Вестник гражданского общества

«Медиана санкций» по-сегежски

Записки адвоката

Колония в Сегеже. Фото с сайта ufsin.karelia.ru

         Весной 2011 года в Уголовный кодекс Российской Федерации были внесены многочисленные изменения в соответствии с высказываниями Президента России Дмитрия Медведева о необходимости либерализации в нынешних условиях наказаний за экономические преступления. Значительная часть этих изменений была связана с уменьшением низшего предела санкций, то есть смягчились наказания за те деяния, которые карались более строго. Государством деяния были признаны менее общественно опасными, чем считалось ранее.

          Статья 15 Международного пакта о гражданских и политических правах указывает:
          «Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника».

          Часть 2 статьи 54 Конституции России гарантирует:
          «Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон».

          Статья 10 Уголовного кодекса Российской Федерации гласит:
          «..Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом».

          Пункт 3.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации", Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А.К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других» поясняет:
          «Ни статья 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, ни пункт 1 статьи 15 Международного пакта о гражданских и политических правах не содержат норм, которые допускали бы возможность ограничения действия закрепленных в них правил в зависимости от видов правонарушений, категорий лиц, их совершивших, или каких-либо иных обстоятельств. Так же и по буквальному смыслу части первой статьи 10 УК Российской Федерации закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от стадии судопроизводства, в которой должен решаться вопрос о применении этого закона, и независимо от того, в чем выражается такое улучшение - в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, изменении в благоприятную для осужденного сторону правил его Общей части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином.
          То же относится и к части второй статьи 10 УК Российской Федерации. Содержащееся в ней предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, в силу которых в такого рода случаях смягчение наказания будет осуществляться в пределах, определяемых всей совокупностью норм Уголовного кодекса Российской Федерации - не только Особенной его части, но и Общей».

          Таким образом, федеральными законами Российской Федерации и общепринятыми нормами международного права четко закреплены права обвиняемых (подсудимых, осужденных) на применение той нормы права, которая предусматривает более мягкие санкции, и обязанность смягчить им наказание.

          Пункт 4.3 указанного Постановления Конституционного Суда РФ указывает:
          «Императивное по своему характеру правило статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, предписывающее применять новый закон в случаях, когда после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, не предполагает наличие у суда или иного органа, применяющего закон, дискреционных полномочий, которые позволяли бы ему в таких случаях игнорировать действие этого закона. Следовательно, государство, обязанное в силу статьи 2 Конституции Российской Федерации признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, должно обеспечить на практике действие механизма приведения в соответствие с ним ранее принятых судебных решений независимо от наличия просьбы со стороны заинтересованных лиц.
          С учетом этого положение Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которому вопрос об освобождении от наказания или о смягчении наказания в связи с изданием уголовного закона, имеющего обратную силу, решается судом по ходатайству осужденного (пункт 2 части первой статьи 399), не может рассматриваться как освобождающее уполномоченные государственные органы и должностных лиц от обязанности самостоятельно инициировать применение нового уголовного закона. Такое истолкование названного законоположения вытекает не только из Конституции Российской Федерации, гарантирующей государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 2 и статья 45, часть 1), но и из отраслевого законодательства, возлагающего на прокурора обязанность осуществлять надзор за законностью исполнения наказания и принимать необходимые меры в целях устранения выявленных нарушений (статьи 32 и 33 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации"), а на администрацию учреждений и органов, исполняющих наказание, - обязанность охранять права, свободы и законные интересы осужденных (статья 1 УИК Российской Федерации, статьи 1 и 13 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы")».


          В соответствии с УПК РФ смягчение срока наказания для осужденных осуществляется судом по месту отбывания наказания. При этом, в соответствии с ч.4 ст.399 УПК РФ свои права осужденный может осуществлять через адвокатов.

          Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года № 4-П разъясняет, что снижение срока должно быть соразмерным с ранее назначенным наказанием.
          Таким образом, Конституционным Судом России и иными законами определено:
          а) осужденный (я не касаюсь пока иных категорий граждан) имеет право на снижение срока в случае смягчения санкции статьи УК РФ, по которой он отбывает наказание;
          б) снижение срока должно быть соразмерно с новой санкцией. Если раньше было назначено наказание ближе к низшему пределу, то и снижение должно оставаться около низшего предела.

