Вестник гражданского общества

Жить по закону или по приказу?

          Какие у нас главные проблемы в стране? Что гнобит нас, тянет в первобытность и азиатчину, что не дает развиваться? Нынешняя оппозиция, насколько понимаю, формулирует основные требования: 1) независимый суд; 2) независимая пресса; 3) честные выборы. Подписываюсь, двумя руками «за». Все так. Но – все, да не все. Есть, по-моему, некоторые вещи, не столь очевидные, не так в глаза бросающиеся, но более основательные, привычные и, тем самым, – более опасные и разрушительные.
          «ПРИКАЗ НАЧАЛЬНИКА – ЗАКОН ДЛЯ ПОДЧИНЕННОГО». Это написано в армейских уставах. Кто служил – тот знает. Это – совершенно нормальное и даже неизбежное правило для военной, фронтовой обстановки – там иначе нельзя. Там даже расстрел – без суда и следствия. Приказ должен исполняться немедленно и неукоснительно, без разговоров и «правовых» дискуссий. Приказ можно (если есть подозрения, что приказ незаконный) обжаловать вышестоящим начальникам – но только после того, как приказ исполнен. Это на фронте. А у нас сейчас, вроде, не война. Но уставы фронтовых времен действуют – и не только в армии. В милиции-полиции – то же самое. В прочих «силовых» ведомствах – тоже. «Приказ есть закон». А это значит, что ЗАКОНА НЕТ. Вместо закона – приказ. И начальник всегда прав. А попытки не исполнить приказ (даже заведомо незаконный) чреваты весьма серьезными проблемами по службе.
          Получил мент приказ командира избить такого-то или изнасиловать такую-то – обязан сначала исполнить приказ, а потом… «обжаловать»? Ха-ха.
          Все силовые структуры нашего государства (если бы только силовые!) по сей день живут по законам военного времени. В гробу они видали законы, когда есть приказы.
          «На той единственной, гражданской…» Гражданская война, похоже, до сих пор не завершена, и мы все на фронте.
          Конечно, есть случаи, когда обстановка объективно близка к фронтовой (скажем, операции по обезвреживанию террористов), и тогда должны работать правила военного времени. Но это случаи исключительные. А у нас вся жизнь – исключительный случай. И «законом прямого действия» в нашей жизни, как правило, оказывается не Конституция (где именно это написано), а приказ какого-то майора (не говоря уж о генералах). Посему «правовой нигилизм» повсеместен.
          Именно в этом заложена основа бесправия «просто» гражданина перед «силовиком» любого звания, бесправия рядовых «ментов» перед своим начальством. И эта чума заразила (в той или иной степени) практически всю Россию. 
          Среди первейших требований оппозиции, правозащитников и всего «гражданского общества» должно быть: принципиальное исключение из ВСЕХ документов (законов, уставов, регламентов, ведомственных инструкций и т.п.) принципа «приказ есть закон» как неконституционного. Везде должно быть «закон есть закон». Конечно, с неизбежными, но точно прописанными и строго ограниченными исключениями. И необходимо предусмотреть ответственность (уголовную и/или административную) за попытку включить «фронтовую» норму в какие-либо гражданские документы как попытку подрыва конституционного строя.
          Предвижу реакцию множества руководящих/командующих граждан (с погонами или без) на такие ограничения. «Дык… Это что же?! Это просто беспредел какой-то! Как же я теперь смогу управлять… командовать… приказывать? » – Дык, просто так и сможешь, элементарно. Управляй/служи/командуй/распоряжайся по закону – и проблем не будет.
          Наши граждане «законодательно» (и совершенно антиконституционно) поделены на два сорта: «просто» граждане и «государевы люди» – госслужащие. По известному принципу: «Все животные равны, но некоторые более равны, чем остальные». Некоторые равны целым числам, некоторые – очень большим числам, некоторые – числам иррациональным, большинство же населения равно нулю.
