Вестник гражданского общества

Теория постиндустриального общества: сущность, критика, перспективы. Часть III

К Мировому политическому форуму 2011 года в Ярославле

3. Перспективы

          Теперь рассмотрим вопрос о том, каковы перспективы теории постиндустриального общества для науки и практики, в какой мере эта теория способна дать рекомендации для разработки и реализации политики продвижения к экономическому прогрессу и социальной справедливости. Снова обратимся к основополагающей книге Дэниела Белла. Затрагивая деликатную проблему собственности в постиндустриальном обществе, Белл достаточно осторожен. Он, в сущности, присоединяется к теории «управленческой революции», выдвинутой до него Гардинером Минзом. Весьма примечательны выводы Белла о том, что «индивидуальная собственность заменяется корпоративной» и что «каждый человек должен иметь право на основной набор услуг и дохода, который даётся ему в порядке адекватной медицинской помощи для обеспечения приемлемого уровня жизни» (стр. 452). Не менее важно признание Беллом того, что система цен и оплата труда должны быть «подвластны контролю и регулированию».
          Означает ли приход постиндустриального общества «конец дефицита»? В поисках ответа на этот вопрос Белл подробно цитирует и обсуждает представления Маркса о коммунизме, доктрину Кейнса о перспективах экономического развития и работы Форрестера о математическом моделировании мировой динамики. Белл называет подход Форрестера «слишком упрощенным», отмечая то обстоятельство, что Форрестер не допускал никаких «качественных изменений в поведении системы» (стр. 464). И делает следующий вывод: «Преодоление дефицита, как оно понималось в девятнадцатом веке (читай, во времена Маркса - В.Ф.) было проблемой взаимодействия машин и ресурсов, техники и природы для производства благ. Постиндустриальное общество, поскольку оно предназначено не для взаимодействия человека с преобразовываемой им природой, а для партнёрства между людьми, приносит с собой новый вид дефицита, который едва ли виделся мыслителям прошедших времён - дефицит информации, координации и времени» (стр. 466).
          Это - один из самых принципиальных и интересных пассажей в книге Белла. Вспомним основополагающий тезис Маркса о том, что «люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукой, искусством, религией» (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е издание, т.19, с.350). Согласно Марксу, именно производство материальных благ, средств к жизни, образует ту основу, на которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные учреждения. Коль скоро в постиндустриальном обществе материальное производство заменится «экономикой услуг», то это автоматически делает несущественной одну из основных концепций Маркса и всё, что из неё вытекает! Экономическая теория Маркса объявляется устаревшей. Теперь уже не материальное производство, а «партнёрство» становится определяющей чертой жизни общества. А значит, и законы материального производства уступают место законам «партнёрства». Вот к чему сводится кредо теории Белла!
          Оригинально! Но верно ли? Выше уже частично говорилось об этом. К сказанному можно добавить, что производство услуг (если, конечно, «услуги» не сводятся к чисто финансовым спекуляциям) концептуально мало чем отличается от производства материальных благ и, в сущности, является всего лишь иной разновидностью процесса труда. Сам Маркс вполне сознавал и подчёркивал изменение характера труда по мере научно-технического прогресса. Он писал, что на высокой ступени развития производства «труд выступает уже не столько как включённый в процесс производства, сколько как такой труд, при котором человек относится к производственному процессу как контролёр и регулировщик... Вместо того чтобы быть главным агентом процесса производства, рабочий становится рядом с ним» (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е издание, т.46, ч.2, с. 213). Иначе говоря, труд теперь заключается в регулировании и управлении производственным процессом. Но это по-прежнему труд, и он отнюдь не подменяется «партнёрством». Несомненно, что в этой части Белл не опровергает Маркса!
