Вестник гражданского общества

Для тридцать седьмого все готово

          Не только простые обыватели, но и некоторые общественные активисты, в целом ждущие от режима всяких пакостей, часто не могут представить, насколько система готова к по-настоящему массовым репрессиям. Но поскольку в бюрократическом государстве любое, даже тайное решение быстро обрастает огромным количеством сопроводительной и попутной документации, то некоторые фрагменты всё равно вываливаются на свет божий. А дальше, подобно палеонтологам, можно по нескольким косточкам восстановить всего монстра.
          8 лет назад, в середине декабря 2004 года, в небольшом башкортостанском городке Благовещенске милиция и бойцы ОМОН несколько дней избивали и унижали людей, держали их в импровизированных мини-концлагерях. История имела огромный резонанс, на место выезжала общественная комиссия с участием тогдашнего председателя президентского совета по правам человека Эллы Памфиловой и журналистки Анны Политковской. Против милицейского начальства было возбуждено уголовное дело, несколько сот человек были признаны потерпевшими. И вот в процессе расследования выяснилось, что в сентябре 2002 года тогдашним главой МВД Грызловым было утверждено «Наставление о действиях в условиях чрезвычайных обстоятельствах» (приказ №870-ДСП). Этот приказ в открытую санкционировал интернирование граждан в «фильтрационных пунктах» и применение огнестрельного оружия во время массовых беспорядков. Одновременно, было найден план штабных учений благовещенской милиции, составленный в феврале 2004 года на основе этого приказа. Этот план предусматривал создание штурмовых групп для уничтожения протестующих.
          Так в мае 2005 года достоянием гласности стало существование в нашей стране подробных планов жесточайших карательных действий, составленных задолго до «оранжевых» событий в Украине.
          Теперь проявилась ещё одна «косточка» чудовища – общество получило исчерпывающие доказательства того, что власти рассматривают как экстремизм практически любую оппозиционную деятельность. Как известно, для проведения легальной слежки (оперативно-розыскных мероприятий) необходимо доказать судье, что объекты слежки нарушают закон, совершают противоправные действия или находятся на грани преступления. Поэтому для слежки за гражданскими активистами, оппозиционерами или правозащитниками необходимо «доказать» криминогенный характер их деятельности. Для бюрократического удобства правоохранителям был необходим единый документ, причисляющий значительную часть оппозиции к противоправной деятельности. Поскольку ни коррупция, ни оборот наркотиков не подходят, был избран экстремизм. Но и в этом случае, как с и тайным приказом Грызлова, шила в мешке утаить не удалось.
          Во время нашумевшего дела лидера екатеринбургского «ЯБЛОКа» Максима Петлина, обвинённого в вымогательстве (очень многие считают, что это дело – провокация, откровенно сфабрикованная спецслужбами), выяснилось, что за ним, как за «экстремистом», вела слежку ФСБ. Причём «экстремистом» его сочли в кажущемся сегодня почти оттепельном 2010 году. Все судьи, включая судью Верховного суда Истомину, признали законной слежку за «экстремистом» Петлиным. Об этом решении судьи писали очень многие. Главное, что выяснилось, – даже нахождение в системной парламентской оппозиции, как в случае с партией «ЯБЛОКО», не защищает от попадания в перечень потенциальных смутьянов. Достаточно лишь критиковать правительство и спецслужбы и не быть при этом марионеткой власти!
          Но очевидно, что Верховный суд России не решился бы так откровенно цитировать справку о «подрывной» деятельности партий и правозащитных организаций, если бы она не базировалась на некоем базовом документе, который был подготовлен уже в начале 2010 года. Иначе эту справку, нелепый и какой-то даже анекдотический характер который очевиден, можно было бы списать на паранойю провинциальных полицейских. Две недели тому назад Движение «За права человека» обратилось в Независимый экспертно-правовой совет с просьбой изучить решение судьи Истоминой с точки зрения нарушения прав общественных и политических объединений. Предлагаю вашему вниманию мнение известного правоведа, адвоката Юрия Костанова, который не только вскрыл вопиющие нарушения прав самого Максима Петлина, но и убедительно доказал, насколько грубо противоречит законам, включая Основной закон страны - Конституцию, та характеристика партий, движений и правозащитных организаций, которой пользуются ФСБ и центры по противодействию экстремизму.
          Самое главное: если с точки зрения правоохранительных органов критика правительства и ФСБ или – как это было с Петлиным - даже само присутствие на собрание, где представитель оппозиции выдвигается кандидатом в областное законодательное собрание, уже является признаком экстремизма, то, следуя букве закона об оперативно-розыскной деятельности, органы безопасности и внутренних дел просто ОБЯЗАНЫ вести постоянную слежку за независимыми гражданскими организациями. Ещё раз повторюсь: оформлено это обоснование «экстремизма» официально и доведено до исполнителей ещё как минимум за год до напугавших власти событий на Манежной площади и за два года до бурного декабря 2011.
          Надеюсь, что найдутся депутаты, которые сделают запросы в ФСБ РФ и ДПЭ МВД РФ на предмет того, какие критерии применяются для причисления организаций и лиц к подозреваемым в экстремизме.

