Вестник гражданского общества

Честный человек беззащитен перед клеветой

Об уголовном преследовании музыканта и педагога Анатолия Рябова

Анатолий Рябов на одном из концертов в его поддержку

          У педагогов совсем другая жизнь, нежели у их оперившихся учеников. Учителю невозможно в один миг взлететь на музыкальный Олимп, как Клиберну или Третьякову, победив на конкурсе. Имена их всегда скромно стоят за спиной знаменитостей, и многие лучшие учителя так и остаются известными лишь в узком кругу профессионалов или родителей, заинтересованных в качественном обучении своих детей. Эта скромность обусловлена этикой профессии.
          Конечно, и в педагогических кругах существуют разные фигуры. Есть те, кто всегда на виду: яркие, взрывные, эпатажные педагоги «мафиозного типа», умеющие пожинать лавры. Но и они пользуются достижениями тихих тружеников, которые взращивают таланты, по капле вкладывая в учеников свои знания. Именно таков А.Я. Рябов - классический пример нестяжателя. Это скромный человек, которого по доброте его можно считать особенной личностью в фортепианной педагогике. Мне представляется, что без него лицо ЦМШ* теперь изменится, и это печально.
          Вспоминаю зимний арест Рябова. Когда в январе Анатолия Яковлевича посадили в тюрьму, сначала никто в это не поверил. А когда пришлось поверить - все стали собираться, созваниваться, переписываться, с единой целью: хоть как-то помочь. В этом накрывшем всех нас шоковом состоянии, когда мы могли говорить только о Рябове, начали открываться стороны жизни «вокруг Рябова», доселе неизвестные и значительные. О которых так никто бы и не заговорил, не произойди всего этого ужаса.
          Я вынужден опустить огромную предысторию этого вероломного акта, этого – не знаю даже точно, как назвать – какого-то просто надругательства над беззащитным пожилым человеком. Мне кажется, такое происходит впервые в истории музыкального мира. По крайней мере, на моей памяти ничего подобного не было.
          Зимой мы поняли, что Рябов попал в скверную историю и что сейчас его нужно спасать. Этого можно было не объяснять ученикам Анатолия Яковлевича. Они моментально собрались, спонтанно организовался практически «штаб по спасению Рябова», и этот штаб заработал. Десятки людей стали не только писать в защиту, но и приходить, предлагать свою помощь, кто чем мог. Безусловно, именно этот душевный порыв в дальнейшем повлиял на изменение меры пресечения и освобождение Рябова из-под стражи.
          И вот, я вспоминаю, как мы сидели и, не зная, что делать, вначале просто записывали рассказы учеников ЦМШ и некоторых родителей. Было высказано много пронзительных, искренних слов в поддержку Анатолия Яковлевича, много фактов, обличающих директора школы Якупова и иже с ним – этих действующих обвинителей Рябова, но я хотел бы сейчас рассказать не об этом.
          Ко мне подошла девочка, китаянка, ученица Рябова. Она сказала, что ее папа тоже пианист, учил ее в разных городах Китая, таких как Гуаньджоу, Шанхай, Гонког, у лучших китайских педагогов. Потом ездил с ней в Америку, потом они приехали в Россию и побывали в Петербурге. И только приехав в Москву и отведя ее на прослушивание к Анатолию Яковлевичу, ее папа сказал: учиться будешь у Рябова.
          С того разговора прошло много месяцев. Дело Рябова разрастается во все более угрожающую сторону, в сторону привычного российского бездушия и жестокости, а слова этой девочки не выходят у меня из головы. Потому что я понимаю, что никакая реклама, никакие деньги и слава не смогли бы повлиять на решение этого китайского папы и его дочки. И получается, что это самая независимая оценка трудов нашего замечательного российского педагога. Я уверен, Рябов никогда не позволил бы назвать себя Великим, но он таковым является.
          Дорогие мои соотечественники и все, кто имеют силы на поддержку старого, больного педагога, одного из лучших в России и в мире! Сейчас происходит, по отработанной методике, планомерное обвинение Рябова в преступлениях, которых он не совершал. С последующей непременной посадкой его в тюрьму, что для него является, по сути, смертным приговором.
          Я не верю, что люди, приводящие в действие этот зловещий репрессивный механизм, настолько безжалостны и злонамеренны. Но именно мы – общество – создали эту систему, которая может в любой момент с легкостью покарать любого из нас за то, чего мы не совершали. Так давайте сообща помогать выпутываться стране из системы, работающей по принципу «бей своих, чтобы чужие боялись».
          И начать нужно со спасения Анатолия Яковлевича Рябова.
________________________________________ 

* Центральная музыкальная школа при Московской консерватории им.П.И. Чайковского.

           Об авторе: Алексей Ставицкий – человек редкой профессии, он - рояльный мастер, реставратор старинных роялей, уникальный специалист в этой области в нашей стране. Через его руки прошли редчайшие инструменты, среди которых были рояли Бальмонта и Собинова, рояль академика Сахарова.
           Алексея Ставицкого очень волнует проблема полностью утраченной отрасли в нашей стране - изготовление фортепиано. По его словам, «история клавишных инструментов в нашей стране не менее трагична, чем история народов».
          Алексей из семьи потомственных диссидентов. Его мама, Янина Станиславовна Ставицкая - дочь репрессированных поляков - всю свою сознательную жизнь посвятила волонтерской деятельности по поиску репрессированных, тесно сотрудничала с «Мемориалом» и «Холокостом», переводила статьи для этих правозащитных организаций. Награждена орденами и медалями Польской Республики за поиск поляков, репрессированных в России в сталинские времена.


АЛЕКСЕЙ СТАВИЦКИЙ


09.09.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.017719030380249