Вестник гражданского общества

Странная логика

По поводу статьи Е. Ясина «Дефолт дал нам шанс»

          В «Российской газете» от 15 августа 2008 г. напечатана статья научного руководителя ГУ-ВШЭ Евгения Ясина. Статья приурочена к десятилетнему «юбилею» финансового кризиса в России в августе 1998 г. Прокомментировать эту статью меня побуждает то обстоятельство, что от анализа причин и последствий дефолта зависят выводы и политические рекомендации на будущее. К сожалению, сделанный Е.Ясиным анализ представляется мне поверхностным, противоречивым и непоследовательным, а выводы - крайне непродуктивными.

Странная логика Евгения Ясина

          Причины дефолта Е.Ясин усматривает в чём угодно, только не в ошибочной политике правительства. По его мнению, в дефолте виноваты и финансовый кризис в Юго-Восточной Азии, и падение цен на нефть, и бегство капиталов из России, и невысокая репутация банковской системы, и несбалансированность бюджета. Иными словами, всему виной - неблагоприятные финансовые показатели. Автор статьи упорно не хочет видеть более глубоких, социально-экономических и политических причин. Он не признаёт всеобъемлющего, системного характера этого кризиса. Это не случайно, ибо тогда надо было бы признать несостоятельность всего политического курса в качестве главной причины дефолта. Правда, автор вынужден признать «отрицательным» итог реформ, начавшихся в 1992 году. Но, по его непостижимой логике, при отрицательном итоге реформ в августе уже через месяц начался экономический подъём, и он продолжается до сих пор.
          Допустим на минуту, что автор прав, что подъём действительно вдруг начался и непрерывно продолжается. В чём же видит автор причины этого подъёма? Он утверждает, что подъём не связан с повышением цен на нефть, что в основе подъёма - рост предпринимательской активности, оживление работы предприятий. Однако взглянем на таблицу, которая прилагается к статье и составлена самим автором. В таблице сравниваются экономические показатели по итогам 1998 и 2007 годов. Рост ВВП составил от 0,271 до 1,27 (в триллионах долларов), т.е. в 4,7 раза. Цена нефти за тот же период возросла от 12 до 69 (в долларах за баррель), т.е. в 5,1 раза. Таким образом, и ВВП, и цена нефти выросли примерно в 5 раз. Какие же основания у автора считать, что рост ВВП «не связан с повышением цен на нефть»? На чём основано его утверждение о «реабилитации» рыночных реформ начала 90-х годов? Ни на чём не основано.
          Какие же уроки на будущее предлагает извлечь господин Ясин? По его мнению, главное - это «иметь какие-то предохранительные механизмы против падения цен на нефть». Он называет в числе необходимых мер «осторожную консервативную финансовую политику», наличие Стабилизационного фонда и т.п. Можно согласиться с автором в том, что эти меры в какой-то степени способствуют макроэкономической стабильности и спокойному развитию экономики. Верно и то, что у нас теперь нет ни бюджетного кризиса, ни крупных внешних долгов, ни массовых невыплат заработной платы. Это, несомненно, можно отнести к достижениям государственной финансовой политики после дефолта. Но это - ещё не подъём реального производства, не всестороннее восстановление и развитие народного хозяйства, разваленного реформами 90-х годов. Автор сначала пытается убедить нас в том, что мы имеем уверенный подъём, не связанный с повышением цен на нефть, а в конце статьи вынужден признать, что «мы висим на нефти и газе, а это очень непрочный крючок». Странная логика!


