Вестник гражданского общества

Лесные пожары: кто виноват и что делать?

          В начале августа этого года президент России Дмитрий Медведев обещал сделать определенные выводы о летних природных пожарах. «Прежде чем эти выводы будут сделаны, я еще соберу губернаторов и правительство, проведем «разбор полетов»: кто как работал, что делал», – сказал глава государства на совещании с постоянными членами Совета безопасности.
         Оно состоялось после того, как в Подмосковье дотла сгорела база ВМФ. Никаких собственных средств и сил пожаротушения на базе не было. По первоначальным данным, нашему ВМФ пожаром был нанесен материальный урон на 20 млрд рублей. Впоследствии, как всегда, комиссия минимизировала ущерб до 6 миллиардов рублей.
          В принципе это правильно. Ведь в постсоветские годы с пугающей регулярностью стали гореть у нас склады с боеприпасами и прочим военным снаряжением. А при сокрытии наших военно-имущественных потерь в мирное время враги подольше будут думать, что есть у нас еще порох в пороховницах, а не только надувные танки с резиновыми ракетами.
          Потому можно считать минимизацию ущерба на подмосковной базе ВМФ военной хитростью Анатолия Сердюкова – министра обороны России. Хотя о том, что ущерб был огромен, можно судить даже по тому, что из-за этого пожара президенту пришлось прервать работу на свежем морском воздухе в Сочи и лететь «на разборки» в задымленную Москву.
         В тот же день, когда президент встречался с членами Совбеза, премьер-министр РФ Владимир Путин встречался с жителями подмосковной деревни Моховое, которая тоже сгорела дотла от лесного пожара. В ходе этой встречи премьер принял весьма оригинальное решение, обогатившее режим ручного правления (за что ему отдельное человеческое спасибо). «Сегодня дам указание нашим ведомствам, – пояснил он суть своего экспромтного решения, – на каждой значимой площадке установить камеры видеонаблюдения, которые будут работать круглосуточно, и вывести три монитора: один – в Дом правительства, другой – ко мне домой, а третий – в интернет».
          Таким образом, у жителей сгоревших деревень, у которых домов нет, вещей нет, ничего нет, появилась возможность хоть на чем-либо выходить в интернет, чтобы в режиме онлайн следить за ходом стройки. А то до пожаров большинство из них про интернет слышали лишь краем уха.

          После радикальных решений, принятых тандемом на совещании в Совбезе и на пепелище Мохового, степень борьбы с природными пожарами достигла предела наших нынешних возможностей. Проще говоря, против огненной стихии было брошено все, чем страна располагала на тот момент для этих целей. Но этого оказалось так мало, что пришлось ждать помощи из-за рубежа. Потому что единая система борьбы с лесными пожарами, с применением авиации, которая с 30-х годов прошлого века эффективно действовала в стране, окончательно была уничтожена в тучные «нулевые». Поэтому разбор полетов следует начинать с «истребителей», уничтоживших на земле нашу единую авиалесоохрану.
          На официальном сайте авиалесоохраны можно узнать, что по своим масштабам и уровню подготовки наша служба авиационной охраны лесов до конца 90-х годов по многим показателям существенно превосходила аналогичные службы в других странах, включая США, Канаду, Китай… Еще в 80-х годах прошлого века до 85% лесных пожаров у нас обнаруживалось с помощью авиации.
          В докладе заместителя руководителя Рослесхоза Михаила Гиряева об итогах комплексной охраны лесов от пожаров в 2009 году говорится, что в последние два года сократился налет часов на авиалесоохрану до 15 тыс. летных часов. Хотя еще в 1991 году этот показатель у нас составлял 101,1 тыс. летных часов.
