Вестник гражданского общества

Вымирание населения ведет Россию к скорой гибели

Выдержки из интервью с Николасом Эберстадом и комментарии к нему

          Николас Эберстад (Nicholas Eberstadt), научный сотрудник Института Американского Предпринимательства, специализируется на проблемах демографии, бедности, здравоохранения и пр. Интервью у него взял главный редактор Международного Информационного Агентства Washington ProFile Александр Григорьев. (Выпуск № 77 от 12.07.08, http://www.washprofile.org/ru/node/6890).

          В виду угрозы почти неизбежной катастрофы из-за продолжающегося бурного вымирания населения России и того прискорбного факта, что российские политики и публицисты, в том числе, оппозиционные, уделяют этой угрозе очень мало внимания и не обрисовывает ее масштаб, я решил представить вниманию читателей выдержки из посвященного этой проблеме интервью Николаса Эберстада и прокомментировать их.

         Итак, Эберстад утверждает: «Россия - фактически единственное индустриально развитое общество, которое столкнулось с этим явлением (вымиранием населения. Прим. В.Б.) в мирное время. Ситуация является чрезвычайно серьезной, особенно учитывая то, что в большинстве государств Европы и в индустриально развитых странах в целом, продолжительность жизни постепенно увеличивается, а показатели смертности постепенно снижаются.
          В России возникла парадоксальная ситуация: с одной стороны, за прошлое десятилетие доходы на душу населения значительно возросли, но, в то же время, здоровье россиян заметно ухудшилось. Принято считать, что благосостояние помогает улучшить здоровье. Говоря откровенно, до сих пор мы не сталкивались с подобным явлением -- когда современное общество богатеет, но становится более "больным". <…> Ситуация в России может восприниматься как трагическое исключение из общих правил функционирования современной экономики и общественной жизни. <…>
          Резкое повышение уровня смертности наблюдалось во время экономической "шокотерапии" начала 1990-х годов, а чуть позже - во время финансового кризиса 1998 года. После этого ситуация с уровнем смертности в России, несмотря на экономический бум, изменилась ненамного».

          «Резкое повышение смертности», - утверждает Эберстад, но не приводит цифр, характеризующих это резкое повышение. В «Новой газете» за 28 марта 2005 года было опубликовано интервью с социологом, академиком Татьяной Заславской. Она сообщила, что за первые три года проведения «шоковых» реформ по внедрению капитализма в России население страны уменьшилось на 12 (двенадцать!) миллионов. Большую часть «вымерших» составляли мужчины. Если бы эту цифру назвал кто-нибудь другой, да не в «Новой газете», я бы сразу ее отмел. Но НЕ верить Заславской, человеку безупречной честности и высокого профессионализма, невозможно. И все же я долго не мог понять эту ужасную цифру, пока однажды не вспомнил, что было со мной, когда меня (в 1985 г.) уволили со «Свободы» за протест против антисемитских передач, направленный мною в Сенат США. (Подробно я описываю ту историю в книге «Путешествие в будущее и обратно».) Я подал в суд, сенаторы и конгрессмены, курировавшие «Свободу», защищали меня, западная пресса выступала в мою защиту. Непосредственные руководители «Свободы», ответственные за антисемитские передачи, были уволены. Т.е. я надеялся, что буду в конце концов восстановлен. Было мне тогда 57 лет, я был здоров, занимался спортом. Но что начало твориться с моим организмом! Там заболело, тут – и серьезно. И психика впервые дала сбой. Думаю, не выиграй я тогда суда, мог бы и помереть от какой-нибудь каверзной болезни. Но после того как я был восстановлен на работе, от моих недугов не осталось и следа.
          И вспомнив все это, я понял, каково было людям в России, терявшим работу из-за разрушения промышленности (обрабатывающей) и связанных с ней отраслей (прикладная наука, техническое образование, здравоохранение). А количество таких людей составляло не менее двух третей работающего населения. Особенно, конечно, тяжело было немолодым людям. Теряя работу по специальности, они теряли и смысл в жизни, делались никому не нужными, да еще и оказывались в нищете. В это время же ведь исчезали и сбережения из-за гиперинфляции! Поняв их состояние, я не только разумом, но, что называется, душой и телом поверил в реальность апокалипсической цифры Заславской.
          К сожалению, я ничего не знал до сих пор о скачке вымирания после дефолта 1998 года. И мне непонятно, почему Эберстад не приводит цифр – и о вымирании в начале 90-х и в 98-м году? Ведь чувствуется, что он их знает. Щепетильность ученого? Он не знает, кому можно верить в России? Действительно, недавно появилась книга Б. Немцова и В. Милова о негативных итогах правления Путина. Так там приводятся две замечательных цифры. За 90-е годы население уменьшилось якобы всего лишь на 2 миллиона (это когда Немцов был во власти), а в 2000-е (путинские) – на 3,5 миллиона. Однако буквально за пару недель до выхода их книги сам Путин (!) назвал цифру в 11 миллионов «вымерших», начиная с 1994 года, т.е. после «шоковых реформ». Таким образом, мы видим, что оппозиционеры в России врут круче, чем Путин! Кому после этого верить исследователям за рубежом?

