Вестник гражданского общества

Кадровый голодомор

Карикатура Олега Хромова

          Владимир Путин пообещал помочь специалистами для формирования правительства Южной Осетии. Хотя в питерской кузнице кадров, кроме многопрофильных кустарей и шабашников средней руки, никого не осталось. И это не может не вызывать тревогу. Ведь еще неизвестно – к чему приведет возрожденное из искры противостояние России и Запада? Но последствия будут масштабными и это определенно. И в этом противостоянии на передовые позиции выходят руководящие кадры, которых в России осталось раз-два и обчелся.
          Поэтому даже Анатолий Чубайс не смог отоспаться два года, как обещал после контрольного выстрела в РАО «ЕЭС». Он снова в строю. Президент России Дмитрий Медведев, своим указом назначил его генеральным директором государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий». Отныне Чубайс – наш главный «нанаец», наноприносящий. А до этого его бывший помощник – Леонид Меламед, целый год грел генеральное кресло в «Роснанотехе» за казенный счет. Сейчас становится понятным, под кого конкретно создавалась эта загадочная госкорпорация с уникальными финансовыми возможностями. Теперь туда сплоченными колонами начнут прибывать безработные коллеги Чубайса по энергохолдингу. Ведь в «Роснанотехе» давно их дожидаются 130 млрд. казенных рублей, которыми они смогут распоряжаться, как своими. Причем эти деньги туда перечислялись не по мере надобности, а сразу. Поэтому менеджеры «Роснанотеха» разместили колоссальные финансовые излишки на депозитах в российских банках. Таким образом, не ударив палец о палец, менеджмент госкорпорации уже имеет с бюджетных вливаний минимум 10% годовых. К тому же «Роснанотеху» разрешено тратить любые средства на покупку ценных бумаг, под маркой поддержки нанотехнологических проектов, осуществлять всякую коммерческую деятельность. В том числе менеджмент госкорпорации имеет неограниченные возможности по инвестированию свободных (казенных) средств в любые финансовые инструменты, в различные фонды и «дочки», что делает вывод капиталов из «Роснанотеха» достаточно плевым делом. При этом госкорпорация не подпадает под закон о банкротстве. А ее прибыль не подлежит изъятию и распределению. Поэтому менеджмент госкорпорации может не опасаться за то, что в их копилке деньги налогоплательщиков когда-либо кончатся. Конечно, в таком лакомом деле никто, кроме Чубайса, не сможет эффективно разобраться во всех финансовых тонкостях нанотехнологий.
          Сразу возникает вопрос, какое отношение Чубайс имеет к нанотехнологиям? Или Медведеву показалось, что Чубайс больше Меламеда «петрит» в нанотехнологиях? Вряд ли. Хотя по собственному признанию Меламеда слово «нанотехнология» он услышал за неделю до своего назначения. Из чего можно сделать вывод, что Чубайс с этим словом знаком побольше. Но не настолько, чтобы под это слово доверить ему ключи от госкорпорации, где деньги лежат несусветные. Спрашивается: неужели кроме Меламеда и Чубайса нет других кандидатов, которые действительно способны продвинуть Россию в нанотехнологиях. К счастью, пока еще есть. Но ряды наших высококлассных профессионалов с каждым днем редеют. Дело в том, что с развалом СССР реформаторы устроили в стране «кадровый голодомор», жертвами которого стали миллионы высококлассных профессионалов – от рабочих специальностей до специалистов нобелевского уровня. Под «кадровым голодомором» следует понимать целенаправленное, сознательное уничтожение конкурентов на профессиональном рынке труда. Давайте в этом разберемся.
