Вестник гражданского общества

Посредник или спекулянт?

Ген. директор ИФК «Метрополь» Слипенчук М.В.

          Несмотря на заявления ответственных государственных лиц о необходимости исключить перекупщиков из цепочки движения товара, например, сельскохозяйственной продукции, лекарств, создаётся впечатление, что ничего оно, государство, с ними делать не хочет. Потому что от величины выгоды каждого посредника бюджет получает (во всяком случае, должен получать) отчисления по НДС, налогу на прибыль. Естественно, соразмерно возрастает цена на товар, но это уже должно беспокоить только нас с вами.
          Как хорошо быть посредником и откусывать от сделок между продавцом и покупателем себе на жизнь, многим стало ясно ещё при зарождении кооперации. Элементарно: не производить продукт, а найти готовый товар, заключить какой-нибудь комиссионный договор и продать его дороже.
         Эта простая схема не умрёт никогда, только будет усложняться в деталях, движении денежных потоков, видоизменяться в зависимости от изворотливости современного посредника обратить в свою пользу любой существующий актив, который можно перепродать, будь то остров в Черногории или недвижимость в Каннах, или права на разработку месторождений полезных ископаемых, как это делает взятая для примера одна из многих финансово-инвестиционных компаний – ИФК «Метрополь» с её руководителем Михаилом Слипенчуком. Отметим – ничего созданного своими руками.
         Практически группа «Метрополь» начала своё движение в начале века с ненамеренного приобретения М.Слипенчуком почти разорившегося завода автомобильных аккумуляторов. Осмотрелись, увидели, что существуют ещё беспризорные, нерентабельные заводы по производству той же продукции, готовые для реструктуризации активов в её отечественном исполнении – не восстановления объёмов производства и платёжеспособности завода, а наоборот, прекращения его деятельности как самостоятельного предприятия и перевода его активов в собственность новому субъекту, а по сути, их отъёма в особо крупных размерах у прежних владельцев.
          Таким вот путем был создан холдинг «Русские аккумуляторы», в котором объединились активы прежде конкурирующих 7 самостоятельных заводов. Разъедающая «настоящий бизнес» конкуренция была устранена, холдинг, который выпускает сейчас около 50% отечественных аккумуляторов, с выгодой продан. Ну, неинтересно уже стало – производство рутинно. Со слов М.Слипенчука, конечной целью ИФК «Метрополь» заведомо являлось не производство аккумуляторов: «Это не наш бизнес, мы не умеем производить аккумуляторы». Да и не масштабно.
          В 2004-2005 годах дочерние структуры ИФК «МЕТРОПОЛЬ» купили, в том числе победив в ряде аукционов, права пользования месторождением железной руды в Томской области, недрами в Республике Бурятия, содержащими 47% цинка, 24% свинца и 80% бериллия от общих балансовых запасов России. Вот богатство-то! Осталось выкопать, обогатить, выплавить ценности и будет всем счастье. Правда, как видно из сообщений в Интернете, администрация той же Томской области сетует на бездействие «Метрополя» после подписания соответствующих документов, а в Бурятии для ведения горнодобывающих работ понадобилось привлечение шведской компании. И это не удивительно, поскольку по признаниям М.Слипенчука журналу «Рынок ценных бумаг», добывать руду и производить из нее металл ИФК «Метрополь» тоже не умеет. Как же быть? Вполне по силам торговать правами на разработку недр, рекламировать себя и повышать рейтинг, чтобы создать очень благоприятное мнение у инвесторов о надежности компании, реальности планов, высокой отдаче вложений.
           Следующим этапом стратегии работы ИФК «МЕТРОПОЛЬ» становится выход на рынок первичных размещений ценных бумаг, то есть вывод активов предприятий на фондовый рынок с извлечением некоторой пользы для себя. Первичным опытом считается внешнее размещение акций четырёх предприятий.
          Край бесхозных в этом смысле активов М.Слипенчук видит в акционерных обществах, которые были изначально созданы на базе советских предприятий в результате ваучерной приватизации, а также во вновь созданных за последние 10-12 лет успешно действующих компаниях. По его мнению, эти две группы организаций почему-то остро нуждаются в выходе на финансовые рынки, в привлечении ресурсов для своего развития и повышении капитализации.
          Нет, они не рейдеры, захватывающие бизнес криминальными методами. Их цель – нажиться на разнице в стоимости акций до начала официальных торгов.