          Эта тема получила интересное развитие в известном диалоге Джона Гэлбрейта с С.М.Меньшиковым. Обсуждался вопрос: «Смогут ли США выжить, имея экономику услуг?» Ответ был таков: «Если мы отдадим производство стали, автомобилей, химикатов, электронной техники и телевизоров японцам и корейцам, то рабочие, занятые в сравнительно высокооплачиваемых отраслях экономики, будут вынуждены работать за гораздо более низкое жалование в заведениях "Макдоналдс"»(Гэлбрейт Дж.К., Меньшиков С. Капитализм, социализм, сосуществование. Пер.с англ. - М.: Прогресс, 1988, с.124-125). В этом высказывании Гэлбрейта содержится признание сразу двух важных фактов. Во-первых, признаётся, что даже такая развитая страна, как США, отнюдь не обойдётся в обозримой перспективе лишь «экономикой услуг». Во-вторых, признаётся факт выхода капиталистической конкуренции из национальных границ на международный уровень. Обострение международной капиталистической конкуренции ещё долго будет вынуждать даже наиболее развитые страны сохранять свою индустрию производства материальных благ. Они могут не опасаться конкуренции со стороны постиндустриальной «индустрии развлечений».
          Всё, что связано с интернационализацией и обострением капиталистической конкуренции, будет оказывать особое влияние на судьбы народов и мировую динамику. В этом - одно из проявлений основного противоречия современного капитализма. Именно этот факт обошёл молчанием Белл. Может быть, он полагал, что постиндустриальное общество может быть построено «в одной, отдельно взятой стране», а именно в США? Вполне возможно. Но история последних десятилетий доказала несостоятельность изоляционистского подхода. Богатые и бедные не смогут ужиться на планете, отгородившись друг от друга «железным занавесом» или «китайской стеной». Любому развитому государству, хочет оно того или нет, объективно придётся многим поступаться до тех пор, пока в мире сохраняется вопиющее неравенство и пока не будут решены обостряющиеся глобальные проблемы. Это неминуемо повлечёт за собой коренные социально-экономические перемены на планете, координацию усилий всех стран в интересах выживания и развития человечества. К сожалению, этот важный аспект не нашёл отражения в постиндустриальной теории Белла.
          Если теперь сравнить основные характеристики коммунизма по Марксу и постиндустриального общества по Беллу, то приходишь к неожиданному выводу - между ними гораздо больше сходства, чем можно было бы думать! И Маркс, и Белл подчёркивали определяющую роль научно-технического прогресса в социально-экономическом развитии. И тот, и другой уделяли особое внимание приоритету знаний, таланта и способностей в будущем обществе. Оба они, в конечном итоге, выступали за трансформацию индивидуальной собственности на основные средства производства в ту или иную форму коллективной собственности. Обе концепции признают неотъемлемое право каждого человека на гарантированное удовлетворение его основных жизненных потребностей. Обе теории - за ту или иную степень государственного регулирования цен и доходов. Активно критикуя марксизм, Белл во многих пунктах своей теории не только не опроверг Маркса, но дополнил и развил его представления о будущем обществе. По-видимому, таков общий удел серьёзных аналитиков: в споре между собой они, сами того не подозревая, во многом сходятся!
          То, в чём сходятся и Маркс, и Белл, как раз и является предметом исследования современной междисциплинарной общеэкономической теории. Эта теория утверждает: путь России - не социализм, не коммунизм, не капитализм и не постиндустриальное общество. Путь России - общество нового типа, которого ещё не знала история цивилизации. И это не утопия, а единственная реальная альтернатива, которая осталась нашему народу на его долгом, многострадальном и героическом пути. Я называю это новым гуманным обществом. Именно теперь, с учётом опыта прожитых лет, самое время внести коррективы в стратегию развития страны. Прежде всего, пора покончить с экономическим либерализмом в ключевых отраслях нашей огромной, многонациональной страны, к тому же обладающей ядерным оружием и буквально начинённой военными и гражданскими ядерными объектами. Этот либерализм не отвечает реалиям современной экономики и не имеет ничего общего с цивилизованным пониманием экономической свободы. Он стал источником хаоса и анархии, рассадником экономической преступности. Он способен привести страну к национальной катастрофе, отбросить её на задворки цивилизации. Сегодня уже ни одна развитая страна не отдаёт своё социально-экономическое развитие на откуп рыночной стихии. В своё время демократия и рыночная экономика не помешали США запланировать и осуществить важнейшие общенациональные программы борьбы с бедностью, преодоления отставания от СССР в освоении космоса, вывода Америки в мировые лидеры научно-технического прогресса. И нам надо планомерно восстанавливать и развивать отечественное производство, сельское хозяйство, науку, технику, культуру, образование - всё то, что было разрушено за годы «радикальной экономической реформы» 90-х годов. Надо выводить страну из неустойчивой «макроэкономической стабильности» с риском возникновения в любой момент очередного разрушительного кризиса на путь планомерного, устойчивого, бескризисного развития. Нам нужен путь не застоя и не очередных бездумных реформаций, а путь всестороннего развития на плановой основе, с участием предприятий всех форм собственности, с участием всего российского общества, при чёткой государственной координации усилий и государственного сектора, и частного бизнеса в общенациональных интересах. Сегодня нужно думать и говорить именно об этом, а не о либеральных фантазиях построения российского «постиндустриального общества» или о новых «модернизационных рывках» ультралиберального толка.