Фигура умолчания

          Не мне судить об истинных мотивах автора, позволяющего себе так вольно обращаться с элементарной логикой. Но в одном твёрдо уверен: ставка, как и прежде, делается на экономическую некомпетентность тех, кто принимает ключевые политические решения. Упорно пытаются внушить, что альтернативы «шоковой терапии» не было. Более того, дефолт-98 был, оказывается, ещё и плодотворным, он «дал нам шанс»! Думается, однако, что наше руководство уже научилось делать правильные выводы из социально-экономических перипетий последних 15 лет. На протяжении всех этих лет ситуация в России анализируется и обсуждается не только в ГУ-ВШЭ. Среди множества суждений и оценок немало таких, которые прямо противоположны мнению наших либерально-рыночных ортодоксов. Но о резкой и вполне обоснованной критике стратегии и тактики российских реформаторов 90-х годов господин Ясин предпочитает умалчивать. Придётся сказать об этом вместо него.
         Ещё в самом начале шоковых реформ их кратко и точно охарактеризовал не кто-нибудь, а Джордж Сорос: «Самым важным вопросом является неразрешённый конфликт между разрушением и созиданием. <...> Самое ужасное, что не только плановая экономика, но также и только что вылупившийся рыночный механизм не работают. В отсутствие нормального рынка предприниматели превращаются в спекулянтов, а процесс приватизации вырождается в обыкновенный грабёж: тащи, что можно, пока нет хозяина» (Дж. Сорос. «Советская система: путь к открытому обществу». Пер. с англ. - М., «Политиздат», 1991 г., стр. 143, 192).
         В 1995 году вышла моя книга (В.Ш.Фельдблюм. «К общеэкономической теории через взаимодействие наук». - Ярославль, типография Ярославского государственного технического университета, 1995 г.). В ней были кратко проанализированы практически все аспекты «радикальной экономической реформы»: стагфляция, кредитно-денежная политика, приватизация, экономическое пространство, торговля, социальная дифференциация, конкуренция и пр. Было показано, каким образом политика «шоковой терапии» вызвала глубокий системный кризис всего народного хозяйства. Книга была издана небольшим тиражом, в продажу не поступала и была разослана в дар научным библиотекам, исследовательским институтам, вузам, отдельным лицам. Экземпляр книги был послан и в администрацию президента Б.Н.Ельцина.
         В 1996 году зарубежные экономисты Элис Эмсден, Майкл Интрилигейтор, Роберт Макинтайр и Лейнс Тейлор опубликовали в журнале «Проблемы теории и практики управления» свой доклад о положении в России. Авторы обратили внимание российских реформаторов на то, что успех экономических преобразований невозможен без активной роли государства, что переход к рынку невозможен без соответствующей институциональной основы, что ухудшение ситуации будет продолжаться до тех пор, пока не будут регулироваться цены и стимулироваться производство. Эти авторы подчеркнули важность общественной поддержки при таких реформах. По их мнению, необходимо не только признать ведущую роль государства, но и сохранить «многие элементы прежней системы социальной защиты населения». Они считали реалистичной для России смешанную экономику, такую как во Франции, Италии или Японии, а не «фантастическую либеральную модель», заимствованную из устаревших экономических учебников. Авторы доклада называют «рыночный фундаментализм» российских реформаторов их главной политической ошибкой. Такая политика может приводить только к разрушению, а не к возрождению реальной экономики.
         В период президентских выборов 1996 года пять лауреатов Нобелевской премии по экономике обратились к будущему президенту России с совместным обращением. Это были К.Эрроу, В.Леонтьев, Л.Клейн, Дж.Тобин и Р.Солоу. К ним присоединился ряд других американских учёных и некоторые российские академики. Это обращение было проигнорировано отечественными средствами массовой информации. В этом обращении снова прозвучал тезис о необходимости государственного регулирования экономики во избежание её развала, подчёркивалась важность развития государственного сектора экономики и предотвращения её криминализации. Здравомыслящие западные экономисты опасались хаоса в России, которая оставалась ядерной страной и могла стать крайне опасной в военном отношении. Они рекомендовали российскому руководству действовать так же активно, как работал президент США Ф.Рузвельт в 30-е годы, выводя страну из «великой депрессии». Нобелевские лауреаты призывали и к усилению социальной направленности реформ. Они подчёркивали, что нужен не просто собственник, а эффективный собственник, который бы приумножал имущество фирмы, а не разворовывал или разбазаривал его.
        В 2001 году вышла в русском переводе книга известного американского экономиста Стивена Коэна «Провал крестового похода. США и трагедия посткоммунистической России» (М.: АИРО-ХХ, 2001). Профессор Коэн проанализировал итоги минувшего десятилетия в России и ту роль, которую сыграли США. Как видно уже из названия книги, автор считает случившееся в России национальной трагедией, а роль США - провалившимся «крестовым походом» против нашей страны. По мнению С.Коэна, «90-е годы дали предостаточно доказательств, что подобный подход был обречён с самого начала и в конце концов привёл к опасным и контрпродуктивным результатам».
         В том же году британский историк профессор Питер Реддавей и российский политолог Дмитрий Глинский издали в Вашингтоне совместную книгу под заголовком, который говорит сам за себя: «Трагедия российских реформ. Рыночный большевизм против демократии» (Peter Reddaway and Dmitri Glinski. «The Tragedy of Russian's Reforms. Market Bolshevism Against Democracy». - Washington, 2001 г.). Авторы поясняют выбор ими термина «рыночный большевизм». По их мнению, Б.Ельцин и его окружение приблизили к себе те группы в бывшей советской элите, которые накопили богатство путём коррупции и злоупотребления властью. Они пытались создать рыночную экономику сверху, «большевистскими» методами. Авторы книги характеризуют девяностые годы как период «имперского президента в приватизированном государстве».
        Резкой критике политику российских реформаторов подверг и Джозеф Стиглиц, профессор экономики Стенфордского университета (США), лауреат Нобелевской премии по экономике за 2001 год, бывший вице-президент и главный экономист Всемирного банка. В 2003 году в Лондоне вышла его книга «Глобализация и её критики» (Joseph E. Stiglitz. «Globalization and Its Discontents». - London: «W.W.Norton and Co.», 2003 г.). Автор книги убеждён, что первые ошибки были сделаны сразу же в начале реформ. В одночасье освободив большинство цен, рыночные энтузиасты развязали инфляцию, которая уничтожила сбережения граждан. Цены на природные ресурсы росли относительно медленно, и этим тотчас воспользовались нувориши. Перепродавая нефть на Запад, они наживали миллионы и миллиарды долларов. Вместо создания новых предприятий, приносящих прибыль, богатства наживались путём эксплуатации и просчётов государственной политики. Последствия приватизации привели, по мнению Дж.Стиглица, «не к созданию нового национального богатства, а к разворовыванию активов».
         К 1998 году, когда случился дефолт, Россия оказалась в уникальном положении. При избытке природных ресурсов государство оказалось нищим. Правительство по заниженным ценам раздавало свои активы, но не было в состоянии платить пенсии и пособия малоимущим. Оно занимало миллиарды у Валютного фонда и при этом олигархи, нажившиеся благодаря государству, вывозили миллиарды из страны. К июню 1998 года правительству приходилось платить почти 60 процентов годовых по приснопамятным ГКО, а вскоре эта цифра дошла до 150 процентов. Полное финансовое банкротство государства и привело к дефолту в августе 1998 года. Это был закономерный финал всей предыдущей ошибочной политики. Интересна оценка Стиглица периода после дефолта: «Оказалось, что без американских подсказок российская экономика почувствовала себя намного лучше... Главное, она на два-три года при Примакове и раннем Путине отказалась от продолжения шоковой терапии». И далее Стиглиц предостерегает, что при возобновлении этого курса страну ждут новые неприятности.
         Можно было бы продолжать изложение многочисленных критических оценок учёными разных стран политики российских реформаторов. Но нет необходимости. Ясно, что эта политика не могла привести ни к чему другому, кроме системного кризиса.


