Вестник гражданского общества

Культ личности и современность

          В этом году исполнилось 55 лет с того памятного дня 25 февраля 1956 года, когда Никита Сергеевич Хрущёв озвучил на ХХ съезде коммунистической партии Советского Союза доклад «О культе личности Сталина И.В. и его последствиях». C полным текстом этого доклада можно познакомиться, например, на сайте «Холодная война - великое противостояние сверхдержав».
          Развенчивать Сталина взялся человек, который был выдвинут и воспитан Сталиным, который многие годы был верным соратником и активным исполнителем воли Сталина, который в силу высокого положения в партии и государстве не мог быть непричастным к деяниям Сталина, и в том числе, к массовым репрессиям. Почему же он решился на эту беспрецедентную разоблачительную акцию? Что двигало им? Сердечный порыв правдолюбца, далеко идущий расчёт, стремление перекрыть путь к власти верным последователям Сталина или ещё какие-то неизвестные нам объективные обстоятельства? Многое и до сих пор остаётся загадкой и, вероятно, останется навсегда. Ясно одно: бывший верный и преданный помощник Сталина, развенчав его, сам в отставку не ушёл, как поступил бы на его месте истинно совестливый и честный человек. Он многие годы оставался первым лицом в партии и государстве. И как показал дальнейший ход событий, вскоре культ Сталина сменился культом Хрущёва.
          Отношение к личности Н.С. Хрущёва было, есть и, вероятно, останется неоднозначным. Одни считают, что Хрущёв - волюнтарист и самодур, который привёл страну к экономическому застою и поставил её своими неразумными действиями на грань ядерной войны с США (Карибский кризис 1962 года). Другие полагают, что Н.С. Хрущёв, выступив на ХХ съезде КПСС с докладом «О культе личности и его последствиях», совершил неимоверный подвиг, нашёл в себе силы сказать правду советскому народу обо всех ужасах сталинизма и начать политику десталинизации. Ясно одно - личность этого политического деятеля крайне противоречива. С одной стороны, выдающиеся достижения страны в освоении космического пространства, а с другой - бездумное насаждение кукурузы по всей стране. С одной стороны, идеологические послабления в сфере культуры (например, выход рассказа А.И.Солженицына «Один день Ивана Денисовича» и повести Ильи Эренбурга «Оттепель»), а с другой - сохранение тоталитарного режима и подавление инакомыслия, произвол в отношении Пастернака (1955 год), интервенция в Венгрию (1956 год), расстрел демонстрации рабочих в Новочеркасске (1962 год). Памятны и эпизоды политического прожектёрства типа «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме».
          Тоталитарный режим при ослаблении жёсткой требовательности и государственной дисциплины закономерно трансформировался в экономический застой времён Леонида Ильича Брежнева. Подрывалась основа любого социально-экономического развития - эффективная мотивация труда. Прежнее внеэкономическое и экономическое принуждение к труду ослабевало, а экономический и творческий интерес в адекватной мере ещё не заработали. Людей постепенно охватывало безразличие, которое в народе получило нелитературное, но, по сути, точное определение: «пофигизм». Постепенно обострялось основное противоречие советского социализма. Оно заключалось в объективной невозможности (в условиях противоборства с экономически эффективной системой современного капитализма) удовлетворять возрастающие потребности людей при сохранении преимущественно принудительной мотивации их труда, при дефиците материального и творческого интереса к труду, при несовершенном планировании развития народного хозяйства, при явно недостаточном использовании достижений науки и техники. Многие советские люди испытывали чувство глубокого разочарования и недоверия в отношении тоталитарно-бюрократической системы. Слишком велик был разрыв между лозунгами и реальной жизнью. Рабочие были недовольны низкими заработками и тяжёлыми условиями труда. У колхозников к этому добавлялась необустроенность сельского быта. Интеллигенция постоянно ощущала тотальный контроль со стороны высокомерных и невежественных партийных чиновников. Руководители предприятий были задёрганы бесконечными директивами, циркулярами, запросами и заведомо невыполнимыми планами. Это недовольство в прежнее время было загнано вглубь массовыми репрессиями, но, когда они ослабли, стало прорываться наружу.
          Закономерным итогом этого социально-экономического застоя стала перестройка Горбачёва. Импульсом к начавшимся серьёзным переменам в жизни советского общества явился, несомненно, фундаментальный факт глобального масштаба. В разгар «холодной войны» история цивилизации достигла поворотного пункта. Общество, наконец, осознало, что война между СССР и США, двумя ядерными сверхдержавами, представляющими две различные и соперничающие социально-экономические системы, наверняка приведёт к гибели цивилизации и, тем самым, обеих этих систем. С этого момента прежнее мирное сосуществование (с риском начала войны в любой момент) стало переходить в стадию сближения и большей открытости. Это, в свою очередь, подтолкнуло советское общество к осознанию собственных проблем и к их сравнению с проблемами и образом жизни стран Запада. Окончание «холодной войны», политическая свобода, расширение взаимовыгодного международного сотрудничества - всё это несомненные достижения перестройки. Если необходимость перемен осознавалась обществом, то в отношении способов их практического осуществления такой ясности не было. Не было никакой чёткой программы. Отсюда - многие последующие ошибки и просчёты в политике. Но привычный культ личности генерального секретаря партии продолжал делать своё дело. Горбачёву верили.