          Планомерная работа в течение достаточно продолжительного времени приведёт Россию к новому гуманному обществу. Оно впитает в себя лучшие черты исторического опыта, пережитого нашим народом. В отличие от советского социализма новое гуманное общество будет иметь политическую свободу, многообразие форм собственности, возможность заниматься предпринимательской деятельностью, свободу выбора профессии, свободу торговли, открытость внешнему миру и интегрированность в мировую экономику (разумную, не в ущерб национальной безопасности). В отличие от капитализма новое гуманное общество будет иметь плановую систему всестороннего и устойчивого развития народного хозяйства, без регулярных разрушительных экономических кризисов. Оно будет иметь открытую и неспекулятивную финансовую систему, социальную направленность политики, меньшую степень социального расслоения, надёжные средства обуздания коррупции и экономической преступности. В новом гуманном обществе будут предприятия различных форм собственности, будут экономическая свобода и возможность продуктивной предпринимательской деятельности. Но, в отличие от того, что мы имеем на сегодняшний день, богатство будет зарабатываться умом и талантом, честным высококвалифицированным трудом и организаторскими способностями, а не добываться обманом, воровством, коррупцией, жульничеством, мошенничеством, имитацией реальной работы.
          В отличие от коммунизма, о котором мечтали Маркс и Энгельс и который так и не удалось построить в СССР, новое гуманное общество не будет «общественным самоуправлением». Равным образом, новое гуманное общество не будет и воплощением новомодных либеральных фантазий о гражданском обществе с безбрежной демократией. Обе эти концепции утопичны и в этом пункте на удивление сходятся! В новом гуманном обществе сохранится ключевая роль государства, но это будет новый тип государства, с обновлёнными конституционными функциями. Необходимо государство, которое обеспечивает национальную безопасность во всех её аспектах, планирует и реализует всестороннее социально-экономическое развитие страны, регулирует функционирование рынка путём координации деятельности государственного и частного секторов в общенациональных интересах, реализует в качестве главного приоритета повышение уровня жизни большинства населения, предотвращает недопустимо высокую степень социального расслоения, гарантирует основные демократические свободы и законные права личности, способствует превращению науки и культуры в факторы, определяющие дальнейшее общественное развитие. Только в таком государстве удастся решить коренные проблемы нашего развития и главную их них - демографическую. Только в таком государстве удастся победить коррупцию. Она подобно раковой опухоли разъедает нашу жизнь, становится форменным национальным бедствием, реальным препятствием для дальнейшего социально-экономического развития. Главная опасность этого явления для нашей страны даже не во взятках как таковых. Главная опасность в том, что огромная многонациональная страна, к тому же обладающая колоссальным ракетно-ядерным потенциалом, продолжает вместо производительной экономической деятельности активно заниматься спекулятивным, а то и криминальным, перераспределением материальных благ. Мы не Швейцария и не Дания. Такую Россию никто не накормит, она в таком виде никому не нужна. Даже, если наши либералы будут убаюкивать нас сказками о скором приходе в Россию очередной утопии в виде «постиндустриального рая».