Уроки кризиса

         О том, какую политику следует проводить во избежание повторения дефолта, Е.Ясин не пишет. Его рекомендации умещаются в трёх предложениях: «Мы стали более-менее нормальной рыночной экономикой. Но осторожность терять нельзя. Надо понимать, что мы висим на нефти и газе, а это очень непрочный крючок». Вот уж, действительно, гора родила мышь! Интересно, что это за «более-менее нормальная рыночная экономика», которая вот уже столько лет «висит на нефти и газе»?! И к какой «осторожности» призывает нас автор статьи? Считает ли он, что мы должны поднимать отечественное производство, остановить сползание страны к полной экономической зависимости от Запада? Ответа нет.
         Между тем, за ответом далеко ходить не надо. На этой же газетной странице, рядом со статьёй господина Ясина, напечатана статья Николая Паклина под заголовком «Фокус не удался. Автогиганты США не избежали кризиса». В статье констатируется то, чего и следовало ожидать: финансовый кризис в США перерастает в промышленный. Вслед за ведущими банками о своих рекордных убытках сообщили две крупнейшие автомобильные компании «Дженерал Моторс» и «Форд». Они катятся к банкротству. А ведь автомобильная промышленность - один из столпов американской индустрии. На производство автомобилей завязаны банки, другие отрасли промышленности, множество смежников. В стране начинается стагнация, усиливается безработица, ухудшается материальное положение многих американцев. Сегодня никто не берётся предсказать, преодолеет ли экономика США эти трудности, или дело кончится повторением «великой депрессии» 30-х годов минувшего века.
         Чем всё это может обернуться для России? Очень многим. Наша страна вложила в американские ценные бумаги большие средства. Немало американских компаний работает на российском рынке. Наша страна значительное количество важных товаров ввозит из США и тесно связанных с ними стран. Если мы хотим сохранить свою безопасность, нам следует принимать неотложные меры по уменьшению нашей зависимости от Запада, по укреплению нашей собственной финансовой системы, по подъёму отечественного производства, по планомерному всестороннему развитию нашей страны. Подробнее об этом сказано в моей новой книге «Вторжение в незыблемое» ( http://new-economics.narod.ru) и статьях в интернете ( http://professor-v.narod.ru).


ВЛАДИСЛАВ ФЕЛЬДБЛЮМ


22.08.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.032917022705078