          Но вернемся к интервью Эберстада. Он продолжает и далее высказывать удивление парадоксальностью ситуации в России. «Несколько лет назад, - рассказывает Эберстад, - Всемирная Организация Здравоохранения начала анализировать ситуацию с сердечно-сосудистыми заболеваниями в Европе. Изучение России показало, что там намного чаще, чем в Западной Европе, присутствуют факторы риска - гипертония, курение, повышенный уровень холестерина. Эти результаты не удивительны. Удивительно то, что уровень смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в России оказался в два раза выше, чем можно было бы предположить на основе изучения факторов. Таким образом, есть своего рода дополнительный фактор Х, который мы пока не знаем, как объяснить».

          «Фактор Х» - это замечательно! Мой друг Алаудин Чилаев, чеченский правозащитник, вынужденный три года тому назад эмигрировать в Англию, выступая в Лондоне на конференции дипломатов и политологов по вопросам англо-русских отношений, сказал, что самым сильным оружием российских властей являются не ядерные бомбы и не прочее оружие массового уничтожения и даже не газ с нефтью. Самое сильное их оружием - ложь, которой они непрестанно кормят западных руководителей, дипломатов, ученых, общественность. Как говорится, лучше не скажешь!
          При Путине ложь вновь, как и в эпоху сталинизма, была принята на вооружение - и в российской дипломатии, и в статистике, и во всех других аспектах человеческих отношений. Ложь, как средство достижения любых целей, стала широко применяться во всем российском обществе. Вот она то и является важной составляющей того «фактора Х», который западные исследователи «пока не знают, как объяснить».
          Соответственно, насквозь лживыми были и утверждения российской статистики и СМИ о росте доходов на душу населения и об экономическом буме. На самом же деле был бум роста доходов на душу чиновников и олигархов и бум роста цен на энергоносители, добыча которых в России, между прочим, не резко, но постоянно снижается. Таким образом, никаким «трагическим исключением из общих правил» Россия не является.
          Но не все исследователи на Западе так же наивны, как Николас Эберстад. Любопытно, что он сам приводит в интервью мнение американского экономиста Клиффорда Гэдди, который называет экономику России «виртуальной экономикой». И поясняет: «Экономические успехи сконцентрированы в нескольких секторах, прежде всего, занимающихся экспортом природных ресурсов. И эти сферы экономики оказывают небольшое воздействие на жизненный уровень большинства населения страны, - считает Клиффорд Гэдди».
          И справедливо считает: добыча природных ресурсов, особенно нефти и газа, предоставляет очень мало рабочих мест. Большая часть населения остается без качественной и прилично оплачиваемой работы, а то и вообще безо всякой работы. Но Эберстад почему-то не принимает во внимание этого объяснения.
            Хочу остановиться и еще на одном заявлении Эберстада: «Россия -- фактически единственное индустриально развитое общество, которое столкнулось с этим явлением (вымиранием населения) в мирное время».
          Дело тут в том, что впервые в истории в индустриально очень сильно развитом государстве была совершена попытка внедрения капиталистического строя. Раньше капитализм развивался в сельскохозяйственных странах, постепенно создавал промышленность и перетягивал сельское население в города, где оно относительно быстро адаптировалось, превращаясь в промышленных рабочих, «пролетариев». В России же с внедрением капитализма – промышленность, более всего обрабатывающая, начала останавливаться и разрушаться. Она была большей частью неконкурентоспособна, да и нувориши-капиталисты из партийно-комсомольских кругов не умели и не хотели с обрабатывающей промышленностью возиться - кинулись на «прихватизацию» добывающей промышленности, где конкурентоспособность и прибыли были обеспечены. В результате более 60% городских жителей, труд которых прямо или косвенно был связан с обрабатывающей индустрией, оказались без квалифицированной работы, а часто и вообще без работы, но двинуться обратно – в деревню, за редким исключением, не могли. Такое движение, тем более в российских условиях, противоестественно. И этому населению осталось двигаться только в одном направлении – на кладбище!
          В индустриально развитом государстве, в котором 80% населения проживало в городах, капитализм вообще нельзя было внедрять. Тем более оставляя у власти партийно-хозяйственную номенклатуру и давая ей возможность захватывать госсобственность. К рынку можно было двигаться лишь через постепенную приватизацию экономики в пользу трудовых коллективов. Т.е. путем конвергенции или, точнее, синтеза определенных принципов капитализма и марксистского социализма. Тем паче, что на Западе подобное движение уже началось в последние 40-50 лет, и был уже накоплен богатый опыт. Подробнее об этом я пишу во многих своих статьях и книгах, важнейшие из которых размещены на моем сайте www.belotserkovsky.ru
          Но вновь вернемся к интервью с Эберстадом. Интервьюер, Александр Григорьев, спрашивает его: «Часто причиной высокой смертности в России называют плохое состояние системы здравоохранения. Ваш комментарий?»
          Эберстад отвечает: «Еще одна поразительная вещь в России: размеры финансирования системы здравоохранения. Насколько я помню, государственные и частные расходы в эту сферу ныне составляют более 6% ВВП. По этому показателю Россия практически не отличается от Японии - а Япония имеет самое здоровое и самое долгоживущее население в мире. Если российская система здравоохранения находится в кризисе, то проблема заключается не в недостаточных расходах, а в слишком незначительных результатах».
          Но и тут дело опять в пресловутом «факторе Х»! Мало того, что официальная статистика завышает расходы на здравоохранение, так еще и значительная их часть разворовывается чиновниками. Беспримерное расхищение – еще одна составляющая «фактора Х»!