Заключение эксперта НЭПС Ю.А. Костанова 



 

№139/12 исх. от 24.12.12


Заключение специалиста

Мне, эксперту Независимого экспертно-правового совета Костанову Юрию Артемьевичу, имеющему ученую степень кандидата юридических наук и ученое звание доцента, классный чин государственного советника юстиции 2 класса, непрерывный стаж работы по юридической специальности с октября 1962 года, в том числе в органах прокуратуры – 24 года 8 месяцев и в органах юстиции – 5 лет 8 месяцев, предложено дать правовую оценку законности Постановления судьи Верховного Суда РФ Истоминой Г.Н. по надзорной жалобе по делу о даче согласия на применение оперативно-розыскных мероприятий в отношении председателя Свердловского отделения РОДП «ЯБЛОКО» Петлина М. А., ответив при этом на следующие вопросы:
1. Соответствует ли содержание находящегося в деле текста Постановление описания общественной и политической деятельности ряд организаций признакам политического экстремизма, как они даны в российском законодательстве и диспозиции ст. 280 УК РФ?
2. Если не соответствуют, то в чем выражается расхождение и является ли его наличие нарушением конституционных прав и свобод участников/членов данных партий и объединений?

Поводом для изучения и оценки указанного постановления судьи Верховного Суда Российской Федерации является обращение Исполнительного директора Общероссийского общественного движения «За права человека», направленное в НЭПС «в рамках программы совместного изучения гарантий соблюдения прав человек в органах следствия, надзора и суда».
Для оценки и дачи заключения на исследование представлены (на электронном носителе) копии следующих документов:
1) Копия Постановления судьи Верховного Суда РФ Истоминой Г.Н. от 12 ноября 2012 года об отказе в удовлетворении надзорной жалобы на постановление Свердловского областного суда от 16 ноября 2010 года о даче согласия на применение оперативно-розыскных мероприятий в отношении председателя Свердловского отделения РОДП «ЯБЛОКО» Петлина М. А.
2) Копия надзорной жалобы на Постановление судьи Верховного Суда РФ Истоминой Г.Н. по надзорной жалобе №45-У12-1079 по делу о даче согласия на применение оперативно-розыскных мероприятий в отношении председателя Свердловского отделения РОДП «ЯБЛОКО» Петлина М. А.

В настоящем заключении оценка обоснованности постановления о даче согласия на применение оперативно-розыскных мероприятий (далее в тексте ОРМ) в отношении председателя Свердловского отделения РОДП «ЯБЛОКО» Петлина М. А. даётся только с точки зрения соответствия его действующему законодательству. Достоверность выводов суда о наличии оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий (т. е. указанных в законе обстоятельств, могущих служить основанием применения ОРМ) в настоящем заключении не исследуется, поскольку для этого требуется непосредственное исследование представленных в суд материалов.
Изучив копии упомянутых процессуальных документов, прихожу к следующим выводам.

1. Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации Истоминой Г.Н. от 12 ноября 2012 года отказано в удовлетворении надзорной жалобы адвоката на постановление Свердловского областного суда от 16 ноября 2010 года о даче согласия на применение оперативно-розыскных мероприятий в отношении председателя Свердловского отделения РОДП «ЯБЛОКО» Петлина М. А.
В упомянутом постановлении судьи Верховного Суда Истомина Г. Н. признано установленным, что «В УФСБ России по Свердловской области поступила оперативная информация о подготовке и высказыванию Петлиным М. А. публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности.
В октябре 2009 года в г. Екатеринбурге Петлин М. А. в качестве лидера председателя Свердловского отделения РОДП «Яблоко», принимал активное участие в конференции, проводимой ОДД «Солидарность». В процессе мероприятия Петлин М. А. предложил участникам конференции объединить деятельность «Яблока и «Солидарности», совместно проводить общественные акции. Кроме того Петлин М. А. предложил включить представителя «Солидарности» в список кандидатов в депутаты Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области.
В суд поступило ходатайство начальника УФСБ России по Свердловской области генерал-лейтенанта Козиненко Б. Н. от 13 ноября 010 года о необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении Петлина Максима Анатольевича, родившегося 1973 года в г. Новокузнецке, Кемеровской области, депутата Екатеринбургской городской Думы.
Постановлением Свердловского областного суда от 16 ноября 2010 года разрешено УФСБ России по Свердловской области проведение в отношении Петлина М. А. оперативно-розыскных мероприятий ограничивающих конституционные права гражданина на тайну телефонных переговоров, тайну переписки, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища»
. (Здесь и далее полужирным курсивом даны цитаты из постановления судьи Верховного Суда от 12 ноября 2012 года. - прим. Ю.К.)
Изложив, таким образом, суть рассматриваемого ею дела, судья Верховного Суда Истомина Г. Н. в качестве обоснования принятого ею решения указала следующее:
«Из представленных материалов следует, что ОДД «Солидарность» - коалиция вошли сторонники таких радикально-оппозиционных структур, как «Объединённый гражданский фронт», «Союз правых сил», «За права человека», «Российский народно-демократический союз», «Оборона», «Яблоко» и т.п. Основной заявленной целью протестного движения является смена режима «Путина-Медведева», ликвидация монополизма в области политики, экономики и информации, демократизация страны. В качестве основного политического принципа провозглашён отказ от сотрудничества с нынешней властью.
Формой ведения политической борьбы сторонников «Солидарности» является осуществление протестных акций, в том числе в деструктивных формах, негативной информационной политики, критикующей действующую власть на фоне финансово-экономического кризиса, а также пропагандистская работа с населением путём распространения листовок, организация экономических и правозащитных консультационных центров.
31 числа каждого месяца совместно с представителями ОДД «Солидарности» и Петлиным М. А. в рамках всероссийской протестной акции «Стратегия – 31» проводились митинги в поддержку ст. 31 Конституции РФ. В ходе данных массовых мероприятий звучали резкая критика в отношении действующей государственной власти. Негативную оценку со стороны выступающих получил процесс расширения полномочий ФСБ РФ».
По мнению судьи Верховного Суда Истоминой Г. Н., «При таких обстоятельствах суд правильно пришёл к выводу о наличии в действиях Петлина М. А. отдельных признаков состава преступлений, предусмотренных ст. 280 УК РФ «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» и разрешил проведение в отношении Петлина М. А. оперативно-розыскных мероприятий для полного выявления и документирования характера и содержания его противоправной деятельности».
«На основании изложенного и руководствуясь ст. 406 УПК РФ», судья Верховного Суда Истомина Г. Н. постановила: «отказать в удовлетворении надзорной жалобы адвоката Душкина Д.В. о пересмотре постановления Свердловского областного суда от 16 ноября 2010 года».