          Во все времена непрофессионалы проникали во власть через подсобку. Затем они начинали чинить немыслимые преграды на пути тех, кто мог прийти на их сытное место. Массовое уничтожение профессиональных конкурентов в постсоветский период началось в эпоху Путина. Как человек, случайно оказавшийся на вершине власти, он первым делом сделал все, чтобы альтернатива ему исчезла, а оппозиция стала убогой. Можно сказать, что с 2000 г. в нашей стране установлен негласный стандарт, по которому все госслужащие в профессиональном смысле должны быть ниже уровня президента. Поэтому при Путине даже премьер-министры были «техническими». То есть декоративными фигурами, без президентских амбиций. Ведь никакими же государственными интересами не руководствовался Путин, когда назначал заведомо слабого и послушного Михаила Фрадкова премьер-министром. Сейчас уже мало кто вспоминает о нем. Потому что он ничем существенным не выделялся в серой массе других чиновников. Разве только тем, что формально числился вторым лицом нашего государства. Но незадолго до выборов, Фрадков вдруг заменяется малоизвестным Виктором Зубковым. Этот государственный деятель, запомнился налогоплательщикам кортежными поездками по полям, рынкам, детским садам, сельским магазинам, аптекам и т.д. Поэтому о делах Зубкова народ может рассказать больше, чем о делах Фрадкова. Ведь за время своей работы на посту Председателя Правительства РФ Зубков не раз покупал детям и воспитателям конфеты. Одной бабушке даже отвалил перед телекамерой две шоколадки. Другой ветеранке купил аж несколько упаковок лекарственных средств. А механизатору с железными зубами – Зубков пообещал бесплатно навести порядок в его полости рта. Произошло это в поле, куда правительственный кортеж лимузинов завез премьер-министра для разговора о жизни крестьянской. И едва механизатор открыл рот, чтобы рассказать про свою единственную свинью, как премьер с полуслова все узнал по его зубам. Потому он и приказал привезти стоматологов прямо в поле, чтобы механизатор отремонтировал свои зубы на рабочем месте.
          Но только-только новый премьер со своей труппой стал гастролировать по стране, как по телевизору передали, что его подчиненный Медведев собирается снять своего шефа с занимаемой должности после 2 марта. Так как на эту должность еще незарегистрированный в ЦИК кандидат в президенты Медведев собрался назначить действующего президента. Публичное распределение высших должностей одним из кандидатов в президенты – не спонтанное заявление. Дело в том, что Путин лучше всех понимал, что без соответствующей должности его популярность быстро выйдет из моды. Он же не Бонапарт, который и в сюртуке оставался императором. И не Дэн Сяопин, чье лидерство и без высокого поста оставалось незыблемым. Оттого-то Путин вынужден был еще в бытность президентом заполучить в свои руки контрольный пакет голосов единороссов и застолбить за собой государственный пост, который формально закреплял за ним властные полномочия. Поэтому Медведев, как кандидат в президенты, первым делом подал четкий сигнал всему миру, что девальвации российского лидера не произойдет. Дескать, сейчас уже «главное - не париться, не дергаться, а ждать развития событий». Таким образом, с помощью простейшей «рокировочки» главой государства де-юре становился Медведев, де-факто оставался Путин. Как говаривал Чубайс – это сильное решение. На бытовом уровне подобная схема легализации называется фиктивным браком или браком по расчету. Поэтому лучше уже сейчас внести в нашу конституцию поправки, чтобы узаконить вахтовый метод президентского правления. Тогда отпадет необходимость морочить выборами электорат. Вахтовый метод правления позволит тандему Путину-Медведеву по переменке президентствовать пожизненно. А в случае чего и Сергея Иванова можно будет сделать подменным президентом. По признанию того же Медведева, главное его отличие от Иванова заключается в том, что одного «зовут Дима, а другого – Сергей». Но, если разобраться, то и Путин от них отличается только именем.

          Во всем мире всегда востребованы умение управлять государством, ответственность и стратегическое мышление. Для этого и придуманы выборы, чтобы на них народ избирал самых достойных. К слову, почти одновременно с нашими думскими выборами состоялись выборы президента Южной Кореи. На них победил 66-летний Ли Мён Бак - бывший мэр Сеула и один из руководителей подразделения концерна «Хендэ». Залогом успеха Ли стали его выдающиеся достижения в бизнесе и на посту мэра Сеула. Родившись в бедной семье, он сделал головокружительную карьеру: к 37 годам стал руководителем строительного подразделения, затем ушел в политику и добился немалых успехов на посту мэра Сеула. Все это и привлекло в нем южнокорейских избирателей, избравших Ли своим президентом. Для них 66-летний президент стал воплощением «корейской мечты».