          «Россия приняла план, - говорит интервьюер, - который рассчитан на разрешение демографического кризиса к 2025 году. Он включает увеличение ассигнований на здравоохранение, поддержку матерей и молодых семей, образовательные кампании и пр. Насколько реалистичен этот план?»
          «Я не считаю, - отвечает Эберстад, - что этот проект может привести к блестящим результатам. <…> Будет чрезвычайно тяжело снизить коэффициент смертности и поддержать повышение уровня рождаемости. <…> Чтобы достичь уровня, достаточного для восстановления естественной убыли населения в течение следующего десятилетия, необходимо повысить рождаемость на 50%. Это станет возможным только в случае серьезных изменений в настроениях общества. Ныне я не наблюдаю подобных подвижек (в России)оссииРРо. Если государство желает вести настоящую политику поощрения рождаемости, то правительство должно быть готово потратить колоссальные средства -- больше, чем тратится на выплаты пенсий, финансирование системы здравоохранения и другие социальные программы. Учитывая и убытки, которые будет терпеть экономика из-за того, что молодые женщины на время станут исчезать с рынка труда, такая программа обойдется чрезвычайно дорого. <…> А без того очень сложно уговорить людей рожать во имя патриотизма или во исполнение гражданского долга».
          Но господин Эберстад не учитывает здесь главную причину вымирания населения России: разрушение обрабатывающей промышленности, прикладной науки, технического образования, здравоохранения в результате все того же внедрения в стране капиталистического строя. И для прекращения вымирания необходимо, очевидно, воссоздание промышленности и всего с нею связанного, а для этого необходима перестройка капиталистического строя в социалистический, нового, разумеется, рыночного типа, синтезного. Для чего в свою очередь необходимо воссоздание демократии, причем тоже нового типа, когда депутаты в законодательно-представительные органы власти всех уровней будут выдвигаться от трудовых коллективов и трудовых объединений, включая объединения частных предпринимателей. Частный бизнес, особенно малый и средний, будет, разумеется, продолжать существовать наряду с заведениями с собственностью работников, как говорят сейчас на Западе, в конкуренции с ними.
          Не учитывает, видимо, Эберстад и вторичного негативного эффекта от обвального вымирания населения в начале 90-х годов и в конце (в 1998 г.). Сейчас поредевшее поколение тех лет вступает в «репродуктивный» возраст, и это приведет к дальнейшему уменьшению рождаемости и ускорению вымирания страны.
          Между прочим, оппозиционеры часто говорят о том, что нельзя путинскую эпоху сравнивать со сталинской: сейчас, мол, все-таки не проводятся массовые репрессии. Но за 17 лет (с 1991 г.) население России сократилось со 148 до 120 милн., т.е. на 28 миллионов! (См. доклад завкафедрой демографии МГУ Анатолия Антонова. (РИА «Новости» 11.07.07) По его прогнозу к середине века население может уменьшиться до 40 милн.) Разве эта цифра не близка к цифрам сталинских репрессий? И большая ли разница для людей, где и от чего подыхать? В лагерях от непосильного труда, плохого питания и отсутствия должного медицинского обслуживания или в родном городе от нищеты, отчаяния, водки, плюс отсутствия качественной медицинской помощи? Только люди, органически неспособные становиться на чужое место, не видят упомянутого сходства.

