Вестник гражданского общества

Судебный астрал или Казус судьи Галановой

Случай из адвокатской практики

          Известная покровительница гонителей Химкинского леса судья Светлана Галанова дошла до того, что додумалась возбудить судебное производство по делу об уплате кругленькой суммы в отношении умершего человека. Речь идёт об административном производстве против жителя Химок С., скончавшегося одиннадцать лет назад (!).
          Сделала это она, по всей видимости, потому, что, наверное, была не в силах возразить заместителю начальника налоговой инспекции № 13 Хилютич. Инспекция требовала с покойного взыскания более 82 тысяч рублей - якобы образовавшегося долга перед государством за неуплату транспортного налога. Однако судье надо было бы вежливо, но твёрдо разъяснить налоговикам, что, прежде чем направлять в суд строгие бумаги, закон обязывает сначала проводить налоговые проверки, составлять акты в отношении провинившихся, получать их объяснения и т.д. А этого-то как раз в деле не было и в помине. В деле вообще ничего не было, кроме бумажки налоговой инспекции о взыскании налога, называемой уведомлением.
          Родственники умершего, совершенно случайно получив из суда определение Галановой С.Б. от 15 октября 2010 года о принятии ею к производству и подготовке дела к судебному разбирательству, были ошарашены и напуганы одновременно. А почти девяностолетняя старушка-мать от такого известия чуть было вообще не лишилась рассудка. Ведь в нормальные представления о мире такое не укладывается. Родственники сразу же обратились к адвокату, что, дескать, делать, как мёртвому защититься от неправедных нападок живых?
          Но, честно сказать, поначалу и адвокат оказался не готов к такой, прямо скажем, неожиданной в адвокатской практике ситуации. Ведь в нашем законе нигде нет ни одной нормы о том, как быть с обвинениями против мёртвых людей. И хотя в определении судьи Галановой, как и в иске налогового начальника, указывалась масса юридических норм на этот счет, у любого здравомыслящего человека возникает вполне правомерное сомнение в законности с точки зрения современных естественнонаучных представлений идентифицировать покойника с живым физическим лицом (а равно с гражданином, истцом, ответчиком, третьим лицом).
          Какое же это лицо, да еще физическое? Это самое настоящее астральное тело из потустороннего мира.
          Так вот, не утруждая себя выяснением причин неявки по вызову в суд, судья Галанова спокойно осудила мертвого – вынесла заочное решение Химкинского городского суда от 18.11.2010 г. по делу № 2-3792/2010. При этом судья Галанова, как говорится, не моргнув глазом, в своем решении указала, что таковое вынесено на основании исследованных доказательств, хотя никаких доказательств в суд не представлялось и они вообще не исследовались, а ответчик не вызывался в судебное заседание.
          Если в своей судебной деятельности лжёт председатель суда, то, спрашивается, а как же ведут себя рядовые судьи, её подчинённые? Не страшно ли жить всем нам с таким судом на белом свете? 
          Очевидно, за этим решением скрываются современные достижения пока не известной широкому кругу судебно-правовой науки и величайшие оккультные возможности в некоторых судебных кабинетах вызывать дух умерших и ограничиваться на процессе только его астральным присутствием.
          Однако даже в этом случае здравомыслящие люди всегда считали и считают по сей день, каким бы тяжёлым и мрачным для нашей судебной системы он ни был, что распространять на покойников обозначенные в иске и судебном определении земные законы и кары, в том числе и санкции досточтимого Налогового кодекса РФ, ни в коем случае недопустимо. На них теперь распространяются только благодеяния апостолов. А, значит, уже только по одному этому основанию покойник не мог фигурировать ни в каких юридически значимых документах живых, кроме справки и заключения о смерти, судебно-медицинских экспертизах да упоминаниях его в качестве потерпевшего.
          К чести правотворцев всех веков и народов, начиная от Хаммурапи и заканчивая нашей Государственной Думой, мёртвые ещё нигде и никогда не признавались сторонами судебных тяжб. Даже в самых оголтелых диктаторских государствах. Даже в период средневековых инквизиций. Даже у самых-самых диких африканских племён. Даже у папуасов времён Миклухо Маклая. Даже в диких южноамериканских джунглях. Ещё нигде и никогда не судили мёртвых. Только в российских налоговых органах и судах в XXI веке решили учредить практику привлечения покойников к судебной ответственности, подачи против них исков, взыскивания налогов, вынесения судебные определений, вызовов в суд.
          Более того, решили теоретически обосновать, что таковое не противоречит всему сущему на земле. Ибо когда адвокат обратился в инстанции и сообщил об этом казусе, ему «убедительно разъяснили», что, дескать, налоговая инспекция может не знать о смерти налогоплательщика, а потому суд над покойником вполне допустим, а значит, правомерен (!?) Такой ответ уже не сам по себе абсурд. Даже абсурд в квадрате. Что-то подобное чёрному юмору или фильму ужасов Хичкока.
          Однако, как бы ни доказывали свою правоту чиновники, из всего вышесказанного следует, что какие-либо рассуждения на тему, правильно или неправильно истцом – налоговой инспекцией - подан иск против покойника, вообще лишено какого-либо логического и правового смысла и здравой логики вещей. Как вообще может быть поставлен такой вопрос, если мёртвые неподсудны объективно? Не потому, что кто-то не знает, умер человек или нет, а потому что по природе вещей мёртвый не может быть подсудимым. Ведь ещё древнегреческий (афинский) правитель архонт Солон постановил: De mortuis aut bene, aut nihil (О мёртвых или хорошо, или ничего).
          А чтобы по чьему-либо недосмотру или злой субъективной воле мёртвый человек «не проскользнул» в ответчики, как и в подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, на этот счёт имеется богатейшая практика проведения всевозможных проверок, расследований, контроля. Надо только добросовестно относиться к своим обязанностям, за которые получаешь от государства «бабки» и привилегии. В нашем случае истцу надо было хоть немного разогнуть свою клешню, даже если в ней была бы зажата тысячедолларовая купюра, и, нажав на клавишу компьютера, выяснить: существует ли на белом свете вообще такой налогоплательщик, на которого подаётся судебный иск, и существует ли такая машина, на которую назначен транспортный налог. Да и провести бы налоговую проверку не мешало. Ведь делать это обязывает его Налоговый кодекс в случаях, если необходимо кого-то привлечь к налоговой ответственности.