          Что же нужно, чтобы подобрать с пола отечественного бизнеса благополучное предприятие с «неразумными», по их мнению, собственниками, не видящими перспективы обращения своих ценных бумаг на биржевом рынке?
          Для начала, чтобы «коготок увяз», предложить невинное, на первый взгляд, частное размещение акций, пусть среди определённого круга покупателей, но во внешнем мире. Естественно, получить свою маржу от сделок, но доход от этого мизерный и не он является целью затеянной операции.
          Предполагается, что «жадный» владелец, увидев, что за его бумаги объявленным номиналом, скажем, в 10 рублей, кто-то не против заплатить 100 рублей, обязательно захочет открыть закрома и выпустить на рынок как можно больше своих активов. Тем самым преодолевается основной психологический инстинкт собственника, который заключается в нежелании видеть постороннего в управлении своим бизнесом и делиться с ним прибылью. Когда же «птичка пропала» и готова ради сегодняшней выгоды забыть о нежелательных для своего дела последствиях, искуситель приступает к основной стадии – публичному открытому размещению акций предприятия-мишени на рынке ценных бумаг, красиво именуемому IPO.
          Теоретически проведение IPO сулит эмитенту плюсы в виде привлечения долгосрочных финансовых ресурсов, отсутствия необходимости их возврата, расширения возможностей получения кредитов, повышения капитализации активов, даже гордости за свою причастность к миру большого бизнеса. Но, с другой стороны, эмитент «размывает» долю, приходящуюся на акцию, отдает на сторону право голоса в управлении, право на получение части прибыли. Присовокупим сюда обязанность эмитента регулярно отчитываться по стандартам Федеральной службы по финансовым рынкам, несвоевременное или ошибочное исполнение которой влечет штраф до миллиона рублей. А ведь гарантии удачного размещения, а главное, устойчивости котировок в будущем, никто не даёт.
          Что же выигрывает тот самый посредник, зачем он всё это затевает?
          Возьмём для примера схему, реализованную недавно одной из компаний перед допуском её акций на рынок.
          Допустим, номинал акции равен 1 рублю. Её соотношение с долей активов, скажем, 1:5, то есть, по выводам умеющего считать потенциального инвестора рыночная цена акции вполне может приблизиться к пятикратному увеличению.
          Эмитент на ограниченный срок пускает в продажу право на последующее приобретение акций (опцион) по цене 1 рубль и даёт возможность покупателю в этот срок зарезервировать за собой соответствующий пакет акций со скидкой 30%, т.е. по 70 копеек.
          Для тех, кто купил опцион, но вовремя не успел воспользоваться льготой, устанавливается резервирование акций по цене номинала без скидки – 1 рубль. Остальным желающим предлагается в определённый срок зарезервировать акции по 2 рубля, что, в общем, потенциально тоже выгодно.
          По-вашему, среди какой категории окажется наш инициатор-посредник?..
          Не угадали.
          Оказывается, существуют ещё так называемые «члены Окружения Совета директоров» серебряного, золотого и платинового оттенков, которым предоставлены привилегии зарезервировать акции с дополнительными скидками – соответственно по 45, 40 и 35 копеек за штуку.
          Вот оно. Конечно же, посредник войдет в список «окружения» (выберите сами, какого цвета). Даже если рыночная цена акции на торгах составит не пять, а хотя бы три номинала, все хлопоты по «раскручиванию» IPO окупятся приличной суммой.
          И нисколько посредника не коснутся последствия того, что очень всё это находится близко с не приветствуемыми уголовным кодексом способами завладения чужим имуществом, потому что в акции выражены права на распоряжение активами, получение дивидендов, получение части стоимости имущества при ликвидации акционерного общества. Совет директоров эмитента, который назначает преференции для ограниченного списка своего «окружения» в виде дисконта стоимости ценных бумаг, с большой вероятностью должен называться организованной группой, совершающей действия в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц. Если же среди «драгоценного окружения» числятся чиновники или их родственники, самая пора вспомнить о коррупции.
          Ну, а наш благодетель выкупит акции, зарезервированные за треть от номинала, продаст по рыночной цене и, оставив эмитента с кучей новых акционеров на волатильных волнах рынка, примется выводить в люди следующего «необразованного» собственника.
          Вы ещё не провели IPO?


СЕРГЕЙ ЧИБИСОВ


16.11.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015588045120239