          Наблюдая за выборной компанией в США, невольно приходится признать, что и наши заклятые друзья тоже выбирают в свои главнокомандующие лучших из лучших. Судите сами: критики сорокасемилетнего Барака Обамы говорят, что он еще неопытен и слаб, чтобы стать Главнокомандующим. Хотя четыре года назад на выборах в Сенат от штата Иллинойс Обаме удалось одержать убедительную победу над шестью оппонентами. К тому же вся биография Обамы и его отца может стать настольной книгой для тех, кто хочет в честной борьбе достичь «американской мечты».
          А ведь сорокасемилетнему Путину и сорокадвухлетнему Медведеву «русская мечта» досталась, как в сказке, по чьему-то веленью, по чьему-то хотенью. Им даже ни разу не пришлось участвовать в публичных дебатах со своими соперниками. То есть наш избиратель без словесных баталий поверил, что они самые сильные из сильнейших кандидатов в президенты, каких среди 140 млн. народа просто не найти. Поэтому Россия времен Ельцина-Путина войдет в историю бесконечными политическими постановками, противоречащих здравому смыслу. К примеру, на прошедших выборах в Госдуму 64% избирателей проголосовали за депутата Путина, а вместо него получили какого-то Капкова из команды Абрамовича. Это равносильно тому, если бы вы выбрали и оплатили «Мерседес», а вместо него вам всучили «Оку» или «Запорожец». Но едва закрылись избирательные участки на парламентских выборах, как открылся занавес очередного политического «ноу-хау-шоу». И сразу же на экранах появились клоуны, разодетые под политиков. Поломавшись перед телекамерами, они объявили о выдвижении кандидатуры Медведева на пост президента. Хотя еще накануне эти же «комедианты» устраивали взаимные поножовщины на почве ревности к Путину. Но едва поступила команда сверху – переключить партийную любовь на преемника Путина, как единороссы и справедливороссы стали доказывать, что сильнее Медведева кандидата нет.
         Хотя карьерный взлет Медведева, по-сути, начался 9 ноября 1999 г. До этого времени главным его достижением, пожалуй, было знакомство с Путиным и Собчаком. Ну не считать же за выдающееся достижение Медведева работу на кафедре ЛГУ или в ЗАО «Илим Палп Энтерпрайз», прославившейся незаконной приватизацией и выводами активов за рубеж. Так что докремлевская деятельность бизнесмена Медведева ничем не отличалась от деятельности бизнесменов той поры, озабоченных первоначальным накоплением капитала. Да и в ОАО «Газпром», куда Медведев был назначен президентом на пост председателя совета директоров, он тоже ничем не отличился. Разве что при нем бюрократический аппарат газовой монополии разросся до таких гигантских размеров, что стал съедать львиную долю фонда заработной платы.
          Но если судить по первым 100 дням президента Медведева, то получается, что он намного талантливее Путина. Во-первых, ему удалось за 5 дней замочить «саакашистов» в сортире так, что из Вашингтона пришлось военно-транспортными самолетами доставлять в Тбилиси туалетную бумагу. А Путин с аналогичной задачей 3 года мурыжил Чечню. Во-вторых, наши золотовалютные резервы за первые 100 дней президентства Медведева выросли на 43,2 млрд, а за первые 100 дней президентства Путина они выросли только на 6,2 млрд. В-третьих, и это главное, Медведев с первых дней стал лучше и увереннее Путина смотреться на экранах. В нем явно просматриваются черты пьедестального Наполеона. Особенно это стало заметно после принуждения Грузии к миру.
          Выходит, не зря Путин заявил накануне выборов, что ему «не стыдно и не страшно» передать президентские полномочия Медведеву. Хотя чего было стыдиться и страшиться, если цены на нефть зашкаливали за $100 за баррель. В аналогичной ситуации Ельцин выглядел куда бесстрашнее, когда передавал своему преемнику полуживую страну, перебивающуюся на $17 c барреля. Ведь на тот передаточный момент Путин даже полком не командовал и завалящим колхозом не руководил. Поэтому, будь сейчас президентом, к примеру, какая-нибудь кухарка, то это никак бы не сказалось на благополучии страны. И грузин бы кухарка принудила к миру не хуже Медведева. В этом деле главное своевременно додуматься отдать соответствующий приказ. Так что кухарка тоже могла бы месяцами, как Ельцин, успешно «работать с документами» на даче. Или, как Путин с Медведевым, «в ручную» управлять государством из Сочи. Или с Канарских или с Мальдивских островов. Тут все зависит оттого, где кухарке-президенту удобнее работать на благосостояние народа за народные деньги.