          Несмотря на весь вышеописанный маразм, адвокат родителей покойного всё же нашёл способ, как он считал, дойти до ума и сердца государственных чиновников. Он оформил якобы переданное из «тонкого мира» «возражение покойника» на поданный против него иск и направил его в суд, а заодно в вышестоящие судебные органы и Министерство финансов России. Разумеется, из-за того, что покойник сам ничего не мог написать в свою защиту, адвокатом и был избран именно такой вот литературно-процессуальный приём гиперболизации явления. Кроме того, в связи с крайним маразмом ситуации материал был изложен в заслуживающем того саркастически издевательском тоне, направленном исключительно на эмоциональные центры восприятия теми, кто являлся авторами этого маразма.
          Адвокат ставил своей целью показать, в каком абсурдном мире мы живём, если даже в судебных учреждениях, предназначенных вообще-то для защиты от беззаконий и произвола, творятся подобные безобразия. Ведь нынешние чиновники уже простого человеческого языка не признают и не понимают, да и не желают его признавать и понимать. Они уже давно перестали жить нормальными нравственными законами общества, отгородившись от него и игнорируя всякие моральные и правовые запреты. А потому – такой нестандартный, аллегорический стиль обращения к ним и был избран.
          Свой оригинальный документ в суд адвокат озаглавил «возражением с того света». В качестве адреса ответчика указал номер могилы и место её нахождения на Хованском кладбище. Ну и все остальные атрибуты и вещи названы в этом «документе» в соответствии с «логикой покойного» и нормами ГПК РФ. Копия возражения была направлена не только в сам суд, но, как и положено, истцу, его вышестоящему начальнику, и в областной суд.
          Пока ответ поступил лишь из областного суда Московской области и Федеральной налоговой службы РФ.
          Заместитель председателя Облсуда В.В.Гавричков даже на такой вот нестандартный и абсурдный факт в судебной деятельности подчинённой ему судьи предпочел по старинке отделаться форменной бюрократической отпиской. Он сообщил в коллегию адвокатов, что возвращает без рассмотрения «заявление Спирина А.Л», поскольку в нём отсутствует подпись покойного (!). Вот если бы человек, который умер 11 лет назад, вернулся с того света и расписался в своём возражении, тогда, очевидно, Гавричков и рассмотрел бы его возражение на иск, а так… закон не позволяет. И он даже назвал такое установление, которое не позволяет ему реагировать на форменный маразм, творящийся в Химкинском суде. Это якобы ч.1 ст. 7 Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», хотя покойник-то давно уже не гражданин РФ, и на него этот закон совершенно не распространяется.
          Не лучшей реакция оказалась и в высшем налоговом органе, в котором никаких нарушений существующих правил в подчинённой организации не обнаружено. Хотя в возражении покойника серьёзно ставился вопрос об изменении существующего в нём порочного порядка уведомления граждан о состоявшихся решениях или об их вызовах. Там постарались или «не заметить» такого предложения, или просто проигнорировать его. Ну, а что касается возможности общения адвоката с мёртвыми – это не вызвало ни у кого никаких вопросов. Так, дескать, и должно быть, что живые, что мёртвые – для налоговой службы всё одно…
          Выходит, председатель Облсуда господин Гавричков признаёт теорию Грабового Г.П. о воскрешении душ или хотя бы об их временном посещении нашего мира, о реинкарнации покойников, об астральной связи адвокатов, благодаря чему всё-таки и становятся возможными такие вот необычные общения покойников с судами?
          Во всё это Гавричков поверил безоговорочно. Ведь никаких сомнений в своём ответе адвокату он не высказал. Он не назвал его идиотом, шизой и тому подобными научными определениями, которые ныне некоторые сограждане без достаточных оснований применяют к сторонникам Блаватской, Рерихов, Николая Фёдорова или, на худой конец, нашего современника Григория Грабового. Судья Гавричков подверг сомнению только отсутствие подписи покойного. А так, во всём остальном, выходит, всё нормально.
          Спрашивается, а почему же тогда в Московском городском суде, когда там судили Григория Грабового, в его возможность общения с усопшими и в астральную связь никто верил?
          Председателю Верховного Суда РФ Вячеславу Михайловичу Лебедеву есть над чем задуматься. Ведь, если нет единства судебной практики даже у него под носом, в двух региональных московских судах, то что же тогда делается там, в провинциях? Наверное, только одному Богу и известно.

