Вестник гражданского общества

С чего начинается родина?

Из дневников Петра Ткалича

Рефтинская ГРЭС

          «С чего начинается родина?» Не знаю, не помню. Помню только моменты, когда я её начал ненавидеть. А к самой песне появилось отвращение после того, как её исполнил Путин. Ну, он-то родину точно любит. Теперь, после отъезда из Киргизии, моя родина – уральский посёлок. И в этой капле, с двадцатитысячным населением, я вижу всю свою необъятную страну. В этой капле, в посёлке Рефтинском, всё как у людей: непобедимая «Единая Россия», непобедимые совки, непроходимая тупость и непроезжие дороги.
          А некоторые вещи в посёлке познали даже раньше, чем другие соотечественники. Это сейчас заказные убийства стали обыденностью. Но тогда, в 2001 году, убийство редактора местной газеты стало сенсацией. Повод для убийства, по тем временам, тоже оказался неординарным. Почему-то именно за годы правления Путина педофилия прочно вошла в нашу жизнь. Но тогда она считалась экзотикой. Вот Эдик Маркевич и стал жертвой. Только не борьбы с педофилией, а одной лишь попытки предать гласности факт использования детского учреждения как дома терпимости.
          У Эдика, у хорошего журналиста, было чутьё на сенсации. Поэтому именно он заинтересовался: почему редкие по тем временам иномарки собираются возле определённого детского учреждения? Он сделал для себя интересные выводы, а чтобы не быть голословным, заснял номера машин на видеокамеру. За этим занятием его и застали охранники или телохранители vip-персон из иномарок. Они просмотрели отснятый материал и потом отпустили Эдика с миром и с кинокамерой. А вскоре его убили выстрелом в спину из обреза. Отснятый им материал бесследно исчез. С чего начинается родина? Может лучше бы спросить некоторых, чем закончится жизнь на этой родине? Родине педофилов.
          Но зато народ у нас хороший. Настоящие советские люди. Гвозди бы делать из этих людей! Могут молчать, как партизаны. Судите сами. Как-то возле города Асбеста обнаружили свалку ядохимикатов, запрещённых к применению в России. Химикаты были привезены аж с Прибалтики. Кто-то на этой сделке хорошо подзаработал. Более 100 тонн были свалены рядом с источником питьевого водоснабжения города. Куда девать столько отравы? Как всегда у нас лучший вариант: с глаз долой, из сердца вон. Решили сжечь всё в топках Рефтинской ГРЭС.
          Тут возмутилась общественность посёлка. Вернее, общественности до этого дела не было. Роман Топорков, преемник Эдика Маркевича, сумел довести дело до общепоселковой конференции: сжигать, или не сжигать. Разбуженный народ высказался однозначно: не сжигать! Губернатор Россель (приятный, безотказный человек) конкретно пообещал, что мнение рефтинцев будет учтено. Пообещали ядохимикаты вывезти. И вот только сейчас, спустя 10 лет, выяснилось, что эту отраву все-таки сожгли украдкой от всех на Рефтинской ГРЭС.
          Так я к тому, какой у нас народ, населяющий эту родину. Настоящие советские люди. Сто с лишним тонн отравы завезли на станцию (два вагона). Жгли две недели. И ведь никто ни из начальства, ни из охраны, ни из работяг за 10 лет, даже по пьяни, не проболтался. Ну, чем не партизаны! Вот героический народ! Запугали всех или купили – это неважно. Важно то, что за деньги или из-за страха мы готовы на всё. В прямом смысле: на всё. На подлость, по отношению к кому-то или даже на преступление против своих же людей.
          Но никто из представителей этой родины не проявил интереса к убийству Эдика Маркевича и к тому, что в посёлок приезжали (приезжают?) взрослые, по-видимому, высокопоставленные дяди, поиграть с мальчиками. Никто не возмутился тем, что, по сути, население посёлка обманули, якобы признав проведённую общепоселковую конференцию и её результат. Но украдкой ядохимикаты всё равно сожгли на ГРЭС потому, что это самый дешёвый выход из создавшегося положения. А то, что уровень заболеваемости раком у местных жителей после этого возрос в несколько раз – кому это интересно? Общественность посёлка проигнорировала этот факт.
         И кому интересно, что в посёлке, на территории спецПТУ, где собраны малолетние преступники, вырос двухэтажный коттедж, со всевозможными теремками и башенками. Прохожу зимой мимо, идёт снег, а малолетние пацаны таскают золоблоки. Не удержался, спрашиваю: «Почему у вас малолетки работают? Да ещё и в такой холод?» Мне отвечают, что они не работают, а проходят практику. И не такие уж они малолетки. А то, что холодно, так у них укороченный рабочий день – всего несколько часов. Всё по закону!
         Вот в этой капельке – в нашем посёлке - отражается вся наша родина, какая она есть. Весь наш народ. Такой, какой он есть на самом деле. Народ, в котором процветает равнодушие и тупость, зависть и ненависть, нищета и вечное раболепство.
