Вестник гражданского общества

Человек в клетке

Как изменить ментальность суда

 Михаил Трепашкин не по наслышке знает, что значит сидеть в клетке

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни
бесчеловечному или унижающему достоинство
обращению или наказанию».
(Ст. 3 Конвенции о защите прав человека
и основных свобод)

«Достоинство личности охраняется государством. Ничто
не может быть основанием для его умаления».
(Ст. 21 Конституции России)


          В период средневековья, во времена инквизиции многие подозреваемые изначально считались виновными. Их помещали в железные клетки как животных, где они и должны были доказывать свою невиновность.
          Жестокость средних веков канула в Лету, и о позорных клетках для людей в царской России прочно забыли. Описания судебных процессов того времени мы встречаем в дошедших до нас книгах и письмах. Так, например, известно, что декабристов унижали лишь тем, что ломали над ними шпаги - символы офицерской доблести и чести, и это подразумевало высший уровень оскорбления личности.
Даже во время сталинской эпохи, считающейся многими образцом карательно-репрессивной системы, на судебных процессах обвиняемые сидели рядом с конвоирами, а не в клетках.
          В наше время - время демократии, развития гражданского общества и провозглашенного уважения прав человека, любой обвиняемый до вынесения окончательного приговора судом (по ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод) считается невиновным согласно международному принципу презумпции невиновности. И его вину суд обязан еще доказать.
          Таким образом, до окончательного вынесения приговора - любой человек, будь он подозреваемый, обвиняемый или подсудимый, считается невиновным, и находиться он должен перед лицом суда, а не сбоку в оскорбительной для человеческого достоинства клетке. В российских судах, однако, чаще всего все происходит совсем иначе. Подсудимые, проходящие по уголовным делам, практически всегда оказываются именно в клетках, тем самым до суда становясь виновными в глазах окружающих.
          Многие международные юристы полагают, что созерцание человека, заключенного в конструкцию в виде клетки, «формирует у судей и присяжных негативное отношение к подсудимому». Кроме того, помещение в клетку действует угнетающе на самого подсудимого, унижает его человеческое достоинство. При этом нарушается конституционный принцип: никто не может быть подвергнут унижающему человеческое достоинство обращению.
          Сооружение типа «клетка» вошло в обиход судов не так давно. Оно разработано в соответствии с указаниями Минюста, МВД и Верховного суда РФ. Председателям областных, городских и районных судов было предписано оборудовать залы судебных заседаний стационарными металлическими заграждениями с 1 января 1994 года. По требованиям безопасности «в залах судебных заседаний для слушания уголовных дел следует устанавливать металлическую заградительную решетку высотой 220 см, ограждающую с четырех сторон место для размещения подсудимых во время проведения судебных процессов. Ограждаемая решеткой площадь должна обеспечивать размещение от 3 до 20 подсудимых, она устанавливается в задании на проектирование».
Эта мера была предпринята для того, чтобы обеспечить безопасность участников процесса и всех граждан, присутствующих в зале суда. И не в последнюю очередь для того, чтобы предотвратить побеги заключенных.
          Западные эксперты настаивают на том, чтобы все клетки в судебных залах заседаний были в срочном и обязательном порядке демонтированы. На случаи же, когда в судебные залы попадают рецидивисты и особо опасные преступники, для того, чтоб исключить возможность побега – условия содержания таких подсудимых в залах суда необходимо пересмотреть.
          Первые позитивные шаги в этом направлении уже сделаны. Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы» предусматривает ужесточение безопасности в залах суда, в том числе путем использования рентгеновских интроскопов, замену металлических клеток в залах судебных заседаний на загородки из пуленепробиваемого стекла в соответствии с требованиями Европейского суда по правам человека. Однако, на практике ситуация в Российских судах пока не спешит изменяться.
          Отрадно, что правосознание отдельных чиновников начинает поворачиваться в сторону уважения человеческой личности. Недавно правительство Москвы подписало договор с Мосгорсудом, столичным ГУВД и Комиссией по делам несовершеннолетних (КДН) о введении в столице системы ювенальной юстиции. Это означает, что дела с участием подростков будут рассматриваться только специально подготовленными судьями. В залах, где будут рассматриваться дела несовершеннолетних, которые не находятся под стражей, как правило, не будет предусмотрено «клеток» для подсудимых. У них будут специальные комнаты для примирения, где за столом смогут общаться обвиняемый и потерпевший.
          Надеемся, что следующим шагом будет полная отмена «клеток» на судебных заседаниях. Хотя бы для обвиняемых в совершении преступлений небольшой и средней тяжести, которых в настоящее время порядка 50% от общего числа арестантов, а также для лиц, обвиняемых не в насильственных преступлениях против личности, то есть не опасных для общества.
          Надо сказать, что замена металлических клеток на стеклянные пуленепробиваемые кабины тоже не представляется некоторым правозащитникам лучшим вариантом. Это все равно «клетка», только облагороженная стеклом, и помещенного в такие условия подсудимого окружающие подсознательно уже считают в чем-то виновным.
          Чтобы изменить нашу российскую ментальность в сторону элементарного уважения человеческой личности, соблюдения законных прав и свобод человека в условиях нашей судебной практики, мы советуем начинать повышать нравственный уровень ведения судебного процесса самим защитникам подсудимых.
          Не все адвокаты знают, что можно, а мы считаем, и нужно, в начале судебного заседания направлять основанное на презумпции невиновности ходатайство о присутствии обвиняемого в зале суда вне металлического заграждения, рядом с конвоируемым. Содержание человека в «металлической клетке» нарушает конституционный принцип, что никто не может быть подвергнут унижающему человеческое достоинство обращению. (Кстати, такое ходатайство было удовлетворено в январе 2008 года в Никулинском районном суде г. Москвы, когда задержанному Сердечному Роману было разрешено выйти из клетки и находиться рядом с адвокатом при рассмотрении ходатайства следователя о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу. Правда, тут же примостились и конвоиры). А отказ в удовлетворении такого ходатайства можно потом использовать как дополнительный аргумент защиты. Тем более что указанная тенденция защиты человеческого достоинства утверждена на высшем государственном уровне принятием Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы».

          Эта тема, как нам кажется, заслуживает пристального внимания общества и особенно адвокатов и правозащитников. Поэтому мы собираемся ее продолжить. Заинтересованные лица и те, кто обладает информацией о практических результатах такой работы по защите человеческого достоинства обвиняемых, могут размещать свою информацию и соображения в блоге Вестника CIVITAS в Живом Журнале.

________________________________________
Об авторах:
М.И.Трепашкин, адвокат МКА «Межрегион»
С.А.Князькин, правозащитник, кандидат юридических наук


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН, СЕРГЕЙ КНЯЗЬКИН


18.08.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.016901969909668