2.
Из постановления судьи Верховного Суда РФ Истоминой Г.Н. следует, что Свердловским областным судом было дано согласие Управлению ФСБ по Свердловской области на проведение ОРМ в отношении Петлина М. А. ввиду наличия у названного Управления оперативной информации о подготовке и высказыванию Петлиным М. А. публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности. Других оснований для постановки Управлением ФСБ перед Свердловским областным судом ходатайства о разрешении на проведение ОРМ в отношении Петлина М. А. в постановлении судьи Верховного Суда Истоминой Г. Н. не приведено. Абзац постановления, следующий за упоминанием об оперативной информации «о подготовке и высказыванию Петлиным М. А. публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности» представляет собой изложение содержания этой информации. Следовательно, суть «оперативной информации о подготовке и высказыванию Петлиным М. А. публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности» сводилась к тому, что Петлин М. А.:
1) принимал активное участие в конференции, проводимой ОДД «Солидарность» и на этой конференции предложил участникам конференции объединить деятельность «Яблока и «Солидарности», совместно проводить общественные акции.
2) предложил включить представителя «Солидарности» в список кандидатов в депутаты Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области.

В соответствии с п. 1 ст. 1 Федерального закона Российской Федерации от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (в ред. Федеральных законов от 27.07.2006 № 148-ФЗ, от 27.07.2006 № 153-ФЗ, от 10.05.2007 № 71-ФЗ, от 24.07.2007 № 211-ФЗ, от 29.04.2008 № 54-ФЗ) под экстремизмом (экстремистской деятельностью) понимаются:
- насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
- публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;
- возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
- пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
- нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
- воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;
- воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;
- совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е" части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;
- пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;
- публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;
- публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;
- организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;
- финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг.

Очевидно, что предложение объединить деятельность общественных организаций, как и предложение о выдвижении представителя общественной организации кандидатом в депутаты любого выборного органа указанным федеральным законом экстремистской деятельностью (либо её «отдельным признаком») не признаётся. Признание экстремистской деятельностью каких бы то ни было действий, не перечисленных в п. 1 ст. 1 Федерального закона Российской Федерации от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», не входит в компетенцию ни Управления ФСБ по Свердловской области, ни Свердловского областного суда, ни даже Верховного Суда Российской Федерации (безотносительно к тому, принимается ли решение коллегиально, либо единолично судьёй).
В соответствии со ст. 7 федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» основанием для проведения ОРМ могут быть ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния. Сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном правомерном деянии основанием для проведения ОРМ служить не могут. Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, исходя из смысла Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», его статей 1, 2, 7, части второй статьи 8 и статьи 10, определяющих цели, задачи, основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, «под противоправным деянием подразумевается лишь уголовно наказуемое деяние, т.е. преступление. Когда же в ходе оперативно-розыскной деятельности обнаруживается, что речь идет не о преступлении, а об ином виде правонарушения, то, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 14 июля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", проведение оперативно-розыскного мероприятия в силу статьи 2 и части четвертой статьи 10 данного Федерального закона должно быть прекращено.
Из приведенных норм следует, что если отсутствие в деянии признаков преступления выявляется до начала указанной деятельности или это следует из сведений, поступивших в осуществляющие оперативно-розыскную деятельность органы, то проведение на основании таких сведений каких-либо оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с подпунктом 1 пункта 2 части первой статьи 7 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" не может быть начато» (определения от 22 апреля 2005 года № 198-О, от 9 сентября 2005 года № 327-О).
Решения Конституционного Суда Российской Федерации (как вынесенные в форме постановления, так и вынесенные в форме определения) носят общеобязательный характер, действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами. Каких либо исключений для органов ФСБ, Свердловского областного суда или судей Верховного Суда Российской Федерации положение об общеобязательности решений Конституционного Суда Российской Федерации закон не предусматривает (ст. 79 федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).
Поскольку указанные действия Петлина М. А. не содержат признаков преступления, само ходатайство о даче разрешения на проведение ОРМ в отношении Петлина М. А., как оно интерпретировано в постановлении судьи Верховного Суда Истоминой Г. Н., является неправомерным.