          Приведу в заключение еще один вопрос интервьюера: «Существуют ли исторические примеры, когда какая-либо страна могла оправиться после столь значительного ухудшения в демографической ситуации?»
          Эберстад отвечает: «Обычно проблемы, которые ныне переживает Россия, проявлялись во времена войн, голода или страшных эпидемий. В большинстве случаев эти периоды были относительно кратковременными, они занимали несколько лет, после чего демографическая ситуация выправлялась. В случае с Россией эти процессы продолжаются уже очень долго.
          Единственная аналогия, которая приходит в голову - это страны Африки, расположенные к югу от Сахары, пораженные эпидемией СПИДа. Россияне это сравнение страшно не любят. Когда я об этом говорю в России, то мне часто напоминают, что Россия - не Африка. Безусловно, Россия - не Африка, но существуют некоторые грустные совпадения. Есть лишь два региона планеты: Россия (плюс, в меньшей степени, другие страны бывшего СССР) и страны Африки, где наблюдается долговременное снижение уровня продолжительности жизни населения.<...>
          Я назвал много российских парадоксов. Добавлю еще один. –
Подытоживает Эберстад. - В России действуют экологические партии, которые борются за спасение лесов, но никто не борется за спасение самих россиян.<…> То есть, для начала нужно, чтобы российское общество заинтересовалось этой проблемой. <…> В любом случае, следует признать эту проблему приоритетной для России».

          Поразительно, но меньше всего обращает внимание на вымирание населения, кратчайшим путем ведущего страну к гибели, оппозиционная публика. Если не считать фарсового упоминания о вымирании в книге Немцова-Милова, то я не знаю ни одного случая, когда бы оппозиционеры обстоятельно говорили о вымирании и приводили данные. Еще один парадокс России?
          Понятно, что оппозиционеры, заявляющие себя либералами, или, если без эвфемизмов, сторонники капитализма, в 91-м яростно поддерживали «шоковое» внедрение этого строя, и теперь им не под силу признать, что они оказались неправы, примитивно мыслили. Да и если признать угрозу гибельного вымирания страны, значит, придется признать и преступлением внедрение капитализма в России!
          Но есть же немалое число оппозиционеров левого толка, и есть, наконец, широкая образованная общественность, эти-то почему не поднимают тревоги?
          За коматозной пассивностью общественности, народа не угадывается ли какая-то черная дыра, моральная и ментальная дегенерация, в конечном счете потеря народом воли к жизни? И такое состояние можно понять, слишком много ужасного было в истории России в ХХ веке: жестокие репрессии - десятки миллионов жертв и духовно искалеченных людей, не менее жестокие войны – вновь десятки миллионов жертв, плюс долгое отупляющее действие тоталитарного режима. И сейчас опять массовые, многомиллионные жертвы экономических репрессий и зомбирующее действие телеящиков! Гитлеризм длился 12 лет, а сталинизм с путинизмом почти уже целый век длятся с коротким перерывом на горбачевскую «перестройку».
          И нет сейчас в стране человека с авторитетом духовного лидера, каким был Сахаров, а до того Толстой, Чехов, Короленко, который мог бы поднять тревогу и быть услышанным. Не складываются уже такие люди на Руси – тоже тревожный сигнал духовной дегенерации общества и потери воли к жизни.


ВАДИМ БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ


29.07.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.032392024993896