          Таким образом, объем работ на авиалесоохрану за прошлый год у нас не превышал аналогичные показатели в 30-х годах прошлого века, когда в нашей стране только начались первые эксперименты по обнаружению и тушению лесных пожаров с воздуха. Огромный опыт, нарабатываемый десятилетиями, передовые технологии, высококлассные профессионалы в области тушения лесных пожаров – все это вдруг стало ненужным преемникам Ельцина.
          Природные пожары наглядно продемонстрировали, какими теперь техническими и мобилизационными возможностями мы располагаем в чрезвычайных ситуациях. Сквозь плотный смог и зарева пожарищ весь мир вдруг увидел совсем другую Россию – разоренную и беспомощную.
          Несмотря на широкую международную помощь в тушении российских лесов, только с приходом дождей ситуация стала меняться в лучшую сторону. Они-то и сыграли кое с кем злую шутку. Видно, в расчете на затяжные дожди наш президент посчитал, что с природными пожарами в ближайшие дни будет покончено. И уже 20 августа он объявил: «Мы (они – Авт.) справились с этой очень тяжелой проблемой в условиях беспрецедентной погодной аномалии».
          Похоже, и Путин поверил, что справились. Так как через четыре дня он отправился в увлекательно затяжное турне по стране. Кому конкретно в Доме правительства премьер поручил вести видеонаблюдение за стройплощадками на время своего отсутствия, не сообщалось. Ну а из его дома, по всей видимости, круглосуточное видеонаблюдение за строительством жилья для погорельцев вел лабрадор Кони. Пока хозяин не вернулся с сафари.
          А в конце августа, когда москвичи под зонтиками обсуждали забавное «кинопутешествие» премьера, зачем-то через Читу, глава МЧС России Сергей Шойгу объявил уже об окончательной победе в войне с природными пожарами. С экрана телевизора он заявил: «Мы (они – Авт.) в этой войне победили. Мы победили торфяные пожары, мы победили лесные пожары, мы отстояли 4,5 тысячи населенных пунктов…»
          После триумфальной победы МЧС «недолитые» пожары развязали огненные войны в Самарской, Саратовской, Пензенской и Волгоградской области, где с природными осадками по-преж¬нему было туго. Затем на Алтай пришли «импортные» пожары из Казахстана. Таким образом, после дважды объявленной победы над пожарами с самых высоких трибун тысячи наших людей стали новыми погорельцами. Охренеть можно от таких побед!
          Потому и необходим объективный «разбор полетов» невзирая на лица. Ведь тот же Шойгу-победитель утверждает: «Те, кто обязан был отвечать за безопасность в лесах, в том числе и за пожарную безопасность, должны были утроить, если не удесятерить, системы наблюдения за пожарами в лесах. Как показывает практика, многое из этого сделано не было».
          Стало быть, нужно «огласить весь список». Чтобы страна знала, кто и как работал, что делал. И не только в этом году, но и в предыдущие годы. Так будет проще выяснить: кто еще, помимо тандема, который отвечает за все, что происходит в стране, не удесятерил и даже не утроил противопожарную безопасность? Объективный «разбор полетов», конечно же, должен начинаться с Путина. Ведь его же подпись стоит под новым Лесным кодексом, ставшим одним из источников повышенной опасности для окружающих (ст. 1079 ГК РФ) и для самих лесов. Это под его личным руководством лесная служба России как самостоятельная структура приказала долго жить. А армия лесничих, охранявшая российские леса больше двухсот лет, превратилась в армию безработных. Не понятно, какую пользу и выгоду для нашей страны принесли подобные решения и нововведения? Потому он и должен первым объяснить обществу: почему Россия, занимающая первое место в мире по запасам древесины, вдруг лишилась «государева ока» в своих лесах? При этом правительство переложило всю ответственность за сохранность лесов на плечи регионов. Хотя на сегодня только 12 регионов могут себе позволить из своих доходов раскошелиться на противопожарную безопасность. Остальные регионы – дотационные. Для них даже покупка огнетушителя – непозволительная роскошь.