          Роковой ошибкой Горбачёва явилось злоупотребление популистским лозунгом «экономической демократии». Всё началось с форсированного внедрения кооперативов и перевода предприятий на «самофинансирование». Решение с самого начала неоправданное и ошибочное. В условиях крайне монополизированной советской экономики, которая строилась по единому плану, большинство промышленных предприятий были изначально обременены жёсткими хозяйственными связями. Они объективно не могли перейти на самофинансирование без разрушения всей экономической цепочки. Далее последовало введение договорных цен в условиях предельно монополизированной экономики, которое в дальнейшем закончилось полной либерализацией цен. Деструктивную роль сыграла и развёрнутая кампания против директивных методов управления на современном сложном производстве. В это же время была инициирована дискредитация основ плановой системы управления народным хозяйством. Известно, чем она закончилась, - полным отказом от планирования и разгромом соответствующих государственных структур. Можно упомянуть ещё немало другого, к чему призывал Горбачёв в своей книге о перестройке и новом мышлении. Люди помнят, как с телевизионных экранов полились призывы проявлять больше инициативы, не сковывать свои действия «устаревшими советскими инструкциями» и так далее в том же духе. Людям внушали, что надо быть смелее, что лучше ошибиться, чем сковывать себя прежними «советскими запретами». В дальнейшем к этому прибавились презрительные высказывания в адрес упрямых «совков» и настойчивые призывы «по каплям выдавливать из себя раба». В современном цивилизованном государстве со сложной наукоёмкой экономикой и многосторонними хозяйственными связями подъём на щит этой неуместной «демократии» был абсолютно недопустимым. Прямым следствием несоблюдения технологических регламентов и грубых нарушений технологической дисциплины стала катастрофа в Чернобыле. За ней последовали сбои в работе и других крупных предприятий, техногенные аварии и катастрофы. Все эти деструктивные действия трансформировались в «радикальную экономическую реформу». Всё это, в конечном итоге, логически вылилось в одиозную приватизацию, положившую начало бандитскому капитализму начала 90-х.
          Это мероприятие, опять-таки в лучших традициях культа личности, провели в жизнь Ельцин, Гайдар, Чубайс, Черномырдин и прочие горе-реформаторы. Были ли альтернативы? Конечно! И совсем не военный коммунизм, как утверждают некоторые либеральные любители навести тень на плетень. Главная альтернатива очевидна: надо было не разрушать плановую систему, а целенаправленно совершенствовать её. Да, это было трудно. Не всё можно было заранее рассчитать. Следовательно, не надо было пороть горячку. На это требовались время, терпение, политическая воля и компетентность руководства. Многие учёные и политики на Западе и не предполагали, что советские лидеры в пылу реформаторства разрушат даже то, что следовало бы сохранить и усовершенствовать. Так, выдающийся русский и американский экономист, лауреат Нобелевской премии В.В.Леонтьев прогнозировал: «Советы собираются перенять только западную экономическую науку, а не западные экономические институты. Есть все основания полагать, что это вполне осуществимо» (Василий Леонтьев. Экономические эссе. Теории, исследования, факты и политика. Пер. с англ. - М.: Политиздат, 1990, с.221). Он и не предполагал, что реформаторы пойдут на уничтожение государственного социально-экономического планирования. Напротив, Леонтьев был уверен, что «в будущем введение научных методов планирования повысит общую производительность советской экономики». Он был убеждён, что «преимущества, которые русские извлекут из усовершенствования процесса принятия решений, на практике будут особенно значительными» (там же, с. 228). Не предвидел нобелевский лауреат революционно-разрушительного размаха российских «реформаторов»! Экономика нашей страны в одночасье оказалась и без плана, и без рынка, и вообще без всякого управления! И результаты не заставили себя долго ждать.
          Иным путём пошёл Китай. И мы видим, что эта страна динамично и успешно развивается, хотя там сохранилась «руководящая и направляющая роль коммунистической партии». Там не разрушено централизованное планирование. Там авторитарные методы руководства народным хозяйством. Там планомерно и постепенно вводят рыночные элементы при централизованном руководстве, не допуская обвала народного хозяйства. Что мешало Горбачёву пойти таким путём? Только одно - необузданные политические амбиции, неоправданная спешка, неуёмное желание во что бы то ни стало сделать всё как можно быстрее. И в результате страна получила Ельцина, который и ликвидировал СССР, и провёл в жизнь разрушительную «радикальную экономическую реформу». Некоторые говорят: Горбачёв не виноват, виноват Ельцин, которого россияне сами выбрали на свою голову. Но позвольте, разве не Горбачёв выпестовал Ельцина? Почему Горбачёв вовремя не убрал Ельцина из советского руководства, почему шёл у него на поводу? Горбачёв проявил недопустимые для руководителя великой страны безволие, близорукость, безответственность. Подумать только: развалили великую страну, которую мощнейшая военная машина Гитлера не смогла сокрушить, которую советский народ отстоял ценой огромных жертв! Задумываемся ли мы над этим, когда ежегодно празднуем очередную годовщину победы советского народа в Великой Отечественной войне? Не лукавят ли перед своей совестью те, кто, отмечая этот великий праздник, упорно продолжают твердить, что развал Советского Союза был закономерным?