          Множество рядовых бюджетников: учителя, врачи, правоохранители, муниципальные и прочие «конторские» работники – вовсе не «государственные» люди. Они «просто» люди, и на них распространяются «обычные» законы.
          Госслужащие – это белая кость, каста (советская «номенклатура»), включение в эту касту начинается только с определенных должностей и «статусов». Тут все иначе, не как у «просто» людей, а как у «приличных» людей. Тут не принято увольнять просто так, «на улицу». Принято куда-то «переводить» – на «приличное», опять же, место. Тут отдельное пенсионное обеспечение и соответствующий закон… О-о-о, тут не один закон, а целый законодательный букет льгот и привилегий. И даже – для некоторых особо выдающихся отставников – персональные пенсионные законы, которые обычно именуются «О гарантиях…». Отдельные медицина, страхование, транспорт, субсидии на элитное жилье, льготы по оплате услуг ЖКХ и т.д. и т.п.* Все дискуссии о пенсионной системе/реформе – это все про лохов, про «просто» граждан. Пенсионное (и прочее) обеспечение «госграждан» публично не обсуждается – оно остается таинственным, отдельным, шикарным и незыблемым, причем растущим не зависимо… ни от чего.**
          Поэтому, среди первейших требований оппозиции, правозащитников и всего гражданского общества должно быть: отмена всех антиконституционных законов и прочих актов, устанавливающих неравноправие граждан. Госслужащие – точно такие же граждане, как и все остальные, как бы им ни хотелось видеть себя боярами. Я не юрист, поэтому не могу утверждать ответственно, но подозреваю, что начинать здесь нужно с закона «О государственной гражданской службе». Ну и, конечно, необходим запрет на принятие «персональных как бы законов» и отмена уже принятых подобных безобразий. Если уж гарантии – то для всех, начиная с «гаранта». А также запрет для всех депутатов любых уровней принимать «законы» о специальном пенсионном (и прочем) обеспечении самих себя, любимых.
          Восстановленная нынешним режимом архаичная «табель о рангах» должна остаться в истории. В современном обществе должна быть ЕДИНАЯ ДЛЯ ВСЕХ ПЕНСИОННАЯ СИСТЕМА.*** Только при условии единства пенсионной системы для всех дискуссия о пенсионной системе/реформе может стать сколько-нибудь содержательной, а решение – ответственным. Ведь сейчас решения о пенсиях принимают люди, которых последствия этих решений не касаются – они живут в отдельном мире…
          Б.Н. Ельцин начинал, если кто помнит, с «борьбы с привилегиями». Неплохо начал, жаль - ненадолго хватило. Может быть, стоит вернуться в этой части к началу «лихих 90-х»?

________________________________________

* Вообще-то, «персональный», индивидуальный закон – юридический и логический нонсенс, такого не может быть. Это то же, что специальный закон тяготения для некоей отдельной, привилегированной гирьки. Но не в наших палестинах – у нас кругом чудеса. Особенно любят «персональные» законы руководители субъектов Федерации – таковы, например законы «О Рахимове», «Об Аяцкове» (ростовский законопроект «О Чубе», если не ошибаюсь, не принят) и т.п.. Конечно, некий политес «законодатели» стараются соблюдать – в официальных названиях этих документов фамилии «любимых руководителей» не фигурируют – там все сформулировано обезличенно. Но ведь все прекрасно понимают – о чем и для кого эти «как бы законы».

** Свежий пример. Отличные заголовки (идут подряд) на http://news.mail.ru/politics/11179688/?frommail=1 :
«Медведев: кабмин РФ несколько лет назад ошибся в расчетах по пенсиям»;
«Медведев проиндексировал в 2,85 раза пенсии экс-сотрудникам кремлевской администрации».

*** Конечно, с понятными и оправданными исключениями и льготами – для инвалидов, Героев, ветеранов и т.д.


ИЛЬЯ РАСКИН


08.12.2012



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.027606010437012