          К сожалению, как показывает практика рассмотрения ходатайств о смягчении срока наказания в связи с изданием закона, снижающего низший предел санкции, суды не исполняют указания Конституции России и Постановления Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года № 4-П в части соразмерности старого и нового наказания. Есть вообще вопиющие случаи, когда наказание оставляют прежним, ухудшая тем самым положение осужденных, что недопустимо! При этом судьи пишут: «Наказание назначено в пределах санкции, действующей в настоящее время, поэтому в смягчении срока наказания - отказать». Такая формулировка явно указывает, что судья не читал указанного выше Постановления КС РФ или просто плюет на Конституцию России. Чаще можно встретиться со случаями, когда судьи снижают огромные сроки наказания всего на 1-3 месяца, руководствуясь старой редакцией уголовного закона (например, рассмотрение ходатайств Токарева И.Г., Кузнецова В.М. и др.). Такая ситуация тоже не соответствует закону и является ухудшающей положение осужденного. Судьи на это заявляют, что есть указания по судам – «больше не скидывать».

          Встает вопрос: как определить ту соотносимость наказаний при смягчении санкции, о которой говорит Конституционный суд Российской Федерации? На какой срок должно быть снижено наказание, скажем, по ч.4 ст.159 УК РФ, если низший предел санкции снижен с 5 лет до 2 месяцев лишения свободы?
          Для грамотного юриста вопрос не такой уж сложный. В науке используются такие методы, как «медиана санкций» и бальная система подсчета.
          Об этих методах можно посмотреть в известных работах ученых-юристов, в числе которых хотел бы назвать следующие: монография доктора юридических наук, профессора С.И.Дементьева «Построение уголовно-правовых санкций в виде лишения свободы»; работа доктора юридических наук А.П.Козлова «Механизм построения уголовно-правовых санкций». Эти методики применялись при изменении Уголовного кодекса РСФСР на УК РФ и во многих других случаях.
          В чем суть этих методик? Начну с «медианы санкций» на примере, как указал выше, санкций ч.4 ст.159 УК РФ. Вначале складывается верхний и нижний пределы санкции старой редакции закона, после чего делим полученную величину пополам:
          10 + 5 = 15;
          15 : 2 = 7,5 лет или 7 лет 6 месяцев.
          Затем те же операции проводим с низшим и верхним пределом санкции новой редакции более мягкого закона:
          10 лет + 2 месяца = 10 лет 2 месяца;
          10 лет 2 месяца : 2 = 5 лет 1 месяц.
          Получив указанные величины, нужно от 7 лет 6 месяцев отнять 5 лет 1 месяц. Получится 2 года 5 месяцев. Именно на такой срок должно быть снижено наказании для тех, кто осужден по ч.4 ст.159 УК РФ к реальному сроку лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии, без учета смягчающих и отягчающих обстоятельств, то есть без учета того, к низшей или верхней планке санкции ранее склонялось обвинение. Последние обстоятельства могут определяться баллами, то есть используется бальная методика подсчета срока наказания. О ней я здесь писать не буду по причине её большого объема. Такова наука уголовного права.

          Однако, нынешние судьи, начиная от мировых и заканчивая судьями Верховного Суда России, в большей своей части науку уголовного права постигали поверхностно. Поэтому не могут разобраться даже с институтом соучастия при групповых преступлениях, а уж о таких понятиях, как «мнимая взятка» и «медиана санкций», в подавляющем большинстве даже не слышали.

