Вестник гражданского общества

В курятнике

Из дневников Петра Ткалича

          Опять показали этот мультфильм. Добрая, чудесная сказка о гадком утёнке, где всё так плохо началось и прекрасно закончилось. А началось всё с появления утёнка в обычном курятнике. Только утёнок оказался необычным. Гадким, по мнению окружающих. Все вокруг были нормальные, а он единственный на весь курятник – ненормальный, гадкий. Но сказка, на то она и сказка, чтобы закончиться хорошо, в назидание остальным. А как бы эта история происходила в жизни, в реальном курятнике под именем Россия?
          В таком случае, отметим для себя, что в сказке Андерсена о гадком утёнке есть два ключевых момента. Первый: гадкий утёнок увидел лебедей и понял, как они прекрасны. Второй момент: спустя какое-то время он обратил внимание на своё отражение в воде, сопоставил и узнал, что он вовсе не гадкий утёнок, а лебедь – прекрасная птица. Но если лишить несчастного утёнка этих двух возможностей: видеть перед собой идеал – образ, к которому нужно стремиться, и лишить его возможности увидеть себя со стороны, то он навсегда останется гадким утёнком в собственных глазах. И сказка уже не будет иметь такого счастливого конца и станет былью.
          Кто мне скажет: где в нашем курятнике, в России, можно увидеть идеал? Тот образ, на который хотелось бы походить? В жизни едва ли с таким столкнёшься, не так уж их и много в нашем обществе. По телевизору таких тоже не показывают. То, что показывают по телевизору, рассчитано на курятник и на куриные мозги. Вторая проблема: как у нас можно увидеть себя со стороны? В засранном курятнике простое зеркало или хотя бы отражение в чистой воде – это неисполнимая мечта. Значит?
          Значит, утёнок никогда не узнает, что он лебедь. Он так и будет мучиться до конца дней, в своих собственных глазах оставаясь уродом и пугалом; а окружающие безмозглые куры будут с удовольствием показывать на него: «Гадкий утёнок! Вон идёт гадкий утёнок!». И так всю жизнь. У нас, если сказка становится былью, то она превращается в трагедию, которая никогда не превратится в фарс.
          Мы, вдвоём с женой, зашли в кабинет. Сразу, напротив двери, за столом сидела жопа с глазами, которая демонстративно игнорировала наше появление. Почему именно жопа? Я не Салтыков-Щедрин. Это он наделял своих персонажей какой никакой головой: то фаршированной, то без мозгов, то «с некоторым особливым устройством». У меня на подобное не хватает, скажем, фантазии. Говорю прямо, по-пацански, как наш нацлидер, который любит вручать медальки деятелям культуры, типа: подвесить за яйца, замочить в сортире, поковыряться (нет, не в жопе) в канализации. Публика от него в восторге. Хотя, лично я на всеобщий восторг не претендую.
          Так почему жопа с глазами? Потому что на ней не отражалось никаких мыслей, никаких чувств, никакого движения. При этом снаружи ясно различается наличие одной вертикальной извилины, которая делит нечто целое на две половинки-полушария. Два дня назад, эта же самая бесстрастная личность, назвавшись следователем, но не желая представиться, орала на меня по телефону. Требуя, чтобы моя жена явилась к нему в кабинет безо всякой повестки. Иначе он подаст во всесоюзный розыск. И почему-то настаивала на том, что повестку вручили лично мне, в руки. Повестки никакой я не получал, тем более что следователь проболтался, что её отослали совсем по другому адресу.
         И вот мы с Олей сидим смирно перед человеком, обличенным властью. На неё сейчас завели уже второе уголовное дело. По первому, о клевете на директора Рефтинской птицефабрики, суд категорично вынес вердикт: виновна. Хотя она по первому делу представила копии документов, согласно которым директор Топорков вывел с птицефабрики за последнее время 500 миллионов рублей. Это признали клеветой. Оля в ответ подала кассационную жалобу. И вот ей срочно «шьют» второе дело. Топорков снова подал в суд, желая добить её и утверждая, что она выкрала с птицефабрики оригиналы тех самых документов, которые говорили о его вине.