3. Судья Верховного Суда Истомина Г. Н. вынесла постановление от 12 ноября 2012 года, как это указано в самом постановлении, «рассмотрев надзорную жалобу адвоката Душкина Д. В. в защиту интересов Петлина М. А. о пересмотре постановления Свердловского областного суда от 16 ноября 2010 года». В силу действующего законодательства в постановлении об отказе в удовлетворении надзорной жалобы должны быть приведены мотивы, по которым доводы жалобы признаны несостоятельными.
В Постановлении судьи Верховного Суда Истоминой Г. Н. указано, что «в надзорной жалобе адвокат Душкин Д. В. указывает, что выводы о наличии в действиях Петлина отдельных признаков состава преступлений, предусмотренных ст. 280 УК РФ, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В постановлении не указано сведений, обосновывающих необходимость проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права Петлина. Утверждает, что ни одно из перечисленных в постановлении от 16 ноября 2010 года обстоятельств не может быть квалифицировано, как экстремистская деятельность. Допущены нарушения норм уголовно-процессуального закона, так как постановление от 16 ноября 2010 года вынесено судьёй без рассмотрения дела, что привело к принятию необоснованного и немотивированного решения. Просит об отмене постановления от 16 ноября 2010 года».
Однако, в постановлении судьи Верховного Суда Истоминой Г. Н. не приведено мотивов, по которым она сочла доводы жалобы адвоката Душкина Д. В. несостоятельными либо не заслуживающими внимания. Вместо этого в постановлении утверждается, что из «представленных материалов» (по контексту следует предположить, что имеются в виду материалы, представленные УФСБ в Свердловский областной суд, ибо сама судья Верховного Суда Истомина никакого судебного заседания не проводила и, соответственно, никаких иных материалов исследовать не могла) следует, что имеются обстоятельства, при которых «суд правильно пришёл к выводу о наличии в действиях Петлина М. А. отдельных признаков состава преступлений, предусмотренных ст. 280 УК РФ «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности».

Фамилия Петлина М. А. при перечислении «таких обстоятельств» не упоминается (кроме упоминания о его участии в мероприятиях в поддержку ст. 31 Конституции).
Не приведены мотивы, по которым отвергнуты доводы жалобы о том, что:
- выводы о наличии в действиях Петлина отдельных признаков состава преступлений, предусмотренных ст. 280 УК РФ, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела;
- в обжалуемом постановлении Свердловского областного суда не указано сведений, обосновывающих необходимость проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права Петлина;
- ни одно из перечисленных в постановлении от 16 ноября 2010 года обстоятельств не может быть квалифицировано, как экстремистская деятельность;
- допущены нарушения норм уголовно-процессуального закона, так как постановление от 16 ноября 2010 года вынесено судьёй без рассмотрения дела, что привело к принятию необоснованного и немотивированного решения.

