Вестник гражданского общества

Служить бы рад?

Михаил Ходорковский. Фото REUTERS

          Взаимоотношения власти и интеллигенции в России – тема большая и тяжелая. Уж как ее только не обсуждали, как только не осуждали – и власть, и интеллигенцию… Но тема, так или иначе, не исчерпана и не закончена – ни в дискуссиях, ни в реальной истории.
          Вот очередной повод к ней вернуться: М. Ходорковский ответил на вопросы слушателей «Эха Москвы». В частности (цитирую по сайту радиостанции):
          «Будете ли баллотироваться в президенты?
          Нет. Хоть я и знаю жизнь самых разных россиян, – тем не менее, отношу себя к либеральной интеллигенции, и всё, что мною написано за эти годы, – написано для неё. Роль интеллигенции в России – не бороться за власть, а изменять общество. Это то, что мне интересно».
(Выделение моё – И.Р.)
          «Не бороться за власть, а изменять общество» – это, конечно, позиция. И, на мой взгляд, далеко не бесспорная.
          Тут два вопроса.
          1. Если не бороться за власть, то удастся ли изменить общество?
          2. А почему, собственно, не бороться за власть?
           На первый вопрос ответ не очевиден. Найдутся разнообразные «за» и «против». Оставим этот вопрос без обсуждения, не всё сразу. Попробуем разобраться со вторым.
          «Не бороться за власть». Причины могут быть разные.
          1. Психологическая: интеллигенту борьба за власть вообще не свойственна, она его органически не интересует (ну, психотип такой, «интеллигентский»). 
          2. Принципиальная: «политика – грязное дело», «власть отвратительна, как руки брадобрея», об неё лучше не мараться. 
          3. Заведомая неопытность, беспомощность, неэффективность «интеллигента» во власти: незнание «правил игры», бюрократических процедур и т.д. Независимо от нравственных и прочих оценок «властителей» по отдельности и власти в целом. Власть – просто иная сфера жизни и деятельности, где нужны иные навыки, опыт, образование и т.д., так что нечего в этот монастырь соваться со своим уставом. Просто ничего хорошего не получится. Пусть Они управляют, а Мы будем «изменять общество».
          Ну, что же. Интеллигенция за власть не борется, и, соответственно, её не получает. А кто борется и получает? – Получают власть люди, разумеется, НЕинтеллигентные – просто по определению. «НЕинтеллигентные» – это бы ладно, местами терпимо. Но ведь получают власть люди АНТИ-интеллигентные. Такие, которых до власти нельзя на пушечный выстрел допускать. Но ведь они-то туда в первую очередь и лезут. И ведь получают! Интеллигенты тихо курят в сторонке – «не бороться за власть, а изменять общество». Вот, поизменяйте теперь! Результаты видим.
          Впрочем, что тут долго рассуждать. Скажите, А.Д. Сахаров был лишним на Съезде народных депутатов? Или Ю. Рыжов, А. Яблоков? Да, они там не задержались, «система» их, как инородные тела, быстренько из себя извергла. Оставим систему в покое? Сейчас О. Смолин не на своем месте в Госдуме? А Г. Старовойтова, Ю. Щекочихин были лишними во власти? Они пытались – реально – изменить общество, за что и погибли. Да, для интеллигента хождение во власть бывает смертельно опасно. Теперь страшно? Или просто противно идти в серпентарий?
          Будем изменять общество через трактаты, книжки, кинофильмы, анекдоты, болтовню на кухне? Изменим, конечно, только до плодов изменений вряд ли доживем. Но ведь сейчас и это утопия. Реальнее – пока будем «изменять общество», гиены с шакалами страну докушают – будем потом воздевать руки и рыдать на гноище?
          Да, для настоящего интеллигента противоестественны как сама власть, так и борьба за неё. Может быть, амбиций не хватает, скромность заела? Нет, не так. Интеллигенты занимают высочайшие должности, называемые их собственными именами. Те, которые повыше президентских. Можно было отправить отставного поручика Достоевского на каторгу, но никто не в состоянии уволить его с должности, именуемой «Ф.М. Достоевский». Никто не мог уволить Высоцкого с должности «В.С. Высоцкий», С. Ростроповича, Вен. Ерофеева с одноименных должностей. В. Путин может делать вид, что он не знает, кто такой Ю. Шевчук, но он, при всех своих полномочиях, не может уволить музыканта с его персональной должности. Президент Путин мог тасовать премьеров, как маленьких, а вот интеллигентов назначать и увольнять – нет, слабо! Поэтому тот же Шевчук вовсе не держится за свою «должность», а «нацлидер» вцепился в свою бульдожьей хваткой. Ведь без неё он – никто, и зовут его никак.
