Вестник гражданского общества

Эксплуатация эксплуататоров

Основной раскол в нашем обществе происходит по линии свободы

          Как и большинство соотечественников моего поколения, я еще с юности твердо выучил - всякое общество делится на класс эксплуататоров и класс эксплуатируемых, все остальное суть либо «пережитки», либо небольшие «прослойки». На этой классификации Карл Маркс построил свою, прости Господи, теорию. Впрочем, существенно доработанную эпигонами, так что не будем все валить на бедного Карла. Вопрос о том, насколько эта классификация отражала структуру западноевропейского общества XIX века, оставим за рамками темы, это сейчас не важно. А вот попытку придать ей универсальность, в частности применить к сегодняшним российским реалиям, уж позвольте оспорить.
          Из каких классов состоит наше общество? Сразу отбросим принятое на Западе деление на высший, средний и низший классы. Возможно, оно полезно для экономики или для социальной сферы, но не для политики. Политические интересы и уровень доходов - это несколько разные вещи. Большинство левых называет путинскую Россию капитализмом. Но если так, то основными классами в ней должны быть капиталисты и рабочие. Но вот незадача, абсолютное большинство населения страны не является ни теми, ни другими. Попробуем расширить понятия. Уж хотя бы класс эксплуататоров и класс эксплуатируемых у нас должны быть!
          Кто же у нас эксплуататоры? Олигархи? Наверное. Но их очень немного. Всё? Ну, наверное, предприниматели. Ведь они используют наемный труд. Значит, извлекают прибавочную стоимость. Допустим. Но вот к предпринимателю приходит налоговый инспектор, пожарный инспектор, да вообще любой чиновник и требует, чтобы этот предприниматель часть своих средств отдал... Нет, я не говорю о коррупции, хотя она пронизывает все и является эксплуатацией в чистом виде. Но ведь у предпринимателя реально отнимают часть его средств. Законно? Но ведь и он извлекают прибавочную стоимость законно. Чем же это отличается от того, что делает он сам по отношению к своим работникам? Выходит, в данном случае он сам является эксплуатируемым. Я уж не говорю о том, что и олигарх может получить от какого-нибудь Путина прямое указание истратить такую-то сумму на такие-то цели. Из своих кровных, между прочим. Чем это не эксплуатация? Значит, и олигарх может оказаться в положении эксплуатируемого.
          Но уж, наверное, наемных-то работников никак к эксплуататорам причислить нельзя. Так ли? Допустим, наемный работник, накопив некоторую сумму, кладет ее в банк. Он ведь будет получать со своего вклада проценты. А это уже нетрудовой доход, а значит эксплуатация. Мелочи? Возможно. Но есть ведь и другие способы вложения денег. Например, купить недвижимость и сдавать ее в аренду. Другой будет работать, а вам отдавать часть своего заработка. Значит, какой-нибудь инженер или врач или даже рабочий, если он сдает квартиру, уже эксплуататор?
          Не пора ли сделать вывод? Разделить общество на классы по этому принципу невозможно. Каждый человек, вступая в те или иные общественные отношения, может в разных случаях как подвергаться эксплуатации, так и сам оказываться в роли эксплуататора. Это не разные классы, а разные функции. Как, например, продавец и покупатель.
          Так что же, мы живем в бесклассовом обществе? Отнюдь. Просто эксплуатация здесь не причем. Принцип деления общества на классы должен быть иным. В основе его, как всегда, лежит вопрос «о бифштексе» — что составляет основной источник дохода человека. По моим наблюдениям, таких источников четыре, остальное частные случаи. Если кто подскажет пятый, буду благодарен. Сии четыре условно назовем так: предпринимательская деятельность, наемный труд, служба и субсидии. Попробуем разобраться с границами.
          К классу предпринимателей я бы отнес тех, чье благосостояние зависит от успехов управляемого им бизнеса. Сюда, разумеется, войдут те, кто является предпринимателем по профессии, но не только они. Например, директор предприятия часто не является его собственником, а работает по найму, за зарплату. Однако, от его управленческих решений зависит, будет ли эта зарплата возрастать или умаляться, и вообще, сможет ли он в следующем месяце ее получить. А мелкий акционер, хотя и является собственником, никакого влияния на эти решения не имеет. И получит ли он свои дивиденды или нет, от него практически не зависит. Поэтому директора к классу предпринимателей (название, я уже предупреждал, условное) я бы отнес, а мелкого акционера нет.
