Вестник гражданского общества

О приведении ст.399 УПК РФ в соответствие с Постановлением Конституционного суда России

Мнение адвоката

Адвокат М.И.Трепашкин

          Много лет нужно российским судам, чтобы на практике начать применять Постановления Пленума Верховного Суда России, Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Европейского суда по правам человека. Сразу они их почему-то не применяют, игнорируют. Девять лет (!) понадобилось, чтобы в России заработала ч.2 ст.22 Конституции Российской Федерации, гласящая, что только по судебному решению лицо может быть заключено под стражу. И эта тенденция прослеживается во всей нашей правоприменительной практике по настоящее время. С такой же черепашьей скоростью и весьма избирательно применяются разъяснения Верховного Суда РФ по вопросам применения УДО (условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания), по другим нормам уголовного, уголовно-процессуального либо уголовно-исполнительного права, а указы Президента Российской Федерации Медведева Д.А. о либерализации наказаний, о реформе уголовно-исполнительной системы и т.д. и т.п. практически саботируются.
          В данной заметке я коснусь лишь одного вопроса из этого ряда: применение положений ч.1 ст.399 УПК РФ в случае пересмотра приговора суда в связи с изданием нового закона, смягчающего наказание за то либо иное преступление (п.13 с.397 УПК РФ и ст.10 УК РФ). Точнее, той его части, где речь идет о том, кто же может писать ходатайство в суд о пересмотре приговора и смягчении наказания.

          В марте-мае 2011 года было издано несколько законов, существенно снизивших минимальный размер наказания за ряд преступлений, что в обязательном порядке должно повлечь за собой снижение сроков наказания за эти преступления в соответствии с общепринятыми нормами международного права, Конституцией России, Постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации и ст.10 Уголовного кодекса РФ. Но, как показывает практика, более половины приговоров (по самым скромным подсчетам) не пересмотрены до настоящего времени и соответственно некоторые лица удерживаются в местах лишения свободы незаконно, то есть пересиживают срок наказания.
          Причину я вижу в следующем: закон сформулирован так, что подать ходатайство о пересмотре приговора и смягчении наказания может или сам осужденный, или нанятый им адвокат, ходатайств от имени каких-либо иных лиц УПК РФ не предусматривает (ст.399 УПК РФ). На практике не все осужденные знают об изменениях в законе и о процедуре подачи ходатайств о пересмотре и смягчении наказания (снижении срока лишения свободы). Более того, в соответствии с положением о начальниках отрядов, именно они обязаны отслеживать такие случаи и рекомендовать осужденным писать ходатайства о пересмотре приговора в связи с изданием нового закона, но многие из них не имеют хотя бы минимального юридического образования и чаще сами не знают об изменениях норм УК РФ.
          Такая ситуация приводит к тому, что нередко лица, чьи деяния декриминализированы, то есть перестали считаться преступлением, либо те, кто уже отбыл больший срок лишения свободы, чем предусмотрено законом, продолжают удерживаться в местах лишения свободы. Так, в ФБУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила Свердловской области в 2006 году отбывал 4-х летний срок наказание по ч.1 ст.199 УК РФ Хаустов Олег, хотя еще в декабре 2003 года была поднята планка по сумме неуплаченных налогов, за которую полагается уголовное преследование, и его деяния перестали считаться преступлением. С 2003 года он мог быть наказан лишь в административном порядке штрафными санкциями. Когда это обнаружилось, то процедура пересмотра продолжалась еще 4 месяца. Все это время Хаустов незаконно находился в местах лишения свободы.
          Таким образом, получается, что когда только сам осужденный либо его адвокат могут писать ходатайство о смягчении наказания в случае издания нового закона, снижающего санкции за преступление, права осужденного часто оказываются нарушенными.
          Чтобы привести УПК РФ в соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст.ст. 50 и 54), гарантирующей каждому освобождение от наказания в случае декриминализации деяния либо смягчения за него срока наказания, Конституционный Суд РФ принял 20 апреля 2006 года Постановление за № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации", Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А.К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других», где указал:
          «Положение пункта 2 части первой статьи 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в его конституционно-правовом истолковании не освобождает уполномоченные государственные органы и должностных лиц от обязанности независимо от наличия ходатайства осужденного инициировать перед судом рассмотрение вопроса о приведении вынесенного по уголовному делу приговора в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление.
          В силу статьи 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" выявленный в настоящем Постановлении конституционно-правовой смысл указанных законоположений является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике».
          Таким образом, Конституционный Суд РФ указал, что не только осужденный имеет право подавать ходатайство о пересмотре приговора и смягчении наказания в случае издания нового, более мягкого закона, но и а) уполномоченные государственные органы, и б) уполномоченные должностные лица даже при отсутствии ходатайства осужденного обязаны инициировать перед судом рассмотрение вопроса о приведении вынесенного по уголовному делу приговора в соответствие с новым законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступления.
          Какие это органы и должностные лица?
          Касательно к осужденным, находящимся в исправительных колониях, это:
          1) администрация исправительной колонии,
          2) прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях в лице прокурора.
          Следовательно, в соответствии с Постановлением КС РФ №4-П от 20.04.2006 г. в ст. 399 УПК РФ должны быть внесены следующие изменения и дополнения:
          «Статья 399. Порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора
          1. Вопросы, связанные с исполнением приговора, рассматриваются судом:
          1) по ходатайству реабилитированного - в случае, указанном в пункте 1 статьи 397 настоящего Кодекса;
          2) по ходатайству осужденного - в случаях, указанных в пунктах 4, 6, 9, 11-12, 14-15 статьи 397 и частях первой и второй статьи 398 настоящего Кодекса;
          2-1) по ходатайству осужденного, администрации исправительного учреждения либо органа, ведающего исполнением наказания, прокурора - в случаях, указанных в пункте 13 статьи 397 настоящего Кодекса;…».

         Как относиться к тому, что, несмотря на изменения законов в марте-мае 2011 года, огромное количество приговоров до сих пор остается не пересмотренными? Ответ на этот вопрос прямо указан в ст.6 Федерального конституционный закона от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (с изменениями от 8 февраля, 15 декабря 2001 года, 7 июня 2004 года, 5 апреля 2005 года, 5 февраля 2007 года, 2 июня 2009 года:
          «…Статья 6. Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации
          Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений».
          А статья 81 упомянутого ФКЗ указывает: 
         «Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет ответственность, установленную федеральным законом», т.е. и по ст.315 УК РФ. 
         Таким образом, не исполняя Постановление Конституционного Суда России, уполномоченные органы и должностные лица совершают преступную халатность, имеющую тяжкие последствия.

          Считаю, необходимо, во-первых, добиться внесения изменений в ч.1 ст.399 УПК РФ, чтобы не только по ходатайству осужденного, но и по ходатайствам уполномоченных органов и должностных лиц осуществлялся пересмотр судебных решений для приведениях их в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление. Во-вторых, нужно ставить вопрос об уголовной ответственности должностных лиц тех органов, ведающих исполнением наказаний, где до настоящего времени приговоры осужденных не приведены в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, ибо в местах лишения свободы продолжают находиться те лица, которых необходимо выпускать в силу либерализации ряда статей УК РФ, признания их менее общественно опасными, чем было ранее.


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


19.09.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.016659021377563