          Проворовавшегося директора рефтинской птицефабрики, с которым много лет боролась моя жена Оля, все же уволили. Министерство сельского хозяйства ходатайствовало об увольнении директора по следующей формулировкой: «За заключение экономически невыгодных сделок». Так цивилизованно называется кража миллиарда рублей. Окончательная формулировка звучала так: «Уволен по решению собственника». А вот если на проходной задержат рабочего при выходе с курицей, то его уволят безо всякой жалости. За воровство.
          Но рабочие жалеют директора. Уверены, что без него лучше не станет. Тут я с ними согласен полностью. При этом правительстве, возглавляемом любимцем нации г-ном Путиным, ждать каких-то изменений в лучшую сторону не приходится. Потому, что лозунг нашего времени: не жизнь будет становиться лучше, а воровать будут больше. И чем больше украдено, тем меньше шансов быть посаженым. Кто ж посадит директора птицефабрики? Да он такое расскажет про бывшего министра сельского хозяйства и про бывшего губернатора! Миллиард же «осел» не в одних директорских руках. Директору, может, как собаке под столом, перепадали крохи.
         Что? Тогда посадить губернатора и его подельников? Так они такое расскажут про столицу нашей родины! Ведь миллиарды «осели» не только в их руках. Может благодаря этому, губернатор Россель благополучно переведён в ту же самую Москву. В Совет Федерации. Чтобы оказаться подальше от нас и быть недосягаемым. Вдруг, на местном уровне, кто-то начнёт глубоко копать? А тут, был губернатором, стал орденоносным сенатором – фиг его достанешь. И директора птицефабрики нужно воткнуть в какую-нибудь Думу местного разлива: он честно заработал спокойную старость.
          Лично меня совсем не радует, что хозяин избавляется от старых гондонов – это естественный процесс. Не даёт покоя мысль: когда мы избавимся от самого хозяина? Но народ безмолвствует. А что возьмёшь с нас, с народа? Нас в наглую обворовывают (уже не миллионами, миллиардами); безнаказанно насилуют наших детей; эксплуатируют их как рабов; травят нас ядохимикатами – мы безмолвствуем. Я совсем не о посёлке. Посёлок это капля, по которой можно судить о состоянии всего болота. Вопрос напрашивается: почему с нами подобное происходит?
          В Италии недавно был скандал: на дне моря были обнаружены бочки с радиоактивными отходами. Так зачем отходы топить в море? Везите к нам, на Рефтинскую ГРЭС. Здесь можно сжечь что угодно. И скандала никакого не будет. Здесь никто не проболтается. Уже проверено опытом и временем. Кстати, как раз сейчас итальянцы являются новыми хозяевами РефтГРЭС. Прежние отечественные собственники менялись как перчатки. Кому нужно предприятие с оборудованием прошлого века? Что с него выжмешь? Зато итальянцам предприятие понравилось. Продавать не собираются.
           Так вот, мне стыдно за них (не за нас, а за них): итальянская мафия всегда была у всех на слуху. А тут до такой простой вещи догадаться не могут. Раз у вас есть котельные с тремя высоченными трубами, так используйте их по полной программе. Там что угодно сгорит. Местное население? А что вы о нём беспокоитесь? Не вы же первые начали. Мы сами, первыми творчески подошли к проблеме уничтожения любых отходов. По-видимому, со стороны властей такое население другого отношения не заслуживает. Так что дорожку не вы протоптали. Как говорится: бизнес есть бизнес, ничего личного. Пусть в вас первый камень бросит тот, на ком нет греха.
          Да, жители посёлка глубоко неравнодушны к нашей семье. Сегодня мы получили письмо с указанным на конверте отправителем и обратным адресом. Отправили чуть ли не наши ближайшие соседи. В конверте страница местной газеты со статьёй «В Рефтинском построят новый храм». Шариковой ручкой обведён текст: «Владыка Викентий вручил Благословенные грамоты… главному доброхоту храма Николаю Топоркову – за усердные труды во славу святой православной церкви».
          Владыка Викентий – правящий архиерей Екатеринбургской епархии. Это он срочно сменил на посту своего предшественника, уличенного в педофилии. Николай Топорков – это бывший директор птицефабрики. Ситуация становится понятной после слов в статье: «Строительство храма – благое дело, за это Господь прощает многие грехи, - отметил в своём поздравительном слове Архиепископ». Тут же, на одной из фотографий обведено лицо человека, скромно стоящего за спинами других. Это сам Николай Топорков, усердный труженик во славу святой православной церкви.
          Вот кто лицо посёлка! Вот Почётный гражданин! Вот как жить надо! И храмы строит (это уже второй на его счёту будет). И заслуженным уважением пользуется. Вот с чего начинается родина! А мы? Мы враги народа, мятежники. На одном предприятии прославились, потом на другом отметились, вызвав всеобщее негодование. Вокруг такая лепота, такой покой! А мы, как ложка дёгтя, вызываем у всех отрыжку.
          Так я повторяю вопрос нашего главного чекиста: «С чего начинается родина?». И в глаза, в глаза мне смотреть! Что? Так и не поняли, с чего начинается? Ладно, успокойтесь. Расслабьтесь. У каждого она начинается по-своему. У кого-то она начинается с Кущёвки. А у нас началась с Рефтинского.


ПЕТР ТКАЛИЧ


01.07.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.032449007034302