Вестник гражданского общества

Там грабли!

«Олигарх» Михаил Прохоров решил возглавить партию «Правое дело»

Карикатура Сергея Елкина. РИА Новости

          Мы в эйфории. У нас появился вождь. Мы так долго сидели в окопе и ждали главнокомандующего и обоза с провиантом, и вот, наконец, оно свершилось! Мы полны надежд, мы уже делим места в Думе и министерские портфели, мы вытаскиваем из шкафов заброшенные проекты. Однако в шкафах у нас не только проекты. Там полно скелетов.
          Уже было. 1999 - 2003 годы. Нам тоже казалось, что без нас не обойдутся, что без «нас» система рухнет, что на нас все держится, и все разумные люди в элитах и не в элитах понимают, как мы нужны, необходимы для проведения непопулярных реформ, как в нас ох как нуждаются в качестве противовеса левым, как необходима вменяемая «конструктивная оппозиция» и ответственная политическая сила, которая, наконец, станет выражать интересы «креативного», «продвинутого», «среднего» класса. Знаем, чем кончилось в декабре 2003-го. А потом, в 2008-м, проиграв последнюю смертельную битву, наша партия тихо умирала на задворках в промзоне, прозванной «скотобазой».
          Казалось бы, у нас были перспективы, мы энергичны, мы разумны, мы отчаянны и при этом способны к компромиссам. Никто не видел самодурства вождей, откровенных подонков, бестолочей и воров, прикормленных в штабе и исполкоме, мало кто знает, как сдавали своих, как уходили лучшие, как игнорировались конструктивные предложения, как своими руками душили организацию, которая тогда казалась неубиваемой.
          Знаете, что нас убило? Мы жили двумя мифами - первый - «внутрипартийный миф о человеческой природе», второй - «миф об эффективном менеджере».
          Внутрипартийный миф о человеческой природе заключается в следующем: все люди делятся на а) идейных и бестолковых и б) безыдейных и толковых. Третьего не дано. Помните, когда создавался СПС и костяк организации составили а) как бы «идейные и бестолковые» ДВРовцы (среди которых, впрочем, были Гайдар и Чубайс), которых называли «бородатые демократы» и б) «безыдейные и толковые» новосильцы под руководством Кириенко, так сказать, молодые технократы.
          Старожилы говорят, что миф зародился еще раньше - когда создавался сам ДВР, куда вошли «идейные» из «Демроссии» и «деловые» из «Выбора России». Собственно, противопоставление идеологии и технологии являлось официальным партийным мифом и даже было озвучено Никитой Белых с трибуны на одном из партийных форумов. В «Правом деле» тоже появилась группа, называющая себя «универсальными политтехнологами» и противопоставляющая себя «чистым политикам». Только на том фланге не наблюдается ни одной успешной самостоятельной избирательной кампании. Выборы почему-то по большей части по-прежнему выигрывают «недобитые спсовцы».
         Миф второй - собственно «об эффективном менеджере». Мы уже неоднократно коллективно уверяемся, что перед выборами в партии появится некий волшебный менеджер, которые соберет в кучку остатки организации и проведет ее в Думу. Корни этого мифа тоже стоит искать в 1999 году, когда пришел Чубайс со своей командой и быстренько и технологично все разрулил. В 2003 пришел Кох, не разрулил. В 2007 - Баков, тоже не разрулил. Не работает. Партия не может существовать в формате предвыборного проекта точно так же как она не может существовать в формате общественной организации наподобие «Яблока».
          Пока мы не ввязались в новую войну с неизвестным результатом, пока в этой организации осталось хоть что-то живое, нам самое время остановиться, передохнуть и ответить для себя на несколько вопросов.
          Вопрос первый. Друзья, у нас нет стратегии. Прежде всего, понимания, к кому мы обращаемся. «Кто «наши» люди и кто является социальной базой «правых» вроде бы понятно - это пресловутый «средний класс». С ним, кстати, все не так просто. Есть такое слово «потреблядство» - да, это про них. «Договориться», «пристроиться», «решить вопрос» - это про них. Мы к ним обращаемся? К российскому бизнесу, который уже давно «договорился»? Или мы обращаемся к тем, кто в принципе недоволен мигалками, неэффективностью государства, очередями на техосмотр, тем, кто задает вопрос «А куда пошли мои налоги?». Те же, кто доволен, за нас не проголосуют - у них есть «Единая Россия».
          Еще есть вещи, на которые партия не может не отреагировать. В 2003-м мы договаривались-договаривались, но все-таки не могли себе позволить не отреагировать на арест Ходорковского, в 2007-м прогибались-прогибались, но не смогли не отреагировать на речь Путина в Лужниках. И такие вещи будут и на этом избирательном цикле. Может, их пока нет. Но они будут. Готов ли к этому наш новый лидер? Готовы ли мы к оппозиционной риторике?
          Второе. Любой менеджер знает, что такое корпоративная культура и как трудно это формируется. Подумать только - два раза провалились в Госдуму, проиграли все, что можно, пошли на сделку с врагами, потеряв бренд и контроль над партией, но почему-то мы остаемся здесь. Что нас держит? Какая сила? Ладно бы только в Москве, но в регионах - депутаты региональных парламентов, местного самоуправления, просто люди, которые публично говорят - да, я в этой партии. Ответ - мы - партия реформ, партия тех, кто в России выступает за рынок и демократию, мы - группа людей, которые меняют эту страну - вот что для нас принципиально важно. Потеряем ли мы идентичность? Если мы сами в себя перестанем верить, поверят ли нам?