          Оттого-то нам как воздух нужен объективный «разбор полетов» всего постсоветского периода. Ведь на повестке дня давно стоит вопрос выживания нашей страны в современном мире. А объективный «разбор полетов» поможет установить не только причины природных пожаров. Но и природу тех причин, по которым наша страна в своем прогрессивном развитии пол¬ностью «прогорела» за тучные годы.
          Уже октябрь на дворе. Но еще незаметно никаких результатов «разбора полетов». После которых мы вправе ожидать крупных отставок, уголовных дел, открытых судов, массовых раскаиваний, возмещений ущерба, исправительных работ на раскорчевках, лесопосадках и т.д. Словом, всего того, что происходит в демократических странах в подобных ситуациях.
          Леса-то ведь не только наше абстрактно-народное богатство, но и федеральная собственность. В правовом государстве принято отвечать за ущерб, нанесенный чьей-то собственности. И за халатное обращение с государственной собственностью в законопослушных странах ответственные лица тоже проходят через судебные чистилища.
          Поэтому затягивание «разборов полетов» по горячим следам только играет на руку правовым нигилистам, с которыми наш президент уже третий год ведет беспощадную борьбу. Так что медлить с разборками нельзя. Ведь еще в августе экологи оценивали минимальную стоимость только сгоревшей древесины и восстановительных работ в триста миллиардов долларов. По нашим же суверенно гражданским данным, площади пожаров оказываются раз в десять меньше, чем по данным Всемирного цент¬ра мониторинга пожаров. Что касается самого ущерба, то, если судить по заявлениям официальных лиц, и он в сотни раз меньше, чем у экологов.
          Еще в середине августа глава МЧС заявлял, что суммарные расходы на преодоление последствий пожаров, включая строительство домов, составили 12 млрд рублей. Хотя это тоже много и за это кто-то должен нести ответственность на самом верху. К тому же после этого заявления еще выгорело столько разного леса и добра, что в голове не укладывается. Одной пожарной технике к сентябрю был нанесен ущерб на 3 млрд рублей.
          Если учесть степень износа пожарной техники в нашей стране и ее остаточную стоимость, то ущерб на 3 млрд рублей легко представить в виде панорамы танкового сражения на «Огненной дуге». Только вместо сгоревших танков и разбитых орудий представьте себе пожарные машины и остовы мотопомп с обгоревшими стволами шлангов. Для лучшего восприятия можно и базу ВМФ в Подмосковье включить в эту панораму в виде наших тыловых потерь на «Огненной дуге». А сгоревшие деревни с человеческими жертвами – в виде косвенных потерь, географически оказавшихся в зоне огненного поражения отовсюду. Так будет проще представить натуральные объемы ущерба, нанесенного нашей стране этим летом. Ведь даже эти три сюжета из августовской панорамы, по официальным данным, тянут на 21 млрд рублей! Эта сумма почти в 10 раз превышает размер государственных субвенций на 2010 год, выделенных регионам на противодействие лесным пожарам.
          А насколько миллиардов в евродолларах сгорело древесины – никто в правительстве не считал. Никто там и не думает подсчитывать, в какую сумму нынешним и будущим поколениям обойдется восстановление сгоревших лесов, флоры и фауны. Хотя уже можно с уверенностью утверждать, что на восстановление территорий, пострадавших от природных пожаров, потребуются колоссальные деньги. С учетом же уровня нашей коррупции и примитивных трат вышеназванные расходы вырастут многократно! К примеру, в конце июля по центральным телеканалам показали, как губернатор Борис Громов перед Путиным решал устную задачку на тему: сколько нужно денег на обводнение торфяников в Московской области. По устным подсчетам Громова получилось, что «на обводнение только в Шатурском районе необходимо более 4,5 млрд рублей». При этом он добавил, что «таких районов в области пять». После чего уже Путин округлил окончательный ответ, заявив, что «всего потребуется порядка 20-25 млрд рублей». Чтобы не упустить удачный момент, тут же губернатор предложил премьеру разработать (подвести) федерально-целевую программу под освоение этих денег.
