Вестник гражданского общества

Приговор вынесен

Президент Польши Лех Качиньский в рамках своего визита в Израиль посетил «Музей Диаспоры».
На снимке он с председателем попечительского совета музея Леонидом Невзлиным.
Фото из ЖЖ Невзлина 

          Такие процессы были характерны для 1937-1938 годов: последующие обвинения строились на признаниях в предыдущих процессах, а новые приговоры базировались на старых, так называемый принцип преюдиции.
          Вынесен приговор бывшему топ-медеджеру «ЮКОСа», а ныне израильскому предпринимателю и филантропу, одному из основателей благотворительного фонда «Надав» Леониду Борисовичу Невзлину. Решение суда основано на приговоре Алексею Пичугину, бывшему начальнику отдела службы безопасности «ЮКОСа» (в годы, когда были совершены инкриминированные ему убийства, он был заместителем начальника отдела службы безопасности) - в полном соответствии с принципом преюдиции. На процессе выступали те же свидетели, «вспомнившие» (и то не все), что заказчики убийств предприниматель Горин и преступный «авторитет» Горитовский говорили им о Невзлине - главном заказчике, как на духу, раскрывая исполнителям всю цепочку.
          Итак, пожизненное заключение. Обвинения того стоят: восемь эпизодов - убийства, покушения на убийства и разбойное нападение. Правда, реальных трупов меньше: директор ООО «ФЕНИКС» и арендатор магазина «Чай» предпринимательница Валентина Корнеева, с которой представители «Менатепа» вели переговоры о покупке магазина; шофер бизнесмена Евгения Рыбина, судившегося с «ЮКОСом» в Австрийском арбитражном суде; и мэр Нефтеюганска Владимир Петухов, требовавший от «ЮКОСа» немедленного возврата задолженности перед городским бюджетом, сделанной еще до приобретения «Юганскнефтегаза» группой «Менатеп». А общая задолженность «Юганскнефтегаза» на момент покупки составляла 3,5 миллиарда долларов. Любопытно, что убийство Корнеевой сорвало переговоры, дело в арбитраже Австрии было выиграно «ЮКОСом», а убийство Петухова не ликвидировало задолженности. То есть все три смерти были абсолютно бессмысленны с точки зрения интересов «ЮКОСа».
          Остальные жертвы либо исчезли, как супруги Горины, либо чудом спаслись, как Рыбин, вовремя отпустивший охрану, или бывшая пиарщица «ЮКОСа», советник главы ФСБ на общественных началах Ольга Костина (взрыв под дверью ее квартиры повредил только лестничную площадку). Был еще эпизод с управляющим делами компании «Роспром» Виктором Колесовым, которого избили и ограбили. На процессе Пичугина он заявил, что не имеет к нему претензий, поскольку не подозревает в причастности к нападению.
          Но дело даже не в этом. Все обвинение, как и в деле Пичугина, строится на показаниях осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы и приговоренных к длительным срокам заключения. Но и им Невзлин лично никого не заказывал, свои показания они дают со слов третьих лиц - убитого Горитовского и исчезнувшего Горина, чьи слова проверить невозможно. Исключение составляют лишь показания серийного убийцы Коровникова, отбывающего пожизненное заключение. Он «вспомнил», что лично встречался с миллиардером Невзлиным в ресторане. Интересно, что на процессах по делу Пичугина он не упоминал этот впечатляющий эпизод.
          Суд справедливости Израиля «БАГАЦ» заявил, что фактов, собранных следствием по делу Невзлина, в Израиле недостаточно даже для возбуждения уголовного дела, не то что для приговора. И в экстрадиции Леонида Борисовича было отказано.
Но у нашего «самого справедливого в мире суда» свои представления о логике. То, что лица, на которых ссылаются свидетели, мертвы, по мнению прокурора не делает их слова менее истинными. То есть тот факт, что информацию невозможно проверить, не делает ее менее надежной. Интересно, верит ли господин прокурор в летающие тарелки? Там тоже много свидетелей. И даже летали. Причем, сами. Неважно, что не допросишь инопланетян!
          Приговор вынесен, несмотря на то что:
          - свидетели Геннадий Цигельник и Евгений Решетников, осужденные за убийство мэра Петухова, покушение на Рыбина и разбойное нападение на Колесова, отказались от своих показаний, данных на предварительном следствии и процессах по делу Пичугина. Они сознались в оговоре под давлением следователей, которые обещали им значительное смягчение наказания в случае «правильных» показаний, но «кинули» их. На суде Цигельник и Решетников заявили, что никогда не знали ни Пичугина, ни Невзлина, и впервые услышали эти фамилии от следователя Буртового. Между прочим, с их виной в убийстве мэра тоже не все гладко. Дело в том, что их внешность не соответствует описанию преступников, данных свидетелями убийства. Свидетели описывали двоих молодых людей славянской внешности. Они же темноволосы и обоим за сорок. Это противоречие было замечено на одном из процессов по делу Пичугина, и тогда Цигельник и Решетников «вспомнили», что надевали на дело парики (интересно, гримировались ли, чтобы выглядеть моложе?);
          - свидетель Алексей Пичугин заявил, что не имеет никакого отношения к инкриминируемым ему деяниям, и рассказал о применении к нему психотропных средств;
          - свидетели обвинения Кондауров, Симоновский, Иваненко, Казаков и другие бывшие сотрудники «ЮКОСа» высказывались практически в защиту обвиняемого;
          - свидетель Владимир Шапиро, осужденный за убийство Корнеевой, на вопрос адвоката Невзлина Дмитрия Харитонова, не дал ли он показания под давлением следователей, заявил, что осужден на 18 лет колонии, ему там жить, и он не хочет, чтобы его там убили;
          - в показаниях большинства свидетелей обвинения фамилия «Невзлин» вообще не упоминалась;
          - не был допрошен НИ ОДИН свидетель защиты, в то время как допросы свидетелей обвинения продолжались несколько месяцев.
          Все эти «несущественные» детали проигнорированы судом. 
          Недавно было предложено узаконить у нас сделки с правосудием, как в США, когда свидетель дает показания на следствии в обмен на смягчение приговора. Страшно подумать, к чему это может привести при зависимом суде и отсутствии равенства сторон в судебном следствии, практическом отсутствии состязательного процесса.
          Каждый может нанять двух нищих, которые покажут, что вы публичная женщина (независимо от пола). Государству еще легче, чем герою «Визита дамы»: всегда можно найти пару рецидивистов, которые скажут все, что угодно, в уплату за смягчения наказания.
          Адвокат Харитонов сказал, что впервые столкнулся с таким пренебрежением правами защиты. Это очень оптимистическое заявление, оно дает надежду, что где-то в России все-таки есть правосудие. Остается только верить. Как в летающие тарелки.


НАТАЛЬЯ ТОЧИЛЬНИКОВА


07.08.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.01656699180603