          Особой заботой государства должно стать предотвращение антиобщественного использования достижений науки и техники. В мире стремительно разворачивается новый виток научно-технической революции. Применение нанотехнологий  в биологии и медицине, создание новых наноматериалов и новых источников энергии, всевозможные наноразмерные устройства - всё это способно принести огромную пользу человечеству, но и причинить непоправимый вред. Создание молекулярных нанокомпьютеров откроет человечеству невиданные, поистине фантастические возможности. Человек научится вживлять эти сверхминиатюрные устройства в свои ткани и органы. Начнётся широкое внедрение в организм датчиков и других приборов. Реальные очертания приобретёт создание «искусственного интеллекта». Будущий homo sapiens будет качественно отличаться от нынешнего за счёт симбиоза с молекулярной электроникой, с другими продуктами высоких технологий, с интернетом. Для будущего человека станет доступна вся информация, накопленная предками, её полностью оцифруют. В его распоряжении окажутся неограниченные резервы памяти, мощные технологии вычислений и обработки данных, более надёжные оценки и прогнозы. Новые технологии можно будет использовать для коррекции психики, ограничения агрессии, блокирования боли, мобилизации сил. Не исключено, что, достигнув такого уровня, человек даже захочет и сумеет решить проблему своего бессмертия. Будущее человечества будет решающим образом зависеть от того, в чьи руки попадут плоды научно-технической революции. Уже разрабатывается концепция будущих «нановойн», создаются новые виды «нанооружия». Легко представить себе, что произойдёт, если эти научные достижения окажутся в руках безудержных эгоистов или безответственных политиканов!
          Не менее важны международные аспекты государственной политики в будущем обществе. Нынешний этап научно-технической революции разворачивается на фоне опасного обострения глобальных угроз. Междисциплинарная общеэкономическая теория формулирует коренное противоречие нашей эпохи как противоречие между объективно неизбежной глобализацией рынков и сохраняющимся разъединением народов планеты перед лицом общей опасности. Истощение запасов полезных ископаемых, нехватка энергоресурсов и продовольствия, глобальное изменение климата, загрязнение воздуха, подъём уровня мирового океана, разрушение озонового слоя атмосферы, сокращение и поражение лесных массивов, эрозия почвы, расширение пустынь, умирание озёр, уменьшение запасов подземных вод, угроза исчезновения существующих видов животных и растений, возникновение новых свалок для токсичных отходов и отравление ими грунтовых вод - всё это реалии, которые создают угрозу жизни на Земле. По всему миру насчитываются уже миллионы беженцев. Неконтролируемая миграция представляет реальную опасность для политической стабильности и сохранения мира. Международный терроризм - лишь следствие. С ним не справиться только военными мерами. Применение силы оправдано лишь в контексте широкой и скоординированной политики. Победить этот букет глобальных угроз можно лишь общими усилиями. Организация Объединённых Наций должна стать более дееспособной. Ныне перед ООН встаёт труднейшая историческая задача, от решения которой как никогда прежде зависит само существование человечества. Необходимо организовать поворот в общественном сознании от безудержного эгоизма к разумному самоограничению, от безразличия к помощи, от конфронтации к сотрудничеству. Сможет ли человечество выжить? Сумеет ли оно начать действовать по согласованному разумному плану? Хватит ли коллективного разума своевременно осуществить крупные международные программы: гуманитарные, научно-технические, социально-экономические?
          В свете сказанного неизмеримо возрастает организующая роль российского фактора в мировой политике. Россия не раз демонстрировала всему миру необычайную силу духа в сложных исторических условиях, способность к концентрации сил и средств для достижения победы в немыслимо трудных ситуациях. И теперь наша страна должна навести порядок в своём доме, стать сильной и самостоятельной, вновь подать другим народам пример возрождения и развития. У России есть уникальный исторический шанс стать мировым интеллектуальным лидером, объединить своим примером все народы в деле выживания и развития человечества в нашем общем и единственном доме - на планете Земля. Выборы в 2012 году должны привести к власти силы, у которых хватит государственной мудрости и политической воли претворить в жизнь эту историческую программу. Возможно, самую важную программу на протяжении всей российской истории.


ВЛАДИСЛАВ ФЕЛЬДБЛЮМ


08.09.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.025876998901367