          У нас, наконец, должен появиться ответ на главный вопрос - мы все-таки строим партию или предвыборный проект? Мы просто хотим в Госдуму или мы хотим, чтобы в России появилась полноценная политическая партия, которая займет достойное место и на региональном, и на муниципальном уровнях? Если последнее, то это огромная работа - кадровая, организационная, работа по фандрайзингу.
          Если проблему можно решить деньгами, это хорошая проблема. Вон у ЕР денег много, а рейтинг падает.
          Вопрос не просто в ликвидации монополии «Единой России», вопрос в построении полноценной партии по принципу «ресурсы в обмен на политическое представительство».
          Традиционная политическая партия в России строится «сверху вниз» по принципу «ресурсы в обмен на лояльность». Приходит лидер, приводит спонсоров или сам выступает спонсором, подбирает под себя команду, ставит задачу – допустим, пройти в Заксобрание. Дальше он получает желаемую позицию и распределяет полученные в результате занятия данной позиции ресурсы в пользу своих сторонников в благодарность за поддержку. От публичных политических органов - политсовета и региональной конференции - требуется «управляемость» для «оптимизации принятия решений». Лояльность здесь ставится выше эффективности. В этой схеме между федеральным центром и лидерами региональных отделений выстраиваются клиент-патронские отношения, подпитываемые дополнительно личными и бизнес-связями. Региональное отделение ожидает от центра ресурсов в обмен на лояльность, выражаемую в проведении публичных партийных акций и «правильном» голосовании на съезде.
         Это схема идеальна для «партии власти», но дает сбой в либеральной партии, которая не обладает самостоятельным политическим ресурсом и не дает возможностей доступа к ресурсам в ближайшей перспективе. Как показала практика, даже членство в «Правом деле», имеющем репутацию «прокремлевской» партии, не дает гарантий безопасности для бизнеса и гарантий от административного произвола на выборах.
          Другая схема, «ресурсы в обмен на политическое представительство» - вполне обычная схема для западных партий - в России известна лишь по учебникам политологии. (Впрочем, ветераны политбоев утверждают, что она действовала в 90-е годы, однако автор этих времен не застал). Здесь носителем ресурсов является не политик, а его сторонники и избиратели. Они разменивают ресурсы на политическое представительство: дают деньги на кампанию, агитируют, голосуют. Подразумевается, что конечным благополучателем от попадания политика на определенный пост является не сам политик, а его последователи и сторонники. Политик в этой схеме выступает в качестве наемного менеджера, который, обладая публичным даром и лоббистскими возможностями, обеспечивает представительство интересов во власти. В этой схеме есть место внутрипартийной конкуренции, на этой схеме основан цивилизованный лоббизм. Классическим примером применения такого принципа является кампания Барака Обамы.
          Главный вопрос структуры, работающей в системе «ресурсы в обмен на политическое представительство» - «за что они выступают?», чего они хотят, какова их программа действий. Лидер здесь – не носитель ресурсов, а продукт деятельности организации, это человек, который способен выигрывать честные всенародные выборы и представлять политическое интересы. Такая партия нуждается не в одном «вожде», а во множестве активных и амбициозных людей, причем она должна продуцировать их постоянно, к каждому избирательному циклу, потому что прежние лидеры становятся избранными должностными лицами.
          Партия «Правое дело» сможет стать полноценной партией только если будет работать по принципу «ресурсы в обмен на политическое представительство». Эта схема, естественно, приемлема и применима только для определенных групп населения, а именно – тех, кто осознает собственные политические интересы, носителей как минимум зачатков гражданской культуры.
          И еще - я понимаю, друзья, что нам не с Елисейским дворцом надо договариваться, но если порочная система контроля сохранится, если нас будут сталкивать лбами внутри партии, если нам будут навязывать кадровые решения, то это смерть. Нужна не просто партия, нужна независимая партия.
         Мы, может, и пройдем. А что дальше? В 2016-м? Что мы предложим в Думе, как мы будем позиционироваться, какие вокруг нас будут скандалы, сможем ли мы привлечь не просто бизнес федерального политсовета, а подготовить и провести в местные и региональные органы власти гигантское количество депутатов (вакантных мест больше 240 тысяч, если мы претендуем хотя бы на 15%, это 60 тысяч человек).
          Давайте сейчас представим, что у нас лето 2016 года (а оно наступит скорее, чем нам кажется), и давайте представим, что мы все-таки попали в Думу, но как пить дать проиграем повторную кампанию. В штабе паника и раздрай, усиливаются вновь зарегистрированные конкуренты, откалываются региональные отделения. Что мы сделали не так в 2011-м? На какие грабли наступили?
          А что мы можем исправить? Как нам избежать прежних ошибок?
          Да, сейчас эйфория, просто 1999-й год во всей красе. Но дальше осторожно! Там грабли!

________________________________________
Автор статьи – политтехнолог, член ДВР с 1999 года, СПС — с момента основания, в данное время пресс-секретарь политической партии «Правое дело».


НАТАЛЬЯ ШАВШУКОВА


23.05.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023637056350708