Постановление судьи Верховного Суда Истоминой Г. Н. вынесено, как это указано в самом постановлении, в порядке, определённом статьёй 406 УПК РФ, из чего следует, что судья должна была руководствоваться и всеми нормами главы 2 УПК РФ, устанавливающей принципы уголовного процесса, и, в частности, положениями части четвёртой статьи 7 УПК РФ, в соответствии с которой постановление судьи должно быть мотивированным. Мотивированность постановления не сводится к отрицанию правоты жалобщика и утверждению о законности и обоснованности обжалуемого акта. Постановлением Пленума Верховного Суда от 11 января 2007 года № 1 (в редакции постановлений от 29.10.2009 № 22, от 23.12.2010 № 31, от 09.02.2012 № 3) разъяснено, что «судья суда надзорной инстанции при вынесении постановления об отказе в удовлетворении надзорной жалобы обязан «привести аргументированные ответы на все доводы, в которых оспариваются законность, обоснованность и справедливость судебного решения, и изложить мотивы, по которым эти доводы признаются несущественными».
Не может быть приравнено к приведению мотивов, по которым доводы жалобы признаны несущественными, простое повторение основных положений обжалованных судебных актов, тем более – ссылка на принятие обжалованных решений судами нижестоящих инстанций.
Нерассмотрение доводов жалобы означает, что жалоба не рассмотрена вообще, поскольку жалоба состоит из доводов. Как следует из определений Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июля 2004 года № 237-О по жалобе Воскресова и от 25 января 2005 года № 42-О по жалобам адвокатов Астахова, Замошкина, Карцевой и Костанова, уголовно-процессуальный закон (ст. ст. 388 и 408 УПК РФ) не допускает отказа судов кассационной и надзорной инстанции при вынесении определения (постановления) об оставлении обжалуемого решения без изменения от рассмотрения в полном объеме и оценки доводов жалобы, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные основания, по которым доводы отвергаются вышестоящим судом.
Эта позиция Пленума Верховного Суда и Конституционного Суда основана на положении статьи 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о мотивированности процессуальных решений как обязательном их атрибуте.
Такую же позицию по вопросу о мотивированности решений судов вышестоящих инстанций занимает и Европейский суд по правам человека. По мнению Европейского суда по правам человека не рассмотрение апелляционным судом доводов, изложенных в жалобе, нарушает требование п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года о справедливом разбирательстве дела, поскольку квалификация этих доводов как достаточно обоснованных могла бы привести к иному решению по делу (см. решения по делу Руис Ториха против Испании - Series A, № 303-A, 1994; и по делу Хиро Балани против Испании - Series A, № 303-В, 1994).
Неприведение в постановлении судьи Верховного Суда Истоминой Г. Н. мотивов, по которым доводы надзорной жалобы признаны несостоятельными, делает это постановление юридически ущербным.

4. Согласившись с постановлением Свердловского областного суда от 16 ноября 2010 года, судья Верховного Суда Истомина Г. Н. привела в обоснование принятого решения следующие обстоятельства, которые, по её мнению, являются достаточным основанием для проведения ОРМ:
- «в ОДД «Солидарность»-коалиция вошли сторонники таких радикально-оппозиционных структур, как «Объединённый гражданский фронт», «Союз правых сил», «За права человека», «Российский народно-демократический союз», «Оборона», «Яблоко» и т.п.»;
- «Основной заявленной целью протестного движения является смена режима «Путина-Медведева», ликвидация монополизма в области политики, экономики и информации, демократизация страны»;
- «В качестве основного политического принципа провозглашён отказ от сотрудничества с нынешней властью»;
- «Формой ведения политической борьбы сторонников «Солидарности» является осуществление протестных акций, в том числе в деструктивных формах, негативной информационной политики, критикующей действующую власть на фоне финансово-экономического кризиса, а также пропагандистская работа с населением путём распространения листовок, организация экономических и правозащитных консультационных центров»;
- «31 числа каждого месяца совместно с представителями ОДД «Солидарности» и Петлиным М. А. в рамках всероссийской протестной акции «Стратегия – 31» проводились митинги в поддержку ст. 31 Конституции РФ»;
- «В ходе данных (т. е. проводимых в поддержку статьи 31 Конституции РФ) массовых мероприятий звучали резкая критика в отношении действующей государственной власти;
- «Негативную оценку со стороны выступающих получил процесс расширения полномочий ФСБ РФ».
При этом судьёй Верховного Суда Истоминой Г. Н. проигнорированы положения статей 29 Конституции Российской Федерации и статьи 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которыми каждый имеет право на свободу выражения своего мнения. В Российской Федерации не существует законов, ограничивающих свободу критики любых органов государственной власти, включая президента и правительство, а также ограничивающих критику проводимой ими политики. Степень «резкости» критических высказываний может быть ограничена только нормами об ответственности за оскорбление.
В постановлении судьи Верховного Суда Истоминой Г.Н. фактически выражены негативные оценки ряда других статей Конституции Российской Федерации:
- признание одним из оснований проведения ОРМ в связи с объединением нескольких общественных объединений, голословно названных «радикально-оппозиционными», не соответствует статье 30 Конституции о праве на объединение;
- упоминание в качестве одного из оснований для проведения ОРМ акций в защиту статьи 31 Конституции без указаний на нарушения закона при проведении таких акций является ничем иным как признанием ущербности этой статьи Конституции;
- упоминание предложения о включении представителя «Солидарности» в список кандидатов в депутаты Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области в качестве основания для проведения ОРМ может быть основано только на непризнании провозглашённого частью второй статьи 32 Конституции права граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.
Призывы к отказу от сотрудничества с органами власти, пропагандистская работа с населением путём распространения листовок и организация консультационных центров, выражение негативных оценок расширением полномочий ФСБ, призывы к проведению акций в защиту любой из статей Конституции (в том числе и статьи 31-й), никакими из действующих в Российской Федерации законов не запрещены, не являются противоправными и, соответственно, не наказуемы в уголовном порядке - и уже потому не могут служить основанием для проведения ОРМ. (За исключением пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, о чём в настоящем деле речь не идёт).
Признание легальных общественных объединений, упомянутых в постановлении – ОДД «Солидарность»-коалиция, «Объединённый гражданский фронт», «Союз правых сил», «За права человека», «Российский народно-демократический союз», «Оборона», «Яблоко» и других непоименованных «радикально-оппозиционными структурами» требует приведения доказательств, чего в постановлении судьи Верховного Суда Истоминой Г. Н. нет. Каких-либо сведений о запрете деятельности перечисленных общественных объединений не имеется и в постановлении судьи Верховного Суда Истоминой Г. Н. такие сведения не приведены. В любом случае характеристика организации как радикально-оппозиционной не может быть приравнена к характеристике этой организации как преступной и сама по себе не может служить основанием для запрета деятельности этой организации и для проведения ОРМ в отношении участников этой организации.
Утверждение судьи о том, что перечисленные организации являются «радикально-оппозиционными» может при определённых обстоятельствах причинить этим организациям репутационный вред.