          Не отрицая талантов судьи Галановой общаться с духами покойных, то есть с «тонким миром», всё же хочется обратить настоящий разговор к живым и к их «толстому» миру (миру толстых кошельков, толстой непробиваемой, как броня, кожи, толстых прокладок между гражданами и непрошибаемыми душами некоторых государственных служащих).
          Как же должны были поступить в данном конкретном случае эти служащие, какие законы на этот счет существуют, чтобы не допускались подобные маразматические ситуации вроде суда над мёртвым и его осуждения?
          Так вот, чтобы не допустить маразма, как уже было сказано выше, налоговой инспекции надо было всего лишь провести надлежащую проверку. Это её обязанность, предусмотренная законом, а не личное пожелание кого бы то ни было. Согласно НК РФ, подаче иска о налоговом правонарушении всегда предшествует налоговый контроль, который проводится в форме налоговых проверок. Как осуществляется такой контроль, изложено в гл. 14 НК РФ.
          Некоторые мои коллеги считали, что мёртвого судья Галанова ни за что не осудит. Я же, зная психологию нашего суда вдоль и поперёк, считал на сто процентов, что хорошо думать о нашем российском суде – это глубокое заблуждение. В чём, кстати, убедился и Президент РФ, который недавно публично высказался об этом с экрана телевизора. Полагаю, что спор не окончен, раз судят мёртвых и не считают это маразмом!

          P.S.: Перед родственниками «осуждённого» за такое вопиющее глумление так до сих пор никто не извинился.

          P.S.S.: Все вышеописанное не анекдот, это – сущая правда, которую автор до самого последнего слова, до самой последней запятой готов подтвердить документально. Не возражал бы на эту тему организовать пресс-конференцию, поскольку случай в судебной практике даже сами судьи называют вопиющим.


ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВ


14.02.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.032104015350342