (автор убеждён, что территория распространения этой паники и есть истинные границы «суверенной» российской цивилизации).
          Зачем Сталину было нужно такое воздействие? Для вытеснения евреев из истеблишмента вполне хватало «дела Еврейского Антифашистского комитета». Для оправдания новой чистки партноменклатуры вообще, как показало Ленинградское дело, поводов не нужно – народная ненависть к советской элите заранее обеспечивала поддержку любым репрессиям против начальства и интеллигенции. Сталин как будто нарочно делал СССР максимально отвратительным и отталкивающим в глазах западного общества, перечёркивал весь запас, как сейчас сказали бы, позитивного имиджа, который не смогли разрушить ни блокада Берлина, ни Корейская война.
          Дело в том, что Сталин очень любил быть жертвой агрессии. Он сознательно провоцировал японцев на Дальнем Востоке в 1938-39 годах булавочными уколами крошечных территориальных ущемлений на Хасане и Халкин-голе. Для нападения на Финляндию потребовалась смехотворная инсценировка с обстрелом заставы у Майнилы в октябре 1939. По новой версии военного историка Марка Солонина Сталин осознанно дал Гитлеру нанести 22 июня удар первым, заранее разворачивая огромную армию.
          Но благодарный Советскому Союзу за войну с гитлеризмом Запад не мог быть морально мобилизован для войны с ним. Только начало новой катастрофы еврейства – погромы и депортации свыше миллиона советских евреев (а затем и евреев соцлагеря) делали войну между Сталиным и Западом психологически возможной. В отличие от 1939-41 годов Сталин не готовил психологическую атмосферу для освобождения Европы. Он готовил атмосферу для начала крестового похода свободного мира против фашизмо-коммунизма***. Социалистическое «окончательное решение» заставило бы стыдливо заткнуться даже таких главных симпатизантов СССР как западные левые интеллектуалы-евреи, а сообщение о казни «врага народа и сионистского агента Ильи Эренбурга» стало бы «моментом истины» для его друзей - Рассела и Пикассо – главных борцов «с заокеанскими поджигателями войны».
          Ничем иным варварская антисемитская вакханалия служить не могла. Сталин понимал, что его наследники слишком любят жить, чтобы решиться на атомную войну с Америкой, и они готовы на уступки. Он также понимал, что в мирном соревновании с Западом у СССР нет никаких шансов. В обоих своих предвидениях Сталин оказался совершенно прав.
          Устранение Сталина и стремительная реабилитация «врачей-вредителей», а потом и других жертв сталинизма снова вернули советскому коммунизму призрак соблазна. У президентов-ветеранов Второй мировой Эйзенхауэра и Кеннеди рука на бывшего союзника не поднялась, и сталинский по своей сути коммунизм агонизировал ещё 35 лет.
          Так прославляйте же убийц Сталина – спасителей человечества. Даже если это «просто» ангелы смерти.

________________________________________

* Диадохи – полководцы-наследники империи Александра Македонского.

** Воспоминание об обвинениях врачей в убийстве Горького (или его сына) путём пропитывания ртутью занавесок.

*** Осознанный отсыл к введённому президентом Джорджем Бушем термину «исламофашизм».


ЕВГЕНИЙ ИХЛОВ


04.02.2013



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.026799917221069