          К примеру, знатный мужчина Николай Патрушев в бытность главой ФСБ, не прочь был поработать на православное Рождество в Антарктиде. Поэтому он с группой высокопоставленных экстремалов в прошлом году высадился на Южном полюсе, куда их доставили два вертолета. Разумеется, за казенный счет. А, став секретарем Совбеза, Патрушев на днях провел выездное заседание уже в Арктике, на Земле Франца-Иосифа. Напомню, что Совет Безопасности РФ, по-сути, является пародией на Политбюро СССР. Он состоит из 11 постоянных членов, 8 из которых когда-то работали в мэрии Санкт-Петербурга или были знакомыми Путину по КГБ или по дачному кооперативу «Озеро», расположенному в Приозерском районе Ленобласти. Там Виктор Зубков много лет работал генеральным директором объединения совхозов «Первомайское» и председателем Приозерского горисполкома. Оттуда он перешел на работу заместителем Путина, в Комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. А на некогда подведомственной ему территории появились дачные участки кооператива «Озеро», на которых питерский истэблишмент стал выращивать руководящие кадры страны и пучками отправлять их на реализацию в Кремль.
          Возвращаясь к Земле Франца-Иосифа, хочу сказать, что если бы члены Совбеза из своего кармана оплачивали все арктические расходы, ухлопанные на их говорильню в высоких широтах, то это заседание прошло бы не дальше дачной участка Николая Патрушева.
И если разобраться, то в современной России любой актеришка может хоть завтра приступить к обязанностям президента или его полпреда, губернатора или министра. Ведь для нынешних начальников страны главное не наличие профессиональных знаний и соответствующего таланта, а наличие артистичности, чтобы правдоподобно играть на публике роль даровитого руководителя. Для этого необходимо натурально раздувать щеки и правдоподобно говорить о том, чего нет на самом деле. Ну, разве не забавно наблюдать, как наш премьер-тигролов по шпаргалке распекает членов правительства. Поэтому, на мой телезрительский взгляд, кажется, что на роль президента России идеально бы подошел актер Владимир Машков. Он обладатель многочисленных премий за лучшую мужскую роль. Зрители хорошо его запомнили по фильму «Вор». К тому же помимо вора, он уже играл Пугачева. Да и перед съемками артисты привыкли заранее разучивать необходимый текст. Так что войти в образ президента России Машкову бы не составило труда. В крайнем случае, он мог бы профессионально играть президента под фонограмму или пользоваться услугами суфлера.
         Тут уместно задаться вопросом: трудно ли в России быть губернатором или президентом? На этот вопрос в свое время очень честно ответил губернатор Михаил Евдокимов, когда оппозиция пыталась его выдавить с политической сцены на эстрадную. После сессии Крайсовета, на которой раскритиковали работу профессионального юмориста на посту губернатора, Евдокимов объяснил журналистам, почему нельзя через год работы требовать от него знание дел в деталях? «Надо, чтобы мозги привыкли,- пояснил он.- Первые три месяца работы вообще катастрофа была, сидел в бумагах».
          В этом плане юристу Медведеву было намного легче, чем юмористу Евдокимову. Он ведь два года учился на президента, сидя на нацпроектах. Благодаря им, наш народ тоже привык видеть на телекартинке Медведева, эффективно решающего национальные задачи в коровниках и свинарниках, в роддомах и школах, на новостройках и новосельях. Но на самом деле это был всего лишь предвыборный иллюзион, который позволил Путину выпустить в большой прокат своего преемника. Поэтому под Медведева выделили дополнительные ассигнования и ресурсы, чтобы с их помощью он раскрутил самого себя в глазах телезрителей. Хотя по кремлевской легенде, озвученной самим Медведевым, национальные проекты должны были «качественно поднять уровень жизни каждого российского гражданина». Напомню, что на все четыре нацпроекта государство в 2006 году планировало выделить 150 млрд. руб. и 266 млрд. руб. в 2007 г. В пересчете на душу населения, это $38 и $73 соответственно по курсу. То есть, на такие смешные деньги, Медведев хотел поднять уровень жизни каждого гражданина. В том числе: улучшить жилищные условия, поправить здоровье, повысить уровень образования и продуктивность сельского хозяйства. Чтобы понять всю пропагандистскую суть нацпроектов, попробуйте за $38 и $73 хотя бы вылечить по зубу.