          Оля взяла меня с собой к следователю, на тот случай, если её «закроют» (арестуют, задержат) прямо в кабинете. Но такого не произошло. После этого я уехал на лечение. А следователь с двумя работниками ОБЭП вечером нагрянул к нам с обыском. Дома были только Оля и моя мама, которая уже второй год не поднимается после инсульта. Что испытывали женщины, когда дюжие мужики в течение нескольких часов всё вытряхивают, перетряхивают, везде лезут? Закончили они к полуночи. И, как сказала Оля, всё это время были предельно корректны.
          Я далёк от мысли обижаться на следователя. Он лишь бледная тень, отголосок того, что у нас происходит в России. Ещё в те давние времена, когда чекиста Путина выбирали президентом на первый срок, меня мучил вопрос: «Люди! Вы что делаете?» Что произошло бы в Германии, если бы после войны, в 45-ом, к власти в стране пришёл гестаповец? Тут двух мнений быть не может. Всё бы вернулось на круги своя: одна национал-демократическая партия, фашисты, «Германия превыше всего!», концлагеря, и враги. Враги вокруг. Враги внешние и враги внутренние.
        Но наш народ-богоносец с загадочной русской душой почему-то проголосовал: «Хайль, Путин!» Совкам захотелось стабильности. Теперь Путин – ум, совесть и честь нашей эпохи. Это он расплодил коррупцию. Благодаря ему суды, правоохранительные органы стали послушными и продажными. Карманная Дума набила карманы. Партия рулит, куда ей показывают. На нужных местах сидят вот такие жопы с глазами. Народ окончательно отупел и спился, смиренно и молча вымирает. Где вы, гуси-лебеди? Где те, на кого хочется быть похожими? Да нет их! Хочется крикнуть: «Не стреляйте белых лебедей!». Их и было-то мало. Теперь, похоже, совсем не осталось. Сейчас идёт параллельно отстрел чёрных лебедей: чеченцев, грузин и прочих лиц кавказской национальности.
          Оглядываюсь вокруг и поражаюсь дикости происходящего. На кого рассчитан этот сюжет: самолёт на бреющем полёте, в кабине сидит отважный чекист, нажимает на тумблер, и в горящий лес обрушивается спасительный водопад. Неужели в этом государстве остались действительно одни безмозглые курицы? И подобные документальные кадры должны убедить сомневающихся в правильности сделанного ими выбора? Не нужно быть особо умным или одарённым человеком, чтобы понять: если директор предприятия взялся за швабру и сам моет полы, то его этой шваброй гнать надо с насиженного места! Если не хватает ума организовать правильно работу – переходи в технички и тогда уже мой полы. Если руководитель – в каждую дырку затычка, значит он довёл вверенное ему производство до такого состояния, что всё вокруг сгнило и проржавело. И собственноручно затыкать образовавшиеся дыры уже поздно.
          Понимаю, что Путин показывает себя орлом в нашем курятнике. Но в курятнике самая большая должность – это петух. А орлы в курятнике не уживаются.
          Так что на следователя я не в обиде. Он простой исполнитель. Если у власти в курятнике петухи, то на местном уровне жопа с глазами – это нормальное явление, по-другому быть не может. Что меня напрягает? То, что у нас могут произвести повторный обыск. И тогда, в присутствии понятых, найдут у нас какие-нибудь улики, в шифоньере, среди белья. Первый раз пришли – положили, второй раз пришли – «нашли». Для понятых всё будет выглядеть очень убедительно.
          А ещё изъяли у нас ноутбук и системный блок. Эти глазастые жопы, прочитав мой дневник, могут вполне говорить о моей экстремистской деятельности. Да уж! Семейка подобралась: муж, старый хрыч, – экстремист. Жена – клеветница и воровка. Но всё равно прошу, хоть и не имею на это право: не стреляйте белых лебедей! И чёрных тоже! Сколько же можно? Это они курицам, с непривычки, кажутся гадкими.


ПЕТР ТКАЛИЧ


24.08.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.021375894546509