          1 августа 2011 года в Сегежском городском суде Республики Карелия рассматривалось ходатайство осужденного по сфабрикованным обвинениям по ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ Кузнецова Владимира Михайловича. Помимо обоснованного ходатайства (см. ниже), в суд были представлены справки о тяжелейших заболеваниях Кузнецова, а также заключение специалиста - ученого в сфере уголовного права, эксперта в области права Князькина С.А., где были изложены все научные методики подсчета того срока, на который должно быть снижено наказание Кузнецову В.М. с учетом смягчения санкции за деяния, в покушении на которые он был осужден. В поддержку ходатайства о смягчении Кузнецову В.М. срока наказания выступили в суде известные и уважаемые люди: Тарасов Марат Васильевич, народный писатель Республики Карелия, председатель Карельского союза писателей, председатель Карельского отделения Российского детского фонда, советник Главы Республики Карелия, Маковей Василий Георгиевич, член общественной наблюдательной комиссии за местами отбывания наказаний Республики Карелия. Молодой судья, выслушав все убедительные доводы, сделал перерыв, чтобы с кем-то посовещаться. А в итоге снизил Кузнецову В.М. наказание лишь на 1 месяц с 5 лет 6 месяцев ранее назначенного наказания. Науку и ее методики он, а также тот, с кем он совещался в перерывах (думаем, что это надзирающий за исправительными учреждениями прокурор), засунули в интимное место. Сработал административный ресурс надзирающих за правосудием и юридическая тупость. Все присутствующие были буквально шокированы таким решением. Решением по приказу, но не по Конституции России, не по закону, не по уголовному праву и уж явно не по науке уголовного права. Такова она «медиана санкций» по-сегежски.
          На изготовление окончательного решения (постановления) судья взял 5 суток. Разумеется, такой абсурд будем оспаривать в суде кассационной инстанции.
          Кузнецов Владимир Михайлович, с которым я встретился в ФКУ ИК-7 УФСИН России по Республике Карелия (гор.Сегежа), тоже был обескуражен таким решением суда. Он сказал, что до этого местные судьи так и поступали, то есть снижали на месяц-два. Но буквально за несколько дней до этого по ч.4 ст.159 УК РФ (даже не покушение, как у Кузнецова В.М., а оконченный состав преступления) одному осужденному снизили срок наказания аж на 3 года. Значит, некоторые судьи все же руководствуются законом и «медианой санкций», но, к сожалению, таких единицы.
          В ФКУ ИК-7 на встречу с Кузнецовым В.М. после суда я попал с трудом, единственный кабинет для встреч с адвокатами был занят другим адвокатом. Встреча состоялась лишь в конце дня минут на 20. В ходе нее помимо обсуждения суда (сам Владимир Михайлович не присутствовал на заседании в суде) мы успели переговорить о состоянии его здоровья. В колонии нет возможности лечить Кузнецова В.М. от тех заболеваний, которые у него имеются и которые обострились за время длительного нахождения под стражей. Возможности лечить нет, а человека все равно удерживают в изоляции. А лекарства пусть добывают родственники и привозят в ИК. Мол, будем лечить, как можем, если суд сказал: «Сидеть!». Так же, как сказала судья предпринимательнице Вере Трифоновой, так же говорили юристу Сергею Магнитскому… Следует также учесть, что целлюлозно-бумажный комбинат в Сегеже работает практически без фильтров, что ведет к отравлению окружающей среды, уровень заболеваний людей бронхиальной астмой и другими болезнями дыхательных путей там очень высокий.
          Я пытался доказать суду, что администрация и прокуратура в соответствии с Постановлением Конституционного Суда России еще в марте 2011 года должны были инициировать рассмотрение вопроса о смягчении срока наказания Кузнецову В.М. и что суд, в связи с такой длительной затяжкой, должен направить постановление об их халатном отношении к своим обязанностям в соответствии с УПК РФ. Однако для суда выносить такие постановления непривычно - судья отказал.
          Теперь ждем заверенных копий суда первой инстанции и кассации.



ПРИЛОЖЕНИЕ



В Сегежский городской суд Республики Карелия
186420, Республика Карелия, г. Сегежа, ул. Гражданская, 3а
Тел. 8 (81431) 4-24-67, e-mail: sud_seg@onego.ru 

От адвоката Московской коллегии адвокатов «Межрегион» Трепашкина Михаила Ивановича,
рег.№ 77/5012 в реестре адвокатов гор.Москвы, e-mail: treadv@gmail.com,
адрес коллегии адвокатов: 105120, Россия, гор.Москва, 2-й Сыромятнический переулок,
дом 10А офис 308, тел./факс 8 (495) 917-13-94
в защиту интересов гражданина Российской Федерации Кузнецова Владимира Михайловича,
родившегося 24 марта 1950 года в городе Чехове Сахалинской области,
отбывающего наказание по адресу: 186420, Республика Карелия, г. Сегежа, ул. Лейгубская, ФБУ ИК-7
(ордер прилагается).