          Не удивительно, что этот смехотворный план оказался Медведеву не по зубам и был с треском провален. По данным Счетной Палаты бюджетные ассигнования, выделенные на реализацию национальных проектов в 2006 году, были освоены на 81,5 %. Правда, расходы на информационную поддержку – на телекартинку с Медведевым - были освоены почти полностью – на 97,9 %. Средний же уровень исполнения всех четырех нацпроектов в 2007 году, по данным Минфина, составил всего лишь 54,45%. А такие «нацпроекты», как развитие АПК и доступное жилье, были выполнены на 32,8% и 46,1% соответственно. Несмотря на такие провальные результаты, накануне выборов Путин заявил, что «Медведеву удалось организовать четкую и системную работу» по реализации нацпроектов. Хотя в советское время, а в демократической стране тем более, ответственные лица за такую «четкую и системную работу» непременно были бы изгнаны из правительства по причине своей профнепригодности. Да и сам Медведев, когда только начал заниматься нацпроектами, говоря о них на встрече с руководителями российских и иностранных СМИ, заявил, что «хотел бы справиться с теми задачами, которые мне поручил президент». При этом он подчеркнул: «Моя задача работать качественно, только в этом случае можно будет всерьез размышлять о будущих политических планах».
          Но грандиозный провал нацпроектов никак не повлиял на будущие политические планы Медведева. Таким образом, чиновник Медведев, не совершивший в жизни ничего значимого и выдающегося, стал президентом России. А через два с половиной месяца после своей инаугурации он вдруг признал, что в стране существует огромная проблема с подбором кандидатов на высокие руководящие посты и даже на должности губернаторов. Но это – полуправда. На самом деле, в нашей стране остро стоит проблема с подборами кадров не только на должности губернаторов, но и на должности министров, председателя правительства и президента.
          В своем выступлении на совещании по кадровой политике, Медведев заявил, что «очень часто решение о назначение на ведущие должности принимаются по знакомству, по принципу личной преданности». Получается, сам он осуждает те методы назначения, которые сыграли решающую роль в его судьбе. И далее Медведев сказал, что нередко у нас должности продаются за деньги. «Это современная черта, - подчеркнул он.- Ее раньше не было. Но мы исходим из того, что российское государство - это демократия, а не средневековая деспотия».
          Итак, уже третий президент России исходит из того, что он глава демократического государства. Первый же российский президент и после расстрела парламента полагал, что он демократ, а не деспот. Хотя каждый грамотный человек знает, что «демократия» происходит от греческого слова «demos», означающего «народ». А деспотия, по-гречески – неограниченная власть одного человека. Из чего следует, что российское государство – это современная форма деспотии. Как и в средневековых деспотиях, вся полнота власти в современной России принадлежит одному человеку – президенту. Он правит страной при посредстве сложных интриг бюрократического аппарата и плутократии. Президент России даже после ухода со своего поста неподсуден. Это дает ему карт-бланш на любые действия, без опасения судебного преследования. Поэтому принимаемые им решения, в первую очередь, учитывают интересы представителей его окружения.
          Демократия же является правлением народа народом для народа и как таковая отличается от правления одного лица. Государства с демократической формой правления регулярно проводят свободные и справедливые выборы. А псевдодемократические выборы проводятся лишь для того, чтобы сохранить прогнивший статус-кво властвующей верхушки. К примеру, зимбабвийские избиратели, как и российские, тоже заранее знали, кто после выборов будет править страной, потому что президент Зимбабве – Роберт Мугабе, никогда не согласится передать власть демократическим путем. И грузины знают, что Саакашвили никогда не расстанется с властью в ходе демократической процедуры. И если Мугабе или Саакашвили потеряют власть, то очень многое потеряет их окружение. Постсоветская Россия тоже стала заложницей этой «круговой поруки». Поэтому уже второй наш президент назначает своего преемника главой государства, после чего Кремль продавливает его легитимность через формальные выборы. При таком государственном устройстве, как в России, Грузии или Зимбабве, просто невозможна качественная ротация кадров.