Выводы
По первому вопросу

Статья 280 УК РФ не содержит определения экстремистской деятельности; при привлечении к уголовной ответственности по этой статье Кодекса следует руководствоваться определением экстремистской деятельности, которое дано в п. 1 ст. 1 Федерального закона Российской Федерации от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (в ред. Федеральных законов от 27.07.2006 № 148-ФЗ, от 27.07.2006 № 153-ФЗ, от 10.05.2007 № 71-ФЗ, от 24.07.2007 № 211-ФЗ, от 29.04.2008 № 54-ФЗ).
Содержащаяся в тексте постановления судьи Верховного Суда РФ Истоминой Г.Н. от 12 ноября 2012 года об отказе в удовлетворении надзорной жалобы на постановление Свердловского областного суда от 16 ноября 2010 года о даче согласия на применение оперативно-розыскных мероприятий в отношении председателя Свердловского отделения РОДП «ЯБЛОКО» Петлина М. А. оценка (ибо описанием это назвать нельзя, для описания утверждения судьи недостаточно подробны) общественной и политической деятельности ряда организаций не соответствует признакам экстремистской деятельности, определение которой дано в п. 1 ст. 1 упомянутого Федерального закона.

По второму вопросу
Ответ на вопрос о том, чем выражается расхождение оценки деятельности перечисленных в постановлении организаций, выраженной в постановлении судьи Верховного Суда, и действующих по этому вопросу законов, дан в п. п. 2 и 4 настоящего заключения.
Утверждение от имени Верховного суда Российской Федерации - высшего суда системы судов общей юрисдикции - негативных характеристик деятельности общественных организаций, приравнивание их деятельности к преступлениям (поскольку только сведения о признаках преступления могут быть основанием для проведения ОРМ) безусловно нарушает конституционные права членов этих организаций, ввиду того, что их деятельность приравнена к преступной без надлежащего расследования и судебного разбирательства. Нарушенными оказались не только указанные в п. 4 настоящего заключения конституционные права членов этих организаций, но также и право на достоинство (статья 21 Конституции) и право считаться невиновным до тех пор, пока обратное не будет доказано в установленном законом порядке и признано вступившим в законную силу приговором суда (статья 48 Конституции).

Ю. А. Костанов

 


ЕВГЕНИЙ ИХЛОВ


28.12.2012



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015971899032593