          С наемными работниками, вроде бы, проще. Но это только на первый взгляд. Сюда я отношу вовсе не всех, кто живет на зарплату. А только тех, чей основной доход зависит от успехов его работодателя. Наемный работник не имеет влияния на управление бизнесом работодателя. Но на успехи этого бизнеса имеет. Главным образом, качеством своей работы. Ведь если сотрудники работают плохо, то никакие управленческие решения не спасут. Тут предпринимателю останется только одно — уволить такого сотрудника. Если же все будут работать хорошо, и дела у фирмы пойдут соответственно, то и сотрудники могут рассчитывать на премию или прибавку к зарплате. Конечно, это несколько идеализированная схема. На успехи бизнеса могут существенно повлиять и внешние обстоятельства. Но на них, как правило, наемные работники уж совсем никакого влияния не имеют.
          В совершенно особый класс выделим тех, кто получает зарплату или жалование из бюджета. Почему? Да потому, что эта зарплата никак не зависит от качества работы сотрудника, а часто и от количества тоже. А зависит она от двух вещей: принятых органами власти правил исчисления этой зарплаты и от благоволения начальства. И касается это не только чиновников или военнослужащих. Врач в частной клинике является, несомненно, наемным работником по вышеназванным признакам. А такой же врач в районной больнице, скорее, служащим. Поскольку работай он хорошо или плохо, это никак не изменит его материального положения. А вот мнение начальства о нем может его изменить и весьма существенно. По тем же причинам учителя частного лицея следует отнести к наемным работникам, а такого же учителя в государственной школе к служащим. Почему для осуществления своих преступных замыслов по возвращению Путина в Кремль власти преимущественно используют бюджетников? Да именно потому, что это наиболее зависимая от них, то есть от начальства, от его произвола категория граждан.
          Наконец, совершенно особый класс составляют люди, не обеспечивающие себя собственным трудом, но получающие в той или иной форме средства на свое содержание от государства. Главным образом это пенсионеры и инвалиды. Отчасти сюда можно отнести безработных. Но не тех, для кого безработица — временное затруднение. А тех, кто работу не ищет, но сознательно живет на пособие. А вот студентов, даже получающих стипендию, я бы сюда не относил. И не столько потому, что студенчество это временно, через несколько лет студент становится специалистом. Студенты, реально живущие на стипендию (а речь идет именно об основном источнике дохода), мне лично не известны. Как правило, они либо подрабатывают, либо получают деньги от родителей.
          В эту классификацию я сознательно не включил тех, кто не являются полноправными членами гражданского общества: бомжей, гастарбайтеров, заключенных, пациентов психиатрических клиник, а также несовершеннолетних детей.
          Что же нам эта классификация дает? Прежде всего, совершенно иную картину общественного устройства, чем та, что предлагают нам классики марксизма. Основной раскол в нашем обществе происходит не по линии эксплуатации, а по линии свободы. Первые два класса, вопреки представлениям левых, являются не врагами, а союзниками. Только совместными усилиями они могут добиться процветания своего бизнеса, а через него и своего собственного и всего общества. Они сами создают экономические ценности. От власти им нужно только одно — чтобы она как можно меньше вмешивалась в их дела, меньше отнимала. Эти классы являются основой свободного гражданского демократического общества. Напротив, два других класса заинтересованы в максимально сильном, могущественном и богатом государстве. Ибо чем больше оно будет тратить (а значит больше отнимать у первых двух классов), тем лучше будет их материальное положение. Эти два класса составляют основу авторитарного общества, восходящего своими корнями к восточным деспотиям.
          Прошу понять меня правильно. Я вовсе не имел в виду, что все учителя или врачи суть рабы, мечтающие о диктатуре. Принадлежность к социальному классу и личные качества — очень разные вещи. И есть масса примеров, когда они расходятся весьма радикально.
          И все же, нынешнее противостояние между Болотной и Поклонной происходит именно по этой линии — свобода-рабство, а не по тому, кто кого эксплуатирует.


ДМИТРИЙ ВАЙСБУРД


19.06.2012



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.021992921829224