          Каких-то 20 лет назад у нас не было дефицита управленческих кадров, потому что базовые принципы кадрового отбора в советское время в принципе ничем не отличались от кадрового подбора в развитых странах. Я имею в виду не идеологическую их составляющую, а прагматические основы, благодаря которым обеспечивалась эффективная работа управленческого аппарата. Тут следует напомнить, что в 50-х – 80-х годах прошлого столетия в руководящие кадры страны подбирались профессионалы высочайшего класса. За их плечами обязательно был огромный опыт работы на руководящих должностях. К примеру, Никита Хрущев с 1925 г. стал работать на руководящей должности. И только в 1953 году он возглавил страну. И Леонид Брежнев с Юрием Андроповым начали работать на высоких должностях с 1938 г. Таким образом, по номенклатурной лестнице Хрущев и Брежнев шли 28 лет, а Андропов – 44 года. Да и Горбачеву с Ельциным пришлось по 30 лет шагать по партийным коридорам власти, чтобы стать первыми лицами государства. В те годы просто немыслимо было человеку «ниоткуда» стать даже районным руководителем. И на министерское кресло тогда не мог рассчитывать крупный руководитель, если предприятие, которое он до этого возглавлял, хоть один год не перевыполнило плановое задание. Сегодня все стало с точностью до наоборот. Выполнение нацпроекта-2007 по развитию АПК на 32,8% – отличный результат для кандидата на высший пост в государстве! Это свидетельствует о том, что одним из главных итогов путинского правления стало не создание своей «суверенной демократии», а создание своих «суверенных ценностей». В них органически вписывается создание так называемой президентской квоты управленческих кадров, чьи «личные профессиональные достижения» будет оценивать сам президент.
          И через неделю после своей инаугурации Медведев уже оценил профессиональные достижения Владимира Устинова, назначив его своим полпредом в Южном Федеральном округе. Хотя сам Устинов пару лет назад в Совете Федерации заявил: «Кроме как прокурорить я ничего не умею». К слову, и прокурорить он не умел, если судить об этом его умении по росту преступности. Но, видать, полпредам нужны минимальные навыки, на уровне рефлексов.
          «Семиполпредщина» - это детище Путина, пришедшее на смену ельцинской «семибанкирщины». И первым полпредом стал генерал Виктор Казанцев. В мае 2000 года Путин своим указом назначил его в тот же Южный Федеральный округ, где теперь «полпредит» Устинов. Хотя вряд ли можно было рассчитывать, что боевой генерал или слабый генпрокурор вдруг станут эффективно руководить федеральным округом. Видно и Казанцев это понимал. Поэтому он за короткий срок накупил имущества на подставных лиц, обзавелся шикарным особняком, машинами и прочими житейскими прибамбасами в стиле «а-ля новорусский топтыгин». Чтобы не терять полпредское время даром, совместно с супругой наплодил уймы фирм и фондов – для ускоренной капитализации своего служебного положения. И в 2003 году он уже смог купить на имя дочери 60% акций «Каневского» мясокомбината. А деньги на покупку акций мясокомбината, уверял первый полпред Путина, он якобы взял взаймы. То есть перехватил у друзей два с лишним миллиона долларов до своей полпредской зарплаты. Все это заставило Путина за пять дней до президентских выборов-2004 снять Казанцева с занимаемой должности. Ведь перед выборами у нас принято бороться с коррупцией. Конечно, случись подобное на Западе, то Казанцеву непременно пришлось бы пройти через судебные чистилища. Ну, а случись нечто схожее в советское время, то его сразу бы исключили из партии, лишили воинского звания и наград. Затем суд. Потом расстрел. Но в современной деспотии, как и в средневековой, все решает один человек. Он - главный судья и работодатель для своих подданных. Это по его вине никчемные чиновники, типа Зурабова, Устинова и т.п., пересаживаются из одного кресла в другое. Словно они незаменимые. Поэтому кадровая политика в современной России напоминает слепую лошадь, плетущуюся по кругу. И кадровые намерения Медведева, на самом деле, являются продолжением того же деспотического метода назначения на руководящиеся должности, который сложился в эпоху Путина.


НИКОЛАЙ СЕВРЮКОВ


26.09.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019842147827148