          Давно пора понять и открыто признать, что предпринятая в начале 90-х годов «радикальная экономическая реформа» была ошибкой. Она принесла огромные богатства новоявленным нуворишам и множество бедствий простым людям. Затянувшееся на эти двадцать пять лет заблуждение о прогрессивности ультралиберального экономического эксперимента и до сих пор является источником неблагополучия для граждан и тормозом дальнейшего социально-экономического развития. Пора покончить с экономическим либерализмом в ключевых отраслях нашей огромной, многонациональной и ядерной страны. Этот либерализм не отвечает реалиям современной экономики и не имеет ничего общего с цивилизованным пониманием экономической свободы. Он стал источником хаоса и анархии, рассадником экономической преступности. Он способен привести страну к национальной катастрофе, отбросить её на задворки цивилизации. Рыночная стихия уже давно не правит бал в цивилизованной рыночной экономике. Ещё во времена Великой депрессии 30-х годов прошлого столетия США многое переняли у советского планирования, и это помогло им справиться с кризисом. С тех пор и особенно после Второй мировой войны все страны Запада в той или иной мере используют планирование своих экономик, хотя предпочитают это не афишировать. В своё время демократия и рыночная экономика не помешали США запланировать и успешно реализовать важнейшие национальные программы по борьбе с бедностью, по преодолению отставания от СССР в освоении космоса, по выводу Америки в мировые лидеры научно-технического прогресса. Теперь России предстоит сделать то же самое.
          Надо срочно восстанавливать и развивать отечественное производство, науку, технику, культуру, образование, здравоохранение. Всему этому был нанесён сокрушительный удар бездумными реформациями 90-х годов. Ломать - не строить! Разрушить можно в одночасье, а для созидания требуются годы и десятилетия. Требуется целенаправленная государственная политика, требуется продуманный чёткий план при неослабном контроле за конечными результатами. Для этого стране нужна дееспособная власть на длительный промежуток времени, выходящий за рамки одной-двух избирательных кампаний. Чтобы иметь такую власть, нужна политическая культура у наших избирателей, уменье отличать способность к ответственной государственной деятельности от сусального золота популизма. Надо избавить наши выборы от административного давления на избирателей, от добычи голосов с помощью подкупа и обмана. Нельзя допускать и превращения избирательной кампании в развлекательное шоу для легкомысленной, безответственной публики. К власти должны приходить честные, неподкупные и компетентные люди, для которых интересы страны и её народа важнее собственного кошелька. Важно разработать и реализовать безотказно действующий механизм общественного контроля за действиями власти. Нечестность и обман по отношению к своему народу должны приводить к замене власти. Бездействие власти, её неспособность обеспечить выполнение утверждённых планов также должны стать основанием для выражения недоверия.
          Нам сегодня не нужен культ личности. Но это совсем не значит, что стране не нужны сильные и авторитетные лидеры. «Нации, как и женщине, не прощается минута оплошности, когда первый встречный авантюрист может совершить над ней насилие», - справедливо заметил Карл Маркс в своей работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» (К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения, 2-е издание, том 8, стр. 124). Именно поэтому нации, как и женщине, необходима мудрая и сильная опора. Не зря говорят, что самая лучшая форма правления - монархия, если монарх умён, добр, справедлив и бессмертен! Но это невозможно. Поэтому лучше всё-таки демократия, хотя у неё много недостатков. Главный недостаток демократии в том, что она, предоставляя людям свободу, выпускает на волю как достоинства людей, так и их недостатки. Но недостатки людей - это продолжение их достоинств. Очень трудно вырвать одни, сохранив другие. В этом и состоит главная проблема демократии: суметь дать простор достоинствам людей и преградить путь недостаткам. Если нашей демократии когда-нибудь удастся решить эту проблему, это станет величайшим достижением цивилизации. Но это невозможно без веры в справедливость. Нам нужна вера, побуждающая к созидательной деятельности, а не к пассивному созерцанию. Вера в силу человеческого разума, в его способность познать мир во всей его сложности. Вера в способность использовать эти знания на пользу, а не во вред людям. Вера в действенность человеческой доброты, порядочности и уважительности. Вера в способность россиян устроить жизнь в своей стране истинно по-человечески. Такую жизнь, при которой граждане были бы людьми, а не волками. Чтобы люди проявляли свою энергию в созидательной деятельности, а не в стремлении оттолкнуть, обмануть или унизить ближнего ради лишнего куска от общественного пирога.


ВЛАДИСЛАВ ФЕЛЬДБЛЮМ


27.07.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.026047229766846