Вестник гражданского общества

Диктатура беззакония

Пока я у власти, Ходорковский будет сидеть!
В.В.Путин

          1 августа 2011 года я посетил колонию № 7 (ФКУ ИК-7 Управления ФСИН РФ по Республике Карелия), которая находится примерно в 6 км от города Сегежа, где встретился с Михаилом Борисовичем Ходорковским. Эта была первая встреча, где мы могли побеседовать один на один. Нас задерживали и арестовывали почти одновременно, мне подбросили пистолет и задержали в подмосковном Дмитрове 22 октября 2003 года, Ходорковского - 25 октября того же года.
          8 лет под стражей не сломали Ходорковского. Он держится. И ждет. Однако, у меня сложилось мнение, что он ждет не УДО, которое уже позволяет ему выйти из-за колючки, не пересмотра приговора, а ухода Путина В.В. с вершины власти в России. Пока Путин В.В. находится у власти, законности не видать. И есть сомнения, что дадут свободу Ходорковскому. Это понимает Михаил Борисович, и поэтому в ходе встречи он с большим пессимизмом высказался по вопросу подачи ходатайства о применении УДО.
          Уже после возвращения из Сегежи я обсуждал вопрос выхода Ходорковского по УДО с одним из юристов - преподавателем Академии управления при Президенте Российской Федерации. Он передал мне содержание разговора с лицом из близкого окружения Путина, в ходе которого тот поделился, что слышал, как Путин еще до окончания рассмотрения дела в Хамовническом районном суде гор. Москвы заявил: «Пока я у власти, Ходорковский будет сидеть!». Чтобы попугать судейское сообщество, Путин использовал свой проверенный приём. Когда-то он потребовал, чтобы его бывшего начальника в команде Собчака - Юрия Шутова - осудили за бандитизм и многочисленные убийства. И Шутова осудили пожизненно, не предъявив ему ни одного конкретного обвинения по убийствам. Сейчас он заявил публично, что «на Ходорковском кровь». Вот и услышала эти слова высокого чиновника отечественная Фемида. И срок Ходорковский получил как за убийства. Высказывания Президента России Дмитрия Медведева о том, что за экономические преступления надо меньше сажать, московская Фемида почему-то не услышала. Видимо, председатель Мосгорсуда Егорова О.А. ей уши по привычке прикрыла.
          Почему же в России вместо верховенства права, на протяжении длительного времени хозяйничает указательный перст Путина В.В.?
          В начале 2000-х тогдашний Президент России Владимир Путин на подозрения в тоталитарном стиле его управления (под видом требования отдельных граждан навести жесткий порядок в стране) заявил, что «нам не нужна никакая диктатура, кроме диктатуры закона». Граждане России, уставшие от бардака в государстве, восприняли это заявление как курс на законность и справедливость. Тем более что законы должны приниматься обществом, то есть народом через своих избранников.
          Мало кто тогда подозревал Путина в плутовстве, так как люди вообще мало знали этого человека, а руководствовались только эфирной пылью, запущенной в глаза граждан с экранов телевизоров. В момент, когда в Беслане шла вооруженная битва за освобождение заложников, Путин сотворил вертикаль власти, и вместо народа в итоге стал избирать «избранников народа» сам, единолично. Никто, наверное, не будет спорить, что сейчас Путин управляет правосудием в России. Поэтому оно стало таким же жестоким, как и стиль правления Путина. «Диктатура закона» стала диктатурой Путина.
         Столкнувшись сам с бандитским российским правосудием и палачами из ФСИН России, я не хотел бы разделять пессимизм Михаила Борисовича Ходорковского. Поэтому я сказал Ходорковскому, что и ему, и Лебедеву П.Л. необходимо писать жалобы на приговор, подавать ходатайства о применении УДО и т.д. и т.п., то есть не прекращать борьбу. Люди должны видеть, как звучит Закон и как его применяют судьи и сотрудники ФСИН России, превратившиеся в человеконенавистнических роботов - «путиноидов» (так я их с некоторых пор называю). Это сравнение не будет играть на руку Путину и, возможно, что число людей, увидевших его антигуманную деятельность, будет увеличиваться, пока не заставит Путина уйти с политической арены. Злоупотребление властью, влияние на решение судов - это в соответствии с Конвенцией ООН о противодействии коррупции и есть настоящая коррупция. Это должны знать и понимать все, чтобы искоренить такое позорное явление в России.
          Я много думал, почему в местах расположения «исправительных» колоний всегда очень плохая экологическая обстановка. В Нижнем Тагиле, где я отбывал наказание, отравлены вода и почва. Воздух часто становится цветным от выбросов химкомбината. В городе Сегежа - воздух отравлен вредными, вонючими на всю округу выбросами с целлюлозно-бумажного комбината. Прихожу к мысли, что власти заинтересованы в том, чтобы те, кто попал в эти зоны, - побыстрее вымерли. А заодно и те, кто обслуживает такие места отбывания наказания.
          Путин и вся его камарилья не любят противодействия их решениям, даже самым антигуманным и бесчеловечным. Упорную, упертую позицию они заняли и по делу Ходорковского. Однако, в ситуации очевидного беззакония, это упорство привело лишь к возрастанию сопротивления беспределу. И я надеюсь, оно даст положительный результат.
          Мне хотелось бы узнать мнение читателей: смириться с путинской диктатурой в российском законе и не писать Михаилу Борисовичу Ходорковскому никаких ходатайств о применении УДО или все же добиваться верховенства права, независимости его и подавать ходатайство об УДО с привлечением внимания общества? Надо быть оптимистом или сложить пессимистично руки и ждать «у моря погоды»? 

 

Так выглядит Федеральное казенное учреждение (ФКУ) ИК-7 города Сегежи.
Дорога вся в ямах, так что автомашины едут восьмерками, объезжая воронки, и лес кругом, где всё покрыто мхом


Адвокат М.И.Трепашкин и член общественной наблюдательной комиссии В.Г.Маковей
возле режимной зоны колонии №7 гор. Сегежа 1 августа 2011 года


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


05.08.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.016061067581177