Ходатайство
о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона,
имеющего обратную силу

Город Москва

15 июня 2011 года

Прошу в соответствии с ч.3 ст.396, п.13 ст.397, п.1 ч.1 ст.398 УПК РФ снизить Кузнецову Владимиру Михайловичу наказание, назначенное по приговору Тверского районного суда города Москвы от 22 марта 2010 года.

Основания ходатайства:

1. 22 марта 2010 года приговором Тверского районного суда гор.Москвы в составе: председательствующей судьи Ковалевской А.Б., судей Криворучко А.В. и Подопригорова С.Г. Кузнецов Владимир Михайлович признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
01 апреля 2010 года мною приговор был обжалован в кассационном порядке.
12 мая 2010 года судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе председательствующей судьи Комаровой М.А., судей Ловчева В.А. и Штундера П.Е. своим определением приговор оставила без изменений, а кассационную жалобу без удовлетворения.

2. Уже после осуждения Кузнецова В.М. и вступления приговора в законную силу Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым был подписан Федеральный закон от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», который явно улучшил положение осужденного Кузнецова В.М., ибо смягчил наказание за подобные деяния (текст Закона прилагается).

3. Статья 10 УК РФ («Обратная сила уголовного закона») гласит:
«Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость…
Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом».

Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года № 4-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации", Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А.К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других" разъясняет:
«…1. Признать не противоречащей Конституции Российской Федерации часть вторую статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу содержащаяся в ней норма предполагает в системе действующего уголовно-процессуального регулирования сокращение назначенного осужденному наказания в связи с изданием нового уголовного закона, смягчающего ответственность за совершенное им преступление, в пределах, предусмотренных нормами как Особенной части, так и Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции этого закона.
Положение пункта 2 части первой статьи 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в его конституционно-правовом истолковании не освобождает уполномоченные государственные органы и должностных лиц от обязанности независимо от наличия ходатайства осужденного инициировать перед судом рассмотрение вопроса о приведении вынесенного по уголовному делу приговора в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление.
В силу статьи 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" выявленный в настоящем Постановлении конституционно-правовой смысл указанных законоположений является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике…».

Как четко следует из ряда Определений Конституционного Суда России и постановлений надзорных инстанций, в частности, из постановления суда надзорной инстанции Иркутского областного суда "Неправильное применение судом требований ст.10 УК РФ при приведении приговора суда в соответствие с Федеральным законом № 162 от 8 декабря 2003 года повлекло изменение постановления суда", любое изменение нормы закона в сторону улучшения положения осужденного, должно влечь изменение назначенной ранее меры наказания. При том, снижение наказания должно быть соотносимо с уменьшением строгости наказания в новой норме законе.

В связи с изложенным, руководствуясь ч.3 ст.396, п.13 ст.397, п.1 ч.1 ст.398 УПК РФ, ст.10 УК РФ и юридическим заключением специалиста к.ю.н. С.А. Князькина по расчёту величины смягчения наказания от 11.06.2011 г., -

П Р О Ш У:

1. Применить в отношении Кузнецова Владимира Михайловича новую редакцию ч.4 ст. 159 УК РФ в соответствии с Федеральным законом от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации».
2. Снизить Кузнецову Владимиру Михайловичу наказание в виде лишения свободы на три года и назначить наказание 2 (два) года 6 (шесть) месяцев.

Приложение на 36 листах:
1) копия приговора от 22 марта 2010 года, на 10 листах;
2) копия кассационного определения от 12 мая 2010 года, на 2 листах;
3) заключение специалиста к.ю.н. С.А. Князькина от 11 июня 2011 года, на 15 листах;
4) текст Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, на 6 листах;
5) редакции нового и предыдущего текстов статьи 159 УК РФ, всего на 2 листах;
6) ордер № 320 от 15 июня 2011 года, на 1 листе.

Адвокат М.И.Трепашкин


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


09.08.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015205860137939