          Не прошло и двух недель после этой сцены финансовых упражнений губернатора с премьером на совещании в Коломне, как пошла вода по трубам на торфяники, а деньги по счетам. И уже к середине августа губернатор объявил, что правительство Московской области разработало проект ФЦП по обводнению торфяников. Такой оперативности проектировщиков можно только позавидовать. Правда, сама целевая программа не обременена техническими излишествами, экспертными расчетами и аналитическими выкладками. Как все гениальное – программа проста. Она нацелена на синхронное перекачивание воды из Оки на торфяники и государственных денег по частным карманам. Ну, а поскольку с определенной отметки вода опять начнет стекать по ручьям, речушкам и каналам в ту же реку, то очень быстро начнется известный в нашей природе круговорот воды и денег. Такой круговорот позволит государственно-частным партнерам в сжатые сроки отмыть на одной окской воде «порядка 20–25 млрд рублей».
          О таком сравнительно честном и невероятно легком способе отъема денег у государства даже товарищ О. Бендер в свое время не додумался!
          По-хорошему под «разбор полетов» должны попасть и авторы подобных ФЦП, и те, кто дал отмашку на перекачку воды и денег без научно-технического обоснования и соответствующих рекомендаций ученых.

          Однако необходимые тандему выводы о причинах и виновниках природных пожаров в этом сезоне оперативно изготовили подручные из «Единой России». Свое эпистолярное изделие они смастерили к открытию осенней сессии 7 сентября. Как и следовало ожидать, думское большинство утвердило специальное заявление «О ситуации, связанной с аномальными природными явлениями летом 2010 года». В народе подобные заявления называют туфтой. В конкретном случае с помощью примитивной туфты «единороссы» просто перевели стрелки с истинных виновников на региональных стрелочников, аномальную жару и Советскую власть.
          Складывается впечатление, что обыватели раньше и профессиональнее депутатов провели объективный «разбор полетов». Об этом можно судить по форумам в интернете. Это единственное информационное пространство в России, где люди еще могут свободно высказываться по тому или иному вопросу. И давать правдивую оценку событиям в собственной стране.
          С того момента, как заполыхала Центральная Россия, весь интернет буквально вскипел разумом, возмущенным действиями и бездействием властей. На сигналы высокого напряжения, идущие из глубин общества, своевременно отреагировал даже Путин. Поэтому ему впервые пришлось в каком-то смысле оправдаться перед анонимным блоггером, недовольным действиями властей в районах, охваченных пожарами. В своем ответе блоггеру Путин написал: «Справедливости ради надо отметить, что таких высоких температур в России на протяжении 140 лет, а значит, и при коммунистах, не было. И это хотя бы отчасти оправдывает власть, которая, безусловно, несет ответственность за борьбу со стихийными бедствиями, но которая впервые столкнулась с такими масштабами и таким размахом стихии». Далее премьер, предложил блоггеру вспомнить о том, «как горели леса во многих странах Европы в прошлом и позапрошлом году».
          Справедливости ради давайте и мы вспомним, как горели леса в Европе. Самые крупные пожары в последние годы бушевали в Греции. Во второй половине августа 2007 года в Греции насчитывалось до 220 пожаров. В их тушении участвовало «около 9 тыс. пожарных, 500 солдат, 1,8 тыс. пожарных автомобилей, а также самолеты и вертолеты». В том числе 25 воздушных судов из других стран.
          Согласно сводкам Федерального агентства лесного хозяйства, 4 августа 2007 года в России насчитывалось 266 лесных пожаров. На их тушении было задействовано 2601 человек, 44 воздушных судна и 529 единиц технических средств. То есть при большем количестве пожаров численность людей и технических средств, задействованных на пожарах, у нас была в 3,5 раза меньше, чем в Греции. При этом нужно учесть расстояния в Греции и России. Ведь при наличии даже меньшего количества самолетов маленькие расстояния позволяют Греции во много раз увеличить интенсивность применения авиации в тушении пожаров.
         После прошлогодних пожаров премьер-министр Греции Костас Караманлис не стал перекладывать вину за экономический кризис и пожары в стране на стрелочников, а объявил о своей отставке и о досрочных выборах. При этом нужно учесть, что его правительство не проводило вредных для своих лесов реформ.
          Ради большей справедливости давайте вспомним, как горели и наши леса в прошлом и позапрошлом году, когда не было никакой жары и засухи. Об этом можно было узнать из многолетних сводок о борьбе с природными пожарами, размещаемых ежедневно на сайте Федерального агентства лесного хозяйства. Но с 13 августа 2010 года доступ к этой информации по понятным причинам закрыт. Дело в том, что официальные сводки, размещенные на этом сайте, полностью развеивали официальную версию о том, что этим летом наша Родина горела синим пламенем из-за аномальной жары. Любой человек мог зайти на этот сайт и узнать, сколько в такой-то интересующий год и в такой-то интересующий день у нас горело лесов. Помимо количества лесных пожаров в стране и размеров пройденных огнем площадей там же можно было узнать, сколько людей, воздушных судов и технических средств на ту или иную дату были задействованы в ликвидации природных пожаров.
          До закрытия вышеназванного сайта я очень внимательного проанализировал сводки о природных пожарах за последние годы и пришел к выводу, что аномальная жара нисколько не оправдывает нашу власть. Наоборот, она ее изобличает в преступной халатности и безответственном отношении к лесным богатствам в предыдущие периоды. По сводкам видно, что даже в последние три года масштабы природных пожаров у нас были, и в разы большие, чем в это аномально жаркое лето. Проще говоря, версия Путина о том, что власть «впервые столкнулась с такими масштабами и таким размахом стихии», полностью опровергается официальными сводками. Вся же шумиха вокруг лесных пожаров этим летом разгорелась лишь потому, что на этот раз они заполыхали в самой густонаселенной части России. В прошлые же пожароопасные сезоны наши леса хоть и горели намного масштабнее по сравнению с нынешним сезоном, но далеко-далеко от Москвы, где очень низкая плотность избирателей. Такие пожары, несмотря на их губительную грандиозность, не вредят популярности правящего тандема. О них наш народ имеет такое же представление, как о жизни на других планетах. Ведь большинство населения узнает о событиях в стране из теленовостей про Путина и Медведева. Поэтому теленаселение и не может знать, что этим знойным летом у нас вообще-то выгорело немного лесов, полей и тундр. Можно сказать – ерунда по сравнению с тем, что выгорало в обычные годы, когда погода не баловала нас солнцем.
          Судите сами: в 2009 году на землях лесного фонда площади, пройденные пожарами, составили 2,4 млн гектаров. В нынешнее аномально жаркое лето, по данным Федерального агентства лесного хозяйства, на 1 июля пожарами пройдено 333 873 гектара. За тот же период в 2009 году общая площадь, пройденная пожарами, по их же данным, была в 4,1 раза больше: в 2008-м – в 4,3 раза и в 2007-м – в 1,4 раза. По состоянию же на 6 августа 2010 года общие площади, пройденные пожарами, составили всего лишь 866 743 га. Хотя на 4 августа прошлого года, когда не было никакой аномальной жары, огнем уже было пройдено 1 млн 622 тыс. гектаров. А в позапрошлом году на ту же дату – 2 млн 181,4 тыс. гектара.
          Вот это были масштабы и размахи стихии по сравнению с нынешним летом! Даже на конец августа текущего года, по данным МЧС, лесными пожарами было пройдено всего-то 1 млн 141 тыс. 841 гектаров. И ежу ясно, что за оставшиеся 4 месяца лесным пожарам не удастся «обработать» еще свыше 1 млн 200 тыс. гектаров, чтобы выйти на «сгоревшие» показатели прошлого года. О каком же тут размахе стихии можно говорить? И при чем тут аномальная жара, если при аномальной жаре, какой не было не то 140 лет, не то даже 5 тысяч лет, у нас выгорело в разы меньше лесов, чем их выгорало при обычных климатических условиях?

          Сразу возникает вопрос: почему же этим засушливым летом огонь прошелся по меньшим площадям, чем в предыдущие годы, менее благоприятные для пожаров? Ответ на этот вопрос тоже можно было найти на сайте лесного хозяйства. Из официальных сводок можно было узнать, что до этого лета с лесными пожарами у нас ежедневно боролись редкие воздушные суда советской постройки и малочисленные отряды пожарников, оснащенных кое-какими техническими средствами. К примеру, на 1 июля 2008 года в России полыхало 153 лесных пожара. На их тушении было задействовано 711 человек, 13 воздушных судов и 136 единиц технических средств. А 1 июля этого года у нас насчитывалось только 109 лесных пожаров. Тем не менее, на их ликвидацию было брошено 4953 человека, 47 воздушных судов и 1092 единицы технических средств. Чувствует разницу?
           По официальным данным Рослесхоза, 11 августа текущего года в тушении пожаров были заняты уже 14 476 тыс. человек, 56 воздушных судов и 2598 единиц технических средств. В то время как 3 августа 2009 года в аналогичных работах были задействованы 564 человека, 11 воздушных судов и 78 единиц технических средств. Ну, теперь-то чувствуете разницу? В людях – в 26 раз! В воздушных судах – в 5 раз! В технических средствах – в 33 раза!
          Что касается борьбы с лесными пожарами «при коммунистах» и «при единороссах», то их просто несерьезно сравнивать. Хотя этим летом путинский агитпроп ссылался на 1972 год, когда масштабные природные пожары тоже охватили Центральную Россию. Однако ни агитпроп, ни Путин, ни «единороссы» не говорили, что на тех пожарах у нас ежедневно было задействовано «около 360 тыс. человек, из них более 100 тыс. военнослужащих, а также до 15 тыс. единиц техники». То есть 38 лет назад на тушении природных пожаров на территории РСФСР среднее численное превосходство в людях и технических средствах по сравнению с аналогичными показателями в августе 2010 года было примерно в 24 и в 5 раз – соответственно. Хотя по количеству людей и технических средств, в том числе из других стран, задействованных на тушении наших лесных пожаров, август этого года стал самым рекордным за последнее десятилетие. Потому некорректно сравнивать наши противопожарные силы в «застойные годы» с остаточными противопожарными силами в «отстойные годы» суверенной демократии. Как некорректно сравнивать лошадиные силы с соловьиными трелями.

          Правда, нельзя сказать, что наше правительство совсем уж не думает о том, как уберечь леса от пожаров маломощными силами МЧС и силами безденежных регионов. Например, в этом году у нас необыкновенно рано начала муссироваться тема природных пожаров. Позже вице-премьер Зубков это подтвердил на селекторном совещании, заявив: «Мы в правительстве в этом году как никогда рано начали работу по обсуждению пожароопасного сезона – еще в марте на заседании Совета по развитию лесного комплекса при правительстве Российской Федерации».
          К тому же помимо раннего обсуждения пожароопасного сезона из Федерального бюджета на 2010 год было выделено 2,2 млрд рублей (около $72 млн) в виде субвенций на профилактику и ликвидацию лесных пожаров. Эти средства удалось (видимо, с помощью нанотехнологий) размазать тонким-тонким слоем по регионам.
          Для сравнения: в 2007 году на деятельность госкорпорации «Роснанотехнологии» авансом было выделено из федерального бюджета 130 млрд рублей. Это около $5,14 млрд по среднегодовому курсу, или в 71 раз больше, чем было выделено на вышеназванные субвенции. Что характерно, «свободные» казенные миллиарды «хозяева» Роснано разместили в финансовые инструменты. По-простому – пустили бюджетные миллиарды в рост, чтобы на ростовщичестве крупно «навариться». Напомню, средняя ставка рефинансирования Банка России за 2007/08 год составила 10,7%. То есть наше государство могло иметь годовой доход не меньше 13,8 млрд рублей от тех «свободных» 130 млрд рублей, если бы оно самостоятельно их разместило на кредитном рынке, хотя бы по ставкам ЦБ РФ. Таким образом, только ежегодного дохода от размещения 130 млрд рублей на нашем кредитном рынке государству вполне хватало, чтобы в семь с лишним раз увеличить финансирование профилактики и ликвидации лесных пожаров по сравнению с объемом субвенций-2010.
          Но в конкретном случае можно сказать, что скупые «преемники Ельцина» платят за природные пожары в сотни раз больше. Ведь только за первую четырехлетку Путина, по официальным данным, у нас сгорело или повреждено на корню 156,9 млн кубометров леса. Это почти на 7 млн кубов больше, чем было заготовлено древесины в первый год правления Путина. Средняя цена кубометра круглого леса за вышеназванный период составила 44,5 долл. Это смешная цена. Но и при такой смешной цене объем сгоревшей древесины за названную четырехлетку тянет на 7 млрд долларов, достаточных для финансирования профилактики и ликвидации лесных пожаров почти на 100 лет. Исходя из субвенций на 2010 год.
          За последующие 6 лет на корню и в штабелях тоже сгорело древесины не меньше. Так что за счет суммарной выручки от сгоревшей древесины за последние 10 лет вполне можно было обеспечить регионы субвенциями в вышеназванных объемах как минимум на 200 лет вперед.
          Но Центр с маниакальным упорством предпочитает сокращать финансирование на лесоохрану. Одновременно увеличивая систематические напоминания региональным «стрелочникам» об их персональной ответственности за сохранение легких планеты – без денег и средств пожаротушения.
          Судя по высказываниям того же Зубкова, «работы по обсуждению пожароопасного сезона», начавшиеся в марте, не прекращаются до сих пор. На селекторном совещании в правительстве, состоявшемся 3 июня, даже было дано поручение по обеспечению организаций, осуществляющих охрану лесов от пожара, необходимой противопожарной техникой. Также было дано указание: повысить эффективность противопожарной работы, в том числе на землях особо охраняемых территорий, заповедников; усилить контроль за использованием средств, выделенных из федерального бюджета на профилактику и ликвидацию лесных пожаров. Речь идет как раз о тех 2,2 млрд девальвированных рублей, которые после упоительно тучных лет удалось наскрести в казне на профилактику и ликвидацию лесных пожаров. Именно за ними «лесовикам» полагалось усилить контроль, чтобы в оставшиеся до крупных пожаров дни их не разворовали.
          Возможно потому обсуждение пожароопасного сезона началось столь рано, что специалисты NASA оповестили весь мир, что в лето-2010 во всем Северном полушарии температура будет только расти. По их расчетам, небывалая жара случится из-за изменения в движении теплых течений Тихого океана, способствующих возникновению климатического феномена. Следом директор Гидрометцентра Роман Вильфанд прокомментировал прогноз западных ученых относительно предстоящей аномальной жары. По его данным, лето в европейской части России ожидалось немного теплее климатической нормы. Он подтвердил, что за предыдущие четыре месяца средняя температура на нашей территории действительно приближалась к рекордно высоким значениям. Но будет ли лето-2010 самым жарким за все время метеорологических наблюдений, глава Гидрометцентра в конце мая еще не мог сказать. Потому что остатки советской системы метеонаблюдений не позволяют российским синоптикам делать точные прогнозы даже на ближайшие сутки. Так как заправляющие в нашей вертикали власти считают, что деньги, вложенные в «погоду», выброшены на ветер. Потому прогнозы о погоде у нас больше смахивают на гадание.
          Хотя давно известно, что Арктика и Антарктика являются «кухней погоды». Россия – северная страна. Пятая часть нашей территории приходится на арктический регион. В силу этих обстоятельств нам жизненно важно получать регулярную и обширную метеорологическую информацию с тех мест, где формируется климат планеты. В советские годы это хорошо понимали. Поэтому Советское государство не жалело средств на расширение и оснащение всей системы наблюдений за земной и водной поверхностью, за атмосферными слоями и полярными льдами. Для этого использовались дрейфующие станции типа «Северный полюс», различные суда, оснащенные специальной аппаратурой, космические спутники. И, конечно же, широкая сеть метеостанций.

          В свое время мне случалось неоднократно бывать на многих метеостанциях, затерянных «в белом безмолвии». Дело в том, что метеостанции зачастую были единственным местом на тысячу верст вокруг, где геологи, старатели или охотники могли заночевать, обогреться, сходить в баню. Потому я не понаслышке знал, что собой представляли метеостанции на Крайнем Севере в советский период. Со всей ответственностью могу заявить, что теперь на нашей «кухне погоды» большинство метеостанций выглядят так, как выглядят «кухни алкашей», не просыхающих с ельцинских времен.
          О судах Росгидромета, которые систематически передавали метеосводки с просторов Мирового океана, мы можем только скорбеть. Они сгинули в пучине реформ. Из всех кораблей Росгидромета уцелел один ледокол «Академик Фёдоров». Но в научно-исследовательской деятельности его теперь используют от случая к случаю. В последнее десятилетие «Академик Фёдоров» занимается в основном извозом. Катает богатых иностранных туристов в высокие широты. Развал эффективной системы метеонаблюдений в стране привел к тому, что наши метеорологи сами узнали о предстоящей жаре из средств массовой информации, опубликовавших прогнозы западных ученых.
          Но, судя по тому, что «работы по обсуждению пожароопасного сезона» начались в правительстве еще в марте, то к началу лета первые лица нашего государства, конечно же, располагали всей необходимой информацией о наступлении небывалой жары. По крайней мере, обязаны были об этом знать.
          Несмотря на ранние «работы по обсуждению пожароопасного сезона» и уже очевидное наступление жары, никто из нынешних «верховных» так и не отдал своевременного приказа о приведении страны в полную противопожарную готовность, чтобы в «час икс» во все шланги, поливалки и брызгалки встретить неминуемую засуху и лесные пожары. Невольно вспоминается весна 41-го года, когда в Кремль чуть ли не ежедневно шла информация о начале войны в ближайшие дни.
          Если же сравнивать нашу готовность к войне 41-го года и к пожарам текущего года, то просто приходишь в ужас от беспомощности современной России даже перед лесными пожарами. О какой тут боеготовности говорить?! Если даже нашему ВМФ теперь можно в одних домашних тапочках наносить колоссальный урон. Причем без единого выстрела. Для этого достаточно захудалому лазутчику всего лишь переплюнуть в сухую погоду через забор на территорию военно-морской базы непотушенный окурок. И базы нет! Таким образом, с одним блоком сигарет небольшой отряд курящих диверсантов мог этим аномально жарким летом устроить нам настоящий Пёрл-Харбор.
          На основании вышеприведенных фактов можно предположить, что если бы в это лето лесным пожарам противостояло столько же людей, воздушных судов и технических средств, сколько их в среднем противостояло в предыдущие три года, то до начала проливных дождей Центральная Россия, скорее всего, выгорела бы по Сибирь с Уральскими горами.
          Теперь сами угадайте: кто в действительности виноват в распространении природных пожаров в нашей стране до катастрофических масштабов?


НИКОЛАЙ СЕВРЮКОВ


21.10.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.014413833618164