          Интеллигентская табель о рангах – куда серьёзнее и куда надёжнее бюрократической, тут все «по гамбургскому счету». Тут ведь записывают не в трудовую книжку, а в историю.
          Амбиции у интеллигентов случаются, и совсем немаленькие (куда до них политикам!), и это нормально. Но известность, влияние, авторитет – вовсе не вершина. Вершина – тихое и незаметное (сегодня сказали бы «беспонтовое») служение ближним. Именно к этому пришел у Л. Толстого отец Сергий. К этому же – герой «Игры в бисер» у Г. Гессе. Служение – превыше славы и успеха, тиражей и оваций, Нобелей и золотых дисков.
          Так, а что же такое власть? Публичность, известность, влияние? Неприкасаемость и безнаказанность? Или проще и тупее – кормушка? Да, бывает (слишком часто бывает) и то, и другое, и третье. Понятно, что за этим интеллигент во власть не пойдёт. Но ведь есть еще служение, которое сродни самоотречению монашества.
          Мой тезис прост: власть позарез нуждается в присутствии, в пришествии в неё интеллигенции. Хотя бы для минимального оздоровления. Да, интеллигентов во власти не ждут, их там не любят, они там чужеродны. И – тем более необходимы.
          Скажете: «система» любого переварит, перевоспитает, ассимилирует? – Да, есть такая опасность. Но нет никакой предопределённости и фатальности. Бывают люди малосъедобные, причем это одно из важнейших качеств настоящего интеллигента.
          Скажете: интеллигент во власти малоэффективен, так как не знает «правил игры» и процедур? – Да пошли они ко всем чертям со своими правилами и процедурами. Это всё элементарно, Ватсон. Правила управления и делопроизводства уж никак не сложнее правил стихосложения или дифференциального исчисления. Что же касается «правил» с кем и как дружить, как ручку подавать, кому куда сколько заносить – их лучше просто не знать, а узнавши – игнорировать. Будут недовольны – ничего, перебьются. Кроме прочего: бюрократические процедуры нередко специально, сознательно усложнены и запутаны, чтобы удобнее было рыбку ловить в мутной воде. Всемерно упрощать, рационализировать всё это хозяйство – отличная работа для разумных людей. Можно, конечно, очередной раз поизгаляться над ленинскими «кухарками», призванными учиться управлять государством, но для любого нормально интеллигента подобная работа явно по плечу – а работы, замечу, непочатый край.
          Кстати, характерная деталь. В многочисленных «ментовских» сериалах в кадре иногда появляются важные чины при лампасах. Как правило, их роль сводится к глубокомысленному и ценному указанию подчиненным: «Работайте»! Похоже, ничего другого обитатели больших кабинетов просто не умеют, и, похоже, сериальные сценаристы знают некоторую правду жизни.
          Короче. Чем меньше интеллигентов во власти – тем вероятнее реализация другого утверждения-прогноза того же Ходорковского – насчёт грядущей революции. Вряд ли мы к этому стремимся, этого желаем. А значит - интеллигенты должны идти во власть, должны бороться за неё – через не хочу, через не могу! 


          P.S.: А кстати: что такое (кто такие) интеллигенция? Ниже привожу свою старинную заметку на этот счёт.

          ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ
          Определение интеллигенции как «представителей умственного труда», очевидно, неадекватно. Начиная с того, что тогда интеллигентами окажутся поголовно все, работающие в «конторах» (sorry, при всем уважении), а скульпторы, наоборот, под вопросом. Заканчивая всеми теми обвинениями, которые выдвигались в адрес интеллигенции веховцами, Лениным etc. – вплоть до «образованщины» Солженицына.
          Думаю, правильно определить интеллигенцию как представителей нравственного труда. Это будет по существу и снимет кучу недоразумений. В частности, понятно, что рабочему, крестьянину, продавцу и т.д. вовсе не запрещено быть интеллигентами. С другой стороны, толпа представителей «умственного труда» и «творческих профессий» окажется вне «интеллигенции». Скажут «не очень-то и хотелось?» Отлично, скатертью дорожка.
          Предложенное определение, конечно, не социологично, не демографично и вообще ненаучно. «Посчитать» интеллигенцию не получится. Ну, и не надо ерундой заниматься.


ИЛЬЯ